На базе, оказавшись в медбэе, он озадаченно уставился на лежащую на платформе Арси.

— Так что же — мне и правда придётся оказывать помощь автоботу? - скривился Нокаут.

— Да, — ответил Рэтчет, посмотрев на него. — Времени у нас нет. Никто тебя не тронет. Можешь быть в этом уверен.

— Хорошо, если так, — задумчиво протянул Нокаут. — Приступим.

— Да, верно. — Медбот вздохнул. — Меня беспокоит ее состояние. Удар прошел фактически возле камеры Искры.

Он включил прибор и вздохнул. Быстро вскрыв грудные пластины Арси, он осмотрел внутренние повреждения.

— Выглядит паршиво, но не всё так плохо, уж поверь, — проговорил Нокаут. — У лорда Мегатрона раны были намного хуже, однако он выжил. Что же, приступим. — И он, ещё раз оценив фронт работ, принялся запаивать повреждённые проводки, сочленения и микросхемы.

Посмотрев на него, Рэтчет фыркнул, но ничего не ответил.
Лечение прошло быстро. Когда все было закончено, он посмотрел на приборы и облегченно вздохнул.

— Спасибо за помощь. — Он взял флешку и протянул Нокауту. — Твоя награда.

Тот осторожно взял её, повертев в когтях.

— Я остался единственным из десептиконов... — Его голос дрогнул. — И всё из-за вас!

— У тебя был выбор, Нокаут. Ты выбрал сторону зла. Это не вина автоботов.  — Рэтчет прикрыл оптику. — А теперь уходи. Тебя никто держать не будет.

— Я выбрал сторону тех, кто сильней, тех, за кем правда! — яростно прошипел медкон. — А вы меня всего лишили!

— И теперь ты остался один. В чём была ваша сила? В убийстве невинных автоботов? Среди них были феммы и спарки, которые ничего не сделали, а вы просто так убили их! — крикнул Рэтчет и гневно посмотрел на него.

— Это издержки войны, — глухо проговорил Нокаут. — Если бы Оптимус отверг выбор Сената и настоял на том, чтобы лидером стал Мегатрон — войны бы не было.

— Ты неправ! Мегатрон всегда жаждал войны! — прокричал автобот и сжал кулаки. — А теперь убирайся!

— Ты его не знал!  — вскинулся Нокаут, но почти сразу же сник. — Мне уже незачем бороться... — сдавленно проговорил он и медленно поплёлся прочь.

— Постой, — сказал Рэтчет. — Ты же врач. Неужели ты не знал о родстве своего лидера и Оптимуса?

Нокаут замер и медленно развернулся, пребывая в глубоком шоке.

— Чт-то?..

— Видимо, не знал. — Автобот вздохнул. — Мегатрон, похоже, не хотел распространяться об этом.

— Я бы на его месте тоже не стал рассказывать всем вокруг о таком позорном факте, — фыркнул Нокаут.

— Когда Мегатрон пострадал при взрыве энергонной шахты, вы даже не поинтересовались, жив ли он, — сказал Рэтчет. — И это твоя преданность? Не говори мне о позоре!

— Я искал его! — зарычал Нокаут. — Но у меня не получилось пробраться через завалы, к тому же кристаллы энергона глушили сигнатуру Мегатрона. А вот Старскрим, к слову, всячески саботировал поиски.

Рэтчет вздохнул, подошел к Нокауту и взял его за манипулятор.

— Ты остался один. Мегатрон страдал от ненависти к своему брату. Ты же не такой, как они.

— Хочешь, чтобы я присоединился к автоботам? — Нокаут был в шоке от такого предложения.

***

Смоукскрин наконец-то успокоился и решился выйти из своего отсека. Покинув его и пройдя некоторое расстояние по коридорам, он увидел убитую Эйрахнид. Непроизвольно дёрнувшись, автобот поспешил на поиски товарищей, дабы убедиться, что с ними всё в порядке. Кроме того, ему было стыдно из-за своего неконтролируемого страха, из-за которого он вот так бесславно удрал с поля боя и спрятался, пока остальные разбирались с десептиконшей.

Поскольку найти хоть кого-нибудь никак не получалось, Смоук решил проверить медбэй - Рэтчет почти всегда на месте и сможет ввести в курс дела. Зайдя туда, он увидел, что вся команда и впрямь собралась там, но при этом Арси лежала на платформе в явно оффлайновом состоянии, а рядом с Рэтчетом стоял Нокаут.

