Оказавшись на базе, автоботы положили Мегатрона на ремплатформу.

— Рэтчет, что с ним? — с отчаянием спросил Оптимус, взглянув на друга.

— Спокойно, сейчас всё выясним, — проговорил тот, подключая диагностическую аппаратуру. — Хм, интересно... У вас тогда, когда мы с Нокаутом ушли, до слияния Искр, выходит, дело дошло? — Он заинтересованно посмотрел на Прайма.

— Да, — ответил Оптимус. — А что?

— Ну, поздравляю, друг мой, со становлением опи, — усмехнулся Рэтчет. — Он заискрён.

Оптимус с удивлением посмотрел на него и опустился на платформу.

— Что?.. — только и смог произнести он.

— А вот так! — развёл манипуляторами медбот. — Ты, видимо, хорошо постарался, так что результат готов. Придётся тебе заботиться о носителе.

— Естественно. А кто будет? Уже известно?

— Двое мехов, — отозвался Рэтчет. — Отличная работа, Оптимус.

— Спасибо, друг... — проговорил лидер автоботов, прикрыв оптику. — Когда он придёт в себя?

— Через пару бриймов, — ответил Рэтчет. — Для носителей такие перепады