Будучи оживлённым Юникроном, Мегатрон поначалу был очень даже рад — у него было больше сил и способностей, он смог бы, наконец-то, добить автоботов — в особенности Прайма! — и создать десептиконскую империю. Вот только он совершенно не учёл, что Юникрон имеет свои планы, что дела ему нет до всяких империй, и, что самое главное, что Юникрон, оживляя его, не стал ограничиваться просто воздействием своей энергии, а просто взял, да и вселился в его корпус. Конечно же, Разрушитель проявил себя не сразу: он позволил Мегатрону повоевать с автоботами, но затем жёстко и неотвратимо проявил свою волю, собираясь сделать то, ради чего всё это затеял, а именно - отправить армию террорконов к Ядру Кибертрона, чтобы, отравив его тёмной энергией, раз и навсегда уничтожить Праймаса.

Однако Мегатрона такой расклад совершенно не устраивал — он хотел править Кибертроном, возродить его величие, а не губить его. Тогда-то Юникрон и проявил силу, и Мегатрон ещё никогда не был в таком ужасе и бессильной ярости — запертый в собственном сознании, беспомощный, не могущий взять под контроль собственный корпус и подвергающийся безжалостным пыткам энергетическими разрядами и, что ещё хуже, жуткими видениями. Тогда-то он и познал истинную суть тирании, вынужденный безвольно и с отчаянием наблюдать, как Юникрон, полностью взявший его собственный корпус под контроль, ведёт войско предаконов-террорконов прямиком к спуску к Ядру Кибертрона, а затем сражается с Праймом и его автоботами, готовыми погибнуть, но не дать окончательно погубить Праймаса. В тот момент Мегатрон очень хотел бы им помочь, но не мог, намертво скованный мощью Юникрона.

Слабая надежда у него зародилась, когда двоим из автоботов удалось удержать подконтрольный Юникрон корпус сильным магнитным полем, дав, тем самым, возможность Прайму улететь вместе с Флаконом Великой Искры к Ядру, а затем вернуться. Сражение возобновилось, но вскоре автоботам вновь удалось воздействовать магнитным полем, и Прайм, раскрыв Флакон, поднёс его ближе.

— Сдавайся, Юникрон, — спокойно произнёс он.

Надежда, угасшая было, вспыхнула с новой силой. Неужели у него и правда получится?

"Ну же, Прайм! Освободи меня!" — с отчаянием мысленно воскликнул Мегатрон, и в следующий миг ощутил, как путы тёмной энергии ослабевают, а контроль над корпусом понемногу возвращается.

Судорожно дёрнувшись, он рухнул на поверхность планеты, уже не видя, как Оптимус надёжно закрыл Флакон с затянутой в него сущностью Юникрона.

...Очнулся лидер десептиконов от того, что Старскрим что-то верещал у него над аудиодатчиком. Болезненно зарычав, Мегатрон потёр виски и, медленно поднявшись, недовольно фыркнул:

— Чего орёшь? И так проц раскалывается.

— Мой Лорд! Мой Лорд, Юникрон побеждён! — восторженно кричал Старскрим, подпрыгивая на месте. — Теперь вы можете беспрепятственно создать десептиконскую империю!

Мегатрон мрачно посмотрел на него. Раньше такой энтузиазм его, пожалуй, и порадовал бы. Но теперь, после пережитого... Хватит с него.

— Нет.

— Ч-что? — Старскрим растерянно уставился на него.

— Я сказал — нет. Хватит с меня тирании! — жёстко отозвался Мегатрон и, развернувшись, трансформировался и взлетел, отправляясь прочь — сейчас он совершенно не желал никого ни видеть, ни слышать.

...Разогнался он серьёзно, потому оказался на одной из лун Кибертрона спустя всего чуть меньше джоора. Перейдя в меха-форму, Мегатрон задумчиво прошёлся по выступу, на который опустился, и сел, размышляя о произошедшем. Казалось бы, совсем недавно он жаждал безраздельной власти и тирании над всем Кибертроном и Землёй, а в идеале — Галактикой, но теперь, когда он побывал в плену Юникрона, испытал на себе его мощь и стал свидетелем того, как едва не погиб Праймас, он больше даже слышать ничего не хотел ни про какую тиранию, осознав её истинную суть. Более того, хоть вслух Мегатрон и не был пока готов признаваться, но и желание убивать Прайма резко поуменьшилось после того, как тот фактически освободил его, не говоря уж о спасении Кибертрона.

Из мыслей его вырвал странный шипяще-стрекочущий звук, и Мегатрон резко вскочил, развернувшись и обнажив клинок — и весьма вовремя: перед ним стояли сразу трое инсектиконов, смотревших на него с ярко выраженным хищным интересом. Что-то в их облике было не так, но десептикон пока не понимал, что именно - до того мгновения, пока один из них с боевым кличем не набросился с совершенно чётким намерением вцепиться в энергомагистрали.

Мегатрон выстрелил в упор два раза подряд, и инсектикон разлетелся на части. Однако тут же набросились оставшиеся двое противников, зловеще оскалившись, а выдвинувшийся у каждого из них между дент фиолетово-чёрный шланг, оканчивавшийся, в свою очередь, веером дент-лезвий, заставил Мегатрона осознать, что он имеет дело с террорконами. Победив и этих двоих и отделавшись несколькими незначительными царапинами, Мегатрон собрался было вернуться на Кибертрон, как вдруг услышал целый хор инсектиконьих воплей, а после — вкрадчивый голос:

— И куда же ты так спешишь, мм?