— Что за??.. — потрясённо выдохнул автобот. — Что здесь происходит?? Арси цела? И что этот десохлам здесь делает?! — Он с негодованием и яростью посмотрел на медкона.

Рэтчет посмотрел на него и произнёс:

— Арси будет функционировать. Нокаут помог спасти её. И... я полагаю, он заслужил шанс присоединиться к автоботам.

— Оптимус бы одобрил это, — произнес Джек, немного успокоившись. — И я тоже.

— Какой из него автобот? — возмутился Смоук. — Он предаст нас при первой же возможности!

— Это было бы возможно, если бы Мегатрон был жив, — уязвлённо прошипел Нокаут. — Но он дезактивирован, так что мне нет смысла сопротивляться.

— Пусть так, — глухо произнёс Оптимус, медленно войдя в медицинский отсек. — Я согласен.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Дарби, посмотрев на него.

— Немного лучше.

— Оптимус! — Смоукскрин несказанно обрадовался при виде командира. — Всё в порядке? Эйрахнид не навредила тебе?

Нокаут же непроизвольно попятился — он побаивался лидера автоботов.

— Всё хорошо, — ответил Прайм и улыбнулся. — Я больше за наших земных друзей волновался. Я не ранен.

— С нами тоже всё в порядке, — прошептал Джек. — Только испугались.

— А вот Арси... — прошептал Балкхэд. — Она готова была пожертвовать собой, чтобы спасти тебя и детей.

— Знаю. — Оптимус вздохнул. — Она спасла нас.

Смоук замялся, отводя взгляд — жгучий стыд за свой страх и бегство с новой силой нахлынул на него.

— Простите...

— Все хорошо, — сказал Оптимус и медленно подошёл к нему. — Я бы тоже убежал. Твой страх был оправдан.

— Ты тоже боялся её? — удивился Смоукскрин — он был уверен, что Прайм никого не боится.

— Немного, — признался он. — Звание не столь важно.

Оптимус повернулся и посмотрел на Нокаута.

— А чего боишься ты?

— Тебя, — выдал тот, стараясь держаться поближе к Рэтчету.

Прайм подошёл к нему и посмотрел в оптику.

— И чем же я так страшен? — спросил он.

Нокаут панически дёрнулся, с трудом сдерживаясь, чтобы не броситься прочь, куда окуляры глядят.

— Ты... Прайм...

Оптимус взял десептикона за манипулятор и улыбнулся.

— Я такой же, как и остальные. Звание ничего не значит.

Медкон вздрогнул при виде того, как его манипулятор был обхвачен более мощным манипулятором лидера автоботов, но вырываться не стал и постепенно успокоился.

— Он и правда останется? — удивился Смоукскрин.

— Да, — сказал Оптимус, посмотрев на него. — Наш юный Прайм тоже согласен.

Джек взглянул на него и рассмеялся.

— С меня хватит лидерства. Я лучше буду просто помогать тебе, Оптимус.

— Человек - заместитель Прайма... — ошарашенно пробормотал Нокаут. — Мой мир не станет прежним.

— Это было мое решение, — ответил Оптимус, посмотрев на него. — Тебе выделят отдельный отсек рядом с Рэтчетом. Он присмотрит за тобой.

— Я не против... Одному мне было бы страшно, — сознался медкон.

— Здесь тебя никто не тронет, — Прайм отпустил его манипулятор и развернулся. — Мы не такие, как десептиконы.

— Это так, — ответил Рэтчет. — А через несколько земных дней мы вернёмся на Кибертрон.

— А пока что отдыхайте, — отдал распоряжение Оптимус.

— Много придётся на Кибертроне восстанавливать, — печально проговорил Нокаут. — Рэтчет, покажешь мой отсек?

— Конечно, — ответил медбот. — Иди за мной.

Он направился по коридору к одному из свободных отсеков, изредка поглядывая на Нокаута.

Отсек десептикону понравился — светлый, уютный, можно расположиться, как захочешь. Так что дожидаться возвращения на Кибертрон будет комфортно.

— Располагайся, — сказал Рэтчет и улыбнулся. — Мой отсек совсем рядом. Если понадоблюсь, зови меня.

— Ага, — кивнул Нокаут, с удобством располагаясь на платформе.