— Эйрахнид! — яростно зарычал он. — Спускайся!

— С радостью, — буквально промурлыкала она. — Мне не терпится отведать твоего энергона! — Она усмехнулась и на миг продемонстрировала между губ точно такой же клыкастый шланг, как и инсектиконов.

"Вот шлак!" — было последней мыслью Мегатрона перед тем, как вступить в ожесточённый бой, главным в котором было не просто выжить, но и не дать себя покусать.

...Спустя три джоора всё было кончено — скалистое плато было сплошь усеяно ошмётками корпусов инсектиконов и, что немаловажно, их предводительницы. И бой этот дался Мегатрону очень нелегко — его корпус был изранен ударами мощных когтей этих тварей, и часть ран были весьма серьёзными. Он хрипло и прерывисто вентилировал, дрожащим манипулятором опираясь о скальный выступ и стараясь прийти в себя, а затем судорожно закашлялся, согнувшись и сплюнув энергон.

"Кв-винт... Не хватало ещё дезактивнуться здесь... Нет уж, только не здесь! Не рядом с вот этими!" — собравшись с остатками сил, Мегатрон трансформировался и полетел к Кибертрону.

Когда уже можно было опускаться на поверхность, силы окончательно оставили его, и он, неосознанно вернувшись в меха-форму, рухнул без чувств, даже не подозревая, что оказался неподалёку от территории предаконов. А те как раз облетали свои территории, проверяя, нет ли чего подозрительного и заодно разминая крылья.

— О, Скай, глянь — что это там? — произнёс Даркстил.

— Где?

— Во-он там, внизу, валяется. Давай посмотрим?

— Давай.

Они опустились рядом с заинтересовавшим их объектом, плавно переходя из драконоформ в форму механоидов.

— Дарк, эт чё — Мегатрон?? — Скайлинкс был здорово озадачен.

— Ого, и правда! Ну, ничего себе! Что он здесь забыл?!

— Мне интересно ещё, чего он такой потрёпанный...

— Да какая разница?! Убьём его, и дело с концом! — Даркстилу не терпелось покончить с принёсшим им столько неприятностей десептиконом.

— Ты прав, — ухмыльнулся Скай, и они приблизились к бессознательному Мегатрону, прикидывая, как лучше всего будет с ним расправиться.

***

Исследуя местность на наличие оставшихся десептиконов, Арси с Балкхэдом заметили предаконов.

— Что это там? — спросила фемка.

— Стоит проверить, — проговорил крушитель.

Автоботы на огромной скорости рванули в их сторону. Заметив Мегатрона, Арси трансформировалась и начала резко стрелять. Но не по бывшему лидеру десептиконов, а по предоконам. Тоже трансформировавшись, Балкхэд активировал оружие и начал ей помогать.

— Оставьте его в покое, — проговорила автоботка. — Война давно окончена. Мегатрон больше не опасен. Убирайтесь отсюда.

— Эй, ты что творишь! — возмутился Даркстил. — Мы имеем полное право его прикончить!

— Вот-вот, — поддержал его Скайлинкс. — И вообще — радовались бы, что вам манипуляторы пачкать не придётся, потому что мы сами всё сделаем. Тем более, он всё равно не жилец, — фыркнул он, бросив мимолётный взгляд на израненный корпус десептикона.

— Я сказала: оставьте его в покое! — воскликнула Арси. — Вам заняться нечем? Лучше бы помогали восстанавливать Кибертрон, вместо того, чтобы опускаться до уровня десептиконов! Или вы хотите развязать новую войну?!

— Ну нет, новой войны точно не надо! — перепугался Дарк.

— Да уж, это точно... — смущённо произнёс Скайлинкс. м Мы тогда и правда на стройку лучше полетим. А его сами, выходит, добить хотите?

— Пока не знаем, — ответила автоботка, деактивировав оружие. — Но решать что-то надо.

— Так, ребят, вам пора, — грозно проговорил Балкхэд.

— Ага, мы уже уходим! — Оба предакона перекинулись в драконоформы и улетели, энергично работая крыльями.

Мегатрон по-прежнему был без сознания. Посмотрев на него, Арси вздохнула и сказала:

— Заберем его на базу. — После чего связалась с Рэтчетом: — /Док, нужен мост. И... Готовьте с Нокаутом медблок. У нас тут необычный гость./

/— Принято, сейчас всё будет,/ — ответил Рэтчет, и обратился к Нокауту: — Готовь инструменты — Арси сообщила, что сейчас кому-то помощь понадобится.

— Хм, интересно, это кому же? — озадачился заинтригованный Нокаут и принялся подготавливать всё необходимое.

Рэтчет же прошёл к панели управления и опустил рубильник, раскрывая энергетическую воронку.

Подхватив Мегатрона, Арси с Балкхом вошли в мост.

— А вот и мы, — проговорила автоботка, оказавшись на базе.
После чего они положили Мегатрона на ремплатформу.

— Мегатрон?? — хором потрясённо воскликнули Рэтчет с Нокаутом.

— Но... как? — Алый гонщик был безмерно удивлён. — Откуда вы его притащили?

— Да, Смоукскрин и Магнус будут не в восторге... Да и Бамблби, пожалуй, тоже, — задумчиво протянул Рэтчет. — Ладно, разберёмся с этим после.

И они, взяв нужные инструменты, занялись своим делом, запаивая разорванные магистрали и проводку, выправляя покорёженные платы и сегменты и приводя в порядок пострадавшую броню. В итоге заняло всё это почти три джоора, и теперь оставалось лишь ждать, пока Мегатрон очнётся.

— Когда остальным сообщать будем? — проговорил Нокаут, неспешно и с чувством выполненного долга полируя коготки.

— Как только вернутся, — сказал, подойдя ближе, Оптимус. — Как он?

— Угрозы жизни нет, но он потерял много энергона, — объяснил Рэтчет.

— Арси, Балкхэд, у меня для вас новое задание, — проговорил лидер автоботов.

— Увольте, — махнула манипулятором фемка. — Мы принесли его сюда. Энергоном пусть кто-то другой занимается.

— Согласен с Арси, — проговорил крушитель. — Эта гнида столько наших убила. Нужно было оставить его там.

— Но ведь вы потом не смогли бы считать себя автоботами, — сказал Нокаут. — Наверно.

— Кого оставить? — раздался голос Бамблби.

Рядом с ним с мрачным видом стоял Смоукскрин, которого разведчик заботливо притащил на плановый техосмотр.

— Мегатрона, — буркнул Балкхэд. — Ладно. Я принесу. Док, организуешь мост?

— Конечно. — Рэтчет открыл мост, предоставляя Балкхэду путь, а когда тот ушёл, Смоукскрин отмер и возмущённо воскликнул:
— Что эта тварь здесь делает?!!

— Мы спасли его от предаконов, — холодно ответила Арси.

— Он останется здесь, пока не окрепнет, — проговорил Оптимус. — Война закончилась. Мегатрон нам не опасен.

— Ну и кто вам мешал его убить?! — яростно выкрикнул Смоукскрин. — Зачем было тащить его сюда?? Я... Да я сам его прикончу в таком случае!

— Не позволю, — сказал лидер автоботов, взглянув на воина. — Мы не такие, как десептиконы. И ты это знаешь. Мы не убиваем ради достижения собственной цели. Мегатрон останется здесь. Это мое решение.

— Ты слишком доверяешь ему! Как только он наберётся сил, то сразу нас всех уничтожит. Как ты этого не понимаешь?? — в отчаянии воскликнул тот.

— Взгляни на него, Смоукскрин. Кого ты перед собой видишь?

— Подлого убийцу и зачинщика войны, — мрачно произнёс гонщик.

— А если хорошенько подумать и забыть о том, что было в прошлом?

— Я его ненавижу, Оптимус! — вскинулся Смоукскрин. — Даже не пытайся меня переубедить. А уж отомстить я найду возможность, будь уверен.

— И какова твоя причина? — спокойно спросил Прайм.

— То, что он начал войну и погубил множество наших! — воскликнул Смоук. - Очень странный вопрос, Оптимус.

— Это обычный вопрос, — ответил лидер автоботов. — Никто не тронет его. Тем более, что война закончилась. А разжигать новую я не хочу.

— Может, тебе и всё равно насчёт жизней всех павших, — прерывисто вентилируя, с болью произнёс гонщик, — но мне — нет. Мегатрон за всё заплатит! — Он активировал обе лазерные пушки и метнулся к платформе с намерением пристрелить Мегатрона.

Посмотрев на автобота, Оптимус хмыкнул и, закрыв собой Мегатрона, проговорил:

— Тогда сначала убей меня.

— Чего-о?? — выпал в осадок Смоукскрин. — Я не стану этого делать!

— Оптимус, перестань! Что на тебя нашло?! — воскликнул вышедший из ступора Бамблби. — Я его прекрасно понимаю, знаешь ли!

— Никто его не тронет! — ответил Оптимус. — Я не потерплю убийства. Даже если это Мегатрон.

— /Рэтчет, — послышался голос Балкхэда по внутренней связи. — Энергон у меня. Организуешь мост?/

/— Отлично, Балкхед!/ — облегчённо выдохнул Рэтчет, открывая портал. — /Иди сюда скорей, а то тут такое творится.../

— Предатель, - хмуро бросил разозлённый Смоук.

— Предательством будет убийство! — ответил Прайм. — Подобного от своих воинов я не потерплю.

— Что у вас здесь происходит? — спросил крушитель, выйдя из моста.

— Оптимус не позволяет добить Мегатрона! - возмущённо доложил гонщик. — Балкхед, может, хоть ты этого добьёшься!

Автобот всучил Рэтчету энергон.

— С удовольствием, — сказал он. — Прайм, отойди. Он должен быть уничтожен.

— Никогда, — ответил лидер автоботов. — Рэтчет, энергона хватит?

— Да, сойдёт, — кивнул медик, подготавливая энергокапельницу.

— Оптимус, он убьёт нас всех, как только очнётся! — с отчаянием произнёс Би. — Как ты не понимаешь??

— Не убьет! Он уже не тот, кем был раньше! Посмотрите на него! Я вижу перед собой отчаяние! Разве не видно?! Никто не уничтожит его! А кто попытается, будет автоматически считаться предателем! Я все понимаю! Убитых уже не вернуть! Но уничтожив Мегатрона, мы станем такими же, как и он! Нет! Он встанет на путь искупления! Сейчас он никому не опасен! В тот джоор я увидел перед собой не врага, а душу, которая не знает, что ей делать! Поэтому... Мегатрон будет жить!

В медотсеке повисла оглушительная тишина, нарушаемая лишь слабым гудением приборов, подключённых к корпусу Мегатрона для считывания его жизненных показателей, в частности - уровня энергона. Смоукскрин, Бамблби и Балкхед ошеломлённо смотрели на Прайма, потрясённые его речью. Переглянулись и снова замерли, не зная даже, как и реагировать. Затем так же молча покинули медотсек, обдумывая произошедшее, а Смоук к тому же мысленно, где-то на периферии сознания, радовался, что избежал техосмотра.

— Дааа, дела, — впечатлённо протянул Нокаут. — Отличная речь, Оптимус. Думаю, они теперь нескоро сунутся с попытками убить его.

— Как знать, — хмыкнул Рэтчет. — Но, возможно, что и нескоро. Хотя бы потому, что с очнувшимся Мегатроном им будет сложнее справиться, чем с оффлайновым.

— Это верно, тем более, очнётся он скоро — энергона Балкхед принёс много, — согласился Нокаут.

...Прогноз Нокаута оказался верным — Мегатрон вернулся онлайн в этот же орн. В медблоке в этот момент как раз никого не было: Нокаут отпросился на гонки, а Рэтчета срочно вызвали на одну из строительных площадок — кто-то из рабочих умудрился повредить манипулятор.
Он осторожно приоткрыл оптику и замер, медленно озираясь. Медотсек был незнакомым — у десептиконов такого точно не было.

"Неужели автоботский медотсек?" — мысленно удивился Мегатрон. — "Странно..."

Он осторожно сел на платформе и заметил, что к корпусу тянутся проводки, в том числе — и энергоновой капельницы. Постепенно отсоединив всё это, Мегатрон поднялся и направился к выходу из медотсека - ему хотелось разобраться в происходящем.

— Неужели Оптимус действительно верит, что Мегатрон может измениться?! — возмущался Смоукскрин, идя по коридору вместе с Бамблби.

— Не знаю даже... Я сам не в восторге от того, что Мегатрон здесь — ты ведь знаешь, что он фактически убил меня, и, если бы не падение в киберматерию, меня бы здесь не было, — проговорил тот.

— Вот именно! У тебя даже ещё больше, чем у меня, причин его ненавидеть!

— Разве я спорю? Просто не знаю, что делать-то теперь, — ответил Бамблби.

— А я знаю! — воинственно заявил Смоук. — Вернёмся и прибьём его! Как раз, пока Оптимуса там нет.

— Уверен, что это хорошая идея? — внезапно засомневался Би.

— Ну, если не хочешь — не иди. Сам управлюсь, — проворчал Смоукскрин.

— Нет уж, я с тобой! — решительно произнёс Бамблби. — Хотя бы прослежу, чтобы никто врасплох не застал.

— О, вот это другое дело! — воодушевился Смоук.

Едва они свернули за угол, как чуть не столкнулись с шедшим по коридору, придерживаясь за стенку, Мегатроном.

— Попался! — прошипел Смоукскрин, активируя оружие.

Мегатрон бросил на него быстрый взгляд, вскинул было пушку и со стоном упал на колени, сжав виски — у него резко закружилась голова.

— Тебе конец! — Смоук не растерялся и подошёл вплотную, собираясь, наконец, прикончить его и отомстить за всё содеянное.

— Стой, здесь Оптимус! — воскликнул Бамблби.

— Что? — недовольно отозвался Смоукскрин, уже приставивший было оружие к шлему Мегатрона, и обернулся, и впрямь встретившись взглядом с Праймом.

— Что здесь происходит? — спросил Оптимус, недовольно посмотрев на Смоукскрина. — Убери оружие. Решил ослушаться приказа?

Смоук мрачно глянул на него, но подчинился.

— Прости, Оптимус. Я надеялся, что у меня получится.

Бамблби лишь развёл манипуляторами.

— Не успели мы, как видишь.

— Вижу, — ответил Прайм более спокойным голосом. — Идите к себе. Поговорим о случившемся потом.

— Хорошо, — расстроенно отозвался Смоукскрин. — Идём, Би. Попытка провалилась.

— Ничего, — попытался ободрить его разведчик, — может, ещё всё получится.

Вскоре они ушли.

Опустившись рядом с Мегатроном, лидер автоботов спросил:

— Как себя чувствуешь?

— Голова кружится, — тихо проговорил тот. — Почему... почему ты спас меня?

— Потому что я не из тех, кто бросает кого-то в беде. Встать сможешь?

Мегатрон озадаченно посмотрел на него - похоже, он совершенно не ожидал, что сам Оптимус Прайм не просто не захочет его гибели, но ещё и озаботится спасением его жизни.

— Думаю, да. — Оперевшись о плечо Прайма, он медленно поднялся и, пошатнувшись, едва не упал, но всё же сумел удержаться на ногах. — Шл-лак... Ненавижу быть слабым.

В ответ Оптимус лишь слабо улыбнулся. Вернувшись обратно в ремблок, он помог Мегатрону сесть и, опустившись рядом, посмотрел на бывшего врага.

— Что с тобой произошло? — поинтересовался он.

Тот прерывисто провентилировал, потерев ладонями фэйсплет в попытке хотя бы так прекратить головокружение.

— Когда с Юникроном было покончено, я вообще хотел убраться от всех подальше... Не мог никого видеть и слышать после того, что едва не произошло... Ведь Юникрон именно мой корпус выбрал, чтобы вселиться и попытаться уничтожить Праймаса. А почему? Всё потому, что я открыл ему дорогу, когда стал пользоваться тёмным энергоном. Я запятнал свою Искру и стал... доступен для Юникрона.

Он тоскливо посмотрел на Оптимуса.

— Я хотел повелевать Кибертроном и Землёй, в дальнейшем — всей Галактикой, но я не желал гибели Кибертрона! — в отчаянии воскликнул он. — А вот Юникрону именно это и было нужно. Ты не представляешь, каким виноватым я себя чувствовал, когда, наконец, освободился... — Мегатрон тяжело провентилировал. — Я улетел на одну из лун, хотел побыть один, а в итоге нарвался на стаю инсектиконов во главе с Эйрахнид. Они все были террорконами и жаждали моего энергона. Пришлось прикончить их всех. Не волнуйся, меня не покусали, — горько усмехнулся он, — так что террорконом не стану. Но им и когтей хватило, чтобы чуть не убить меня. Только вот дезактивироваться рядом с этими тварями совсем не хотелось, и я полетел обратно. Но дальше - ничего не помню... Только уже как очнулся здесь, в медбэе. — Мегатрон заинтересованно посмотрел на Прайма. — Как ты меня нашёл?

— Тебя нашёл не я, — ответил Оптимус, — а Арси с Балкхэдом. Они буквально вырвали тебя из манипуляторов предаконов и притащили сюда. Сейчас тебе нужен отдых, Мегатрон.

— Они решили спасти меня? — Мегатрон был искренне удивлён. — Но почему?

— Чтобы не развязывать новую войну. Хотя им это решение далось с трудом. И без особого желания.

— Не сомневаюсь, — грустно усмехнулся Мегатрон. — Похоже, ты единственный, кто не хочет меня убить.

— Это так, — ответил он. — Тебе бы отдохнуть. Я побуду здесь.

— Останься, прошу, — неожиданно для самого себя попросил его Мегатрон. — Не хочу, чтобы на меня снова напали. Я сейчас не в лучшей форме.

— Я не уйду, — повторил он. — Ни сейчас, ни потом, — Прайм слабо улыбнулся. — Так что... Можешь быть спокоен.

— Спасибо, — с искренней признательностью произнёс Мегатрон, устало посмотрев на него, и лёг на платформу, понемногу уходя оффлайн.

***

...Хлёсткий удар энергией охватил его корпус, заставив беспомощно сжаться.

— Ты в моей власти, ничтожество! — загрохотал голос Юникрона. — Сколько раз мне нужно вбивать в твой ржавый проц, что ты — в полной моей власти?!

— Я... никому... не подчиняюсь... — сдавленно прохрипел десептикон.
— Твой корпус полностью подконтролен мне! — Оптика Юникрона вспыхнула нестерпимо ярким фиолетовым свечением, и сознание Мегатрона заполонило множество кошмарных видений об участи Кибертрона и его самого.

— Нет... Нет!

***

Он вскинулся на платформе с отчаянным криком и замер, прерывисто вентилируя и панически озираясь, стараясь успокоиться и осознать, что сущность Юникрона надёжно заточена во Флаконе, прежде содержавшем Великую Искру, и теперь не вырвется никогда и, соответственно, ни ему, ни Кибертрону больше ничего не угрожает.

— Здесь никого нет, — сказал Оптимус, положив манипулятор ему на плечо. — Это был лишь сон. Все хорошо. Я рядом.

Он посмотрел на Мегатрона и улыбнулся. Во взгляде Прайма читались тепло и забота. И еще что-то... Любовь? Оптимус боялся себе в этом признаться. Он страшился этого чувства. Любовь... Он не мог поверить. Прайм... испытывал чувства к бывшему врагу. Ему хотелось прямо сейчас обнять Мегатрона, поцеловать такие желанные губы, ощутить тепло его манипуляторов...

— Юникрон... Я боюсь его! — признался Мегатрон. — Я знаю, что он заперт, но это сильнее меня... — Он зажмурился, непроизвольно вздрагивая — слишком сильны были воспоминания о невозможности управлять своим корпусом, о том, что пришлось ему видеть и испытывать.

— Не бойся, — отозвался Оптимус и осторожно обнял его. — Юникрона тут нет. Только я. Ты можешь мне довериться. Я не позволю никому тебя тронуть. Даже прошлому. Ты под моей защитой.

Мегатрон ошарашенно раскрыл оптику. Он знал, конечно, что у Оптимуса есть свои принципы, но всё никак не мог привыкнуть, что тот готов защитить его, несмотря на войну и множество дезактивов. Мегатрон неуверенно, словно не верил, что делает это, обнял его в ответ и даже прижался щекой к плечу - так ему было спокойнее.

— Вот так, — тихо проговорил лидер автоботов. — Здесь ты в безопасности. Я всегда буду рядом... Всегда защищу тебя.... Я... — Он занялся, не решаясь признаться. — Есть один мех... Я давно испытываю к нему чувства, но боюсь признаться... Сейчас не самое подходящее время, но... Этот мех ты... Поэтому я никому не позволю навредить тебе...

Похоже, это был орн неожиданных открытий и откровений. К такому повороту Мегатрон совершенно точно не был готов. Нет, его не отталкивало признание Оптимуса, однако это было совершенно точно неожиданным. Когда-то они были друзьями, потом, гораздо большее по продолжительности время, — заклятыми врагами, теперь же и вовсе ситуация непонятная, и он не знал, как быть.

— Ты... Хочешь сказать, что любишь меня? — проговорил он, слегка отстранившись, чтобы посмотреть в оптику Прайма.

— Да, — ответил Оптимус, слабо улыбнувшись. — И я совсем не знаю, что с этим делать. Чувства возникли давно. И они не исчезают. Наоборот. Становятся сильнее.

— Но я ведь столько раз пытался убить тебя! И тогда — действительно хотел этого. Каким же образом ты сумел сохранить свои чувства и не возненавидеть меня?? — шокированно воскликнул Мегатрон.

— Трудно сказать, — отозвался лидер автоботов. — Я внушал себе, что это не ты. Не тот ты, которого я когда-то знал и полюбил. И я пойму, если чувства не взаимны.

— Я в своих чувствах вообще пока разобраться не могу, м отозвался Мегатрон. — Сейчас у меня такой бардак в голове...

— Я понимаю. — Он улыбнулся. — Может, попробуешь еще раз поспать? И ничего не бойся.

— Постараюсь. Надеюсь, Юникрон больше сниться не будет. — Он нервно передёрнулся. — Главное, не уходи, — попросил он Оптимуса, вновь ложась на платформу.

— Не уйду, — ответил Прайм. — Ты можешь мне доверять.

— Да, тебе — могу, — произнёс Мегатрон, задумчиво посмотрев на него, и понемногу ушёл оффлайн.

— О, вижу, ему уже лучше? — проговорил как раз вернувшийся в медбэй Рэтчет. — И что я успел пропустить?

— Ну... Я... — замялся Оптимус, после чего спросил: — Помнишь, я говорил о мехе, который мне нравится?

— Конечно, помню, Оптимус, — кивнул медик. — А что? Он объявился на Кибертроне?

— Да, — ответил Прайм, указав на Мегатрона.

— Чтооо?? Он?? Оптимус, ты в своём уме?! — Возмущению Рэтчета не было предела.

— В своем, — отозвался лидер автоботов. — Искра болит, когда вижу его в таком состоянии. Угораздило же влюбиться в собственного врага...

— Да как же тебя так угораздило?? — с сочувствием воскликнул Рэтчет. — Оптимус, ты настоящий мастер по попаданию в нестандартные ситуации...

— Я знаю, — ответил он. — Что мне теперь делать, Рэтчет?

— Хм... — Тот задумался. — Мой тебе совет — постарайся избавиться от этого чувства. Мегатрон причинит тебе одну лишь боль. Не стоит тратить на него время.

— Легко сказать, — грустно вздохнул лидер автоботов. — А вот сделать гораздо сложнее. Чувства поселились давно. Я пытался от них избавиться, но не вышло. Боюсь, это невозможно, старый друг.

— Ну и ну... Вот ведь дела, — удручённо проговорил Рэтчет. — Только ты учти, что Смоукскрин по-прежнему будет пытаться убить его, и, вполне возможно, Бамблби и Уилджек захотят ему помочь.

— Помочь в чём? — очаровательно промурлыкал вошедший Нокаут.

— Убить Мегатрона, — ответил Оптимус, взглянув на него. — Но я этого никому не позволю сделать.

— А если их больше будет? — поинтересовался Нокаут. — Ты же не будешь драться с собственными друзьями.

— Буду, если понадобится, — твёрдо ответил он. — Ведь Мегатрон... — Прайм вздохнул. — Любовь всей моей жизни...

— Ничего себе! — Нокаут был потрясён. — Как так вышло?

— Это случилось давно. Ещё в те времена, когда я был Орионом Паксом. Сначала это была лишь дружба, потом — симпатия и, наконец... Это переросло в любовь...

Прайм улыбнулся и взял Мегатрона за манипулятор.

— Однако это не мешало вам пытаться прибить друг друга, — фыркнул Рэтчет. — Ладно, что есть, то есть. Мешать не буду, Нокаут тем более не станет, но за остальных не поручусь.

Мегатрон тихо выдохнул во сне и легонько сжал ладонь в ответ. Посмотрев на него, Оптимус снова улыбнулся и... осторожно поцеловал Мегатрона в губы.

— Идём, Рэтчет, не будем им мешать, — проговорил Нокаут, тронув его за плечо.

— Да, верно, а то неловко как-то, — смущённо отозвался тот, и они оба тихонько покинули медотсек.

Мегатрон неосознанно ответил на поцелуй и проснулся.

— Оптимус?..

— Прости... — проговорил лидер автоботов, отстранившись. — Не сдержался... Давно мечтал сделать это...

— О как. Интересно... — Мегатрон заинтригованно посмотрел на него. - А ты неплохо целуешься.

— Спасибо, — произнес Оптимус. — Ты... тоже.

— Знаешь, я не против продолжить, — слегка улыбнулся Мегатрон. — Мне понравилось.

— Правда? — переспросил мех и, улыбнувшись, вновь поцеловал бывшего лидера десептиконов.

Тот обнял Оптимуса и лёгким движением погладил его по спине, целуя в ответ, а затем провёл ладонью по одной из антеннок. Забравшись на платформу, Прайм на мгновение отстранился и сказал:

— Я никому не позволю тебя тронуть.

После чего обнял столь желанный корпус и вновь поцеловал Мегатрона. Тот страстно ответил на его поцелуй, обнимая и крепко прижавшись — впервые за очень долгое время он испытывал желание и потребность полностью довериться и расслабиться, а с Оптимусом такое действительно было возможно, как ни парадоксально. Мегатрон целовал его уже уверенно и чувственно, наслаждаясь процессом, а его корпус разогрелся от возбуждения. А Прайм не останавливался. Наоборот. Он лишь углублял поцелуй.

— Я хочу тебя... — шептал он. — Хочу до безумия... Ты только мой, Мегатрон... Только мой...

Мегатрон приглушённо застонал. В былые времена Прайм здорово огрёб бы за такие слова, но сейчас... Сейчас Мегатрона они заводили лишь сильней. Он привык быть повелителем, но впервые в жизни ему захотелось подчиниться, отдаться на волю партнёра, тем более, что уж Оптимус никогда никакую подлость не сделает. Хрипло выдохнув, он с тихим щелчком раздвинул пластины паховой брони.

— Я твой, Оптимус! Возьми меня...

— Ты в этом уверен?.. — тихо спросил Прайм, посмотрев на него, после чего раздвинул собственную броню.

Но дожидаться ответа не стал. Вместо этого он медленно проник в порт Мегатрона и начал двигать бедрами, стараясь доставить партнеру удовольствие. Мегатрон сдавленно охнул — всё же, в отличие от коннектора, порт он до этого ни разу не использовал, — но быстро привык и, поймав первые откаты наслаждения, обхватил Оптимуса ногами за талию и стал двигаться в одном ритме с ним, пылко целуя его со стонами и порывисто прижимаясь и обнимая.

Прайм не останавливался. Движения с каждым разом усиливались. Оптимус так давно мечтал об этом, так сильно хотел его, что теперь, имея полную власть над любимым партнером, боялся перейти грань.

— Ты всегда будешь моим, — проговорил он, сквозь поцелуй. — Я никому тебя не отдам...

— Я хочу этого... И верю тебе. — Порт был заполнен смазкой, потому глубокие проникновения не причиняли боли, напротив — Мегатрону ещё никогда не было так хорошо.

Импульсы наслаждения расходились по всему его корпусу, добираясь до самых отдалённых участков нейросети; порт волнообразно сжимался вокруг коннектора Прайма, а корпус был приятно разогрет. Мегатрон вновь провёл ладонь по одной из антеннок Оптимуса. В какой-то миг его пробило настолько сильным разрядом возбуждения, что грудные пластины разошлись, открывая Искру, и Мегатрон не стал этому препятствовать, с глухим стоном выгибаясь и подаваясь навстречу партнёру. Грудные пластины Оптимуса открылись в ответ. Высвободившаяся энергия потянулась к Искре Мегатрона, сливаясь с его собственной энергией, и вошла в корпус лидера десептиконов. Грудные пластины закрылись. Прайм с волнением посмотрел на него.

Мегатрон ахнул, сжимаясь в комок — энергия Искры Оптимуса была смешана с энергией Матрицы Лидерства, и эта смесь хлестнула по отпечатавшейся на его Искре тёмной энергии Юникрона, выжигая её дотла. Боль была невыносимой - ощущения были такими, словно в самую глубину Искры ему затолкали раскалённую звезду-сверхновую, полыхавшую на полную мощность. Всхлипнув, он прижал ладони к своим также сомкнувшимся грудным пластинам — боль понемногу проходила, сменяясь нежным, мягким теплом.

— Прости... — прошептал Оптимус, вновь поцеловав его в губы.

Мегатрон крепко прижался к нему.

— По крайней мере, теперь в моей Искре нет энергии Юникрона... — проговорил он. — Но больно было до ужаса.

— Ничего... Скоро пройдет... Зато теперь ты свободен... И я этому безмерно рад...

— А уж как я рад... — улыбнулся Мегатрон. — Главное, чтобы Юникрон не освободился из заточения... — Он вздрогнул.

— Не освободится, — ласково произнес Оптимус. — Мы этого не позволим.

После этого Прайм снова поцеловал Мегатрона и продолжил двигаться. Мегатрон порывисто гладил его по спине и плечам и перебирал кончиками когтей шейные магистрали - легонько, чтобы подразнить и ни в коем случае не оцарапать, и двигался в унисон, тихо постанывая от накатывающего волнами наслаждения и разливающегося по всему корпусу приятного тепла.

— Рэтчет, я тут с Бамблби поговорил и решил, что хватит мне бегать от планового техосмотра, — проговорил зашедший в медбэй Смоукскрин и, увидев происходящее, в шоке воскликнул: — Что за шлакотень?! Оптимус??

Остановившись, Прайм посмотрел на него и сказал:

— Рэтчета здесь нет. Только... мы. Он где-то на базе. — Он осторожно вышел из порта лидера десептиконов и задвинул пластины паховой брони. — Никому не говори о том, что только что видел. Пока что. Когда придёт время, сам обо всем расскажу.

— Квинтец! — с чувством произнёс Смоукскрин. — Как ты можешь вообще... с вот этим?!

Мегатрон глухо зарычал, снимая с платформы стружку когтями — ему очень хотелось убить мелкого наглого автобота.

— Потом поговорим, — сказал Оптимус. — Когда придёт время, ты поймешь. А пока что... Думаю, Рэтчет в своем отсеке.

— Я уж точно не собираюсь встречаться с десептиконом! — возмутился Смоукскрин. — Как так можно?! Ужас... — Он развернулся и покинул медблок.

— Даже не представляешь, как мне хотелось вырвать ему Искру! м с чувством произнёс Мегатрон.

— Знаю, — тихо ответил Оптимус и, наклонившись, вновь поцеловал его. — Но не волнуйся. Со временем все образуется.

— Сомневаюсь. Они все меня ненавидят. — Мегатрон обнял его и прижался.

Прайм обнял его в ответ.

— Ничего... Справимся... Как себя чувствуешь? Что-нибудь беспокоит?

— Вроде бы нет, — проговорил Мегатрон, прислушавшись к своим ощущениям. — Похоже, я окончательно восстановился.

— Вот и замечательно. — Оптимус погладил его по спине. — Может, попробуешь встать?

— Попытаюсь, пожалуй. — Он осторожно поднялся с платформы. — Хм, голова больше не кружится. Кажется, действительно всё в порядке.

— Я рад, — Прайм улыбнулся. — Может, прогуляемся?

— Давай, - охотно согласился Мегатрон. — Заодно выберу, на какой из стройплощадок буду работать — Кибертрон-то надо восстановить.

— Это точно, — автобот усмехнулся. — Хотя мне бы не хотелось, чтобы мой бондмейт работал на стройке.

Повернувшись, Оптимус вышел из ремблока.

"Бондмейт??" — ошарашенно подумал десептикон, идя следом за ним. — "Он действительно хочет... заключить союз?"

— Ты хочешь создать Узы? — потрясённо спросил он, поравнявшись с Оптимусом.

— Да, — ответил лидер автоботов, взглянув на него. — А ты против?

— Нет, что ты. Но это было немного неожиданно, — признался Мегатрон.

— Понимаю. — Прайм взял десептикона за манипулятор. — Честно говоря, я давно мечтал об этом. Но из-за войны не решался признаться в своих чувствах. Боялся быть отвергнутым.

Убирать манипулятор тот не стал, более того - погладил его пальцы своими.

— Сейчас точно не отвергну, — убеждённо проговорил Мегатрон. — И я очень надеюсь, что мы всегда будем вместе.

— Я тоже, — заверил Оптимус. — Я никогда тебя не оставлю.
Услышав голоса, Прайм нахмурился. Ведь говорили о них.

— Что ты сказал? — переспросила Арси, посмотрев на Смоукскрина. — Оптимус с Мегатроном? Ты в этом уверен?

— Ещё как уверен! — воскликнул Смоукскрин. — Я это лично видел! Знать бы теперь, как развидеть... Ш-шлак... — Помолчав пару нанокликов, он добавил: — Вообще, Оптимус попросил меня никому не говорить, но я не могу спокойно относиться... к вот такому.

— Смоукскрин! — прокричал Оптимус, взглянув на него. — На стройку, живо! И чтобы до конца орна я тебя не видел!

— Оой... Оптимус? А я-я тут... — замялся Смоукскрин, но постарался взять себя в руки. — Да, иду. — Он поспешно направился к выходу с базы, бочком проскользнув мимо Мегатрона, одарившего его разъярённым взглядом.

— Я его точно убью! — высказался Мегатрон.

— Не стоит, — проговорил Оптимус, сжав его манипулятор. — Кажется, мы собирались прогуляться?

— Да уж, — пробурчала Арси. — Только этого нам не хватало...

— Идём, — согласился Мегатрон, постаравшись успокоиться.

***

Выйдя с базы, они не торопясь шли, разговаривая и рассматривая ландшафт. Неподалёку и в отдалении тоже виднелось несколько строительных площадок с активно ведущимися работами, причём на одной из них работали предаконы. Кибертрон медленно, но верно восстанавливался.

— Даже не верится, что наконец-то всё закончилось... Главное, в будущем не допускать во власть всяких мразей типа прошлых сенаторов. Мне совершенно не хочется снова воевать, — проговорил Мегатрон.

— Мне тоже, — ответил лидер автоботов. — Слишком много энергона было пролито... — Он посмотрел на будущего бондмейта. — Но все закончилось. Новой войны не будет.

Мегатрон внимательно и задумчиво посмотрел на него.

— Я верю тебе, — тихо произнёс он. — Теперь уж мы не допустим повторения подобного.

В следующий миг он судорожно вздохнул, схватившись за плечо Прайма и чувствуя, как уровень энергии резко упал почти до нуля.

— Оптимус... — сдавленно прохрипел Мегатрон и, пошатнувшись, отключился.

— Мегатрон! — прокричал лидер автоботов, поймав партнёра и аккуратно опустив на поверхность. — Кто-нибудь, помогите! — Он в панике связался с медботом: — /Рэтчет, нужна твоя помощь! Мегатрон! Он отключился! Я не знаю, что с ним!/

/— Ох, шлак... Да что же с ним вечно проблемы какие-то?/ — проворчал Рэтчет. — /Так, я открыл мост, сейчас к тебе Балкхэд придёт, поможет дотащить твоего ненаглядного, а я уж обследую его, не переживай./

/— Спасибо,/ — проговорил лидер автоботов, оборвав связь.
Открылась воронка, из которой вышел Балкхэд. Посмотрев на трясущегося Прайма, он помог поднять Мегатрона и дотащить до портала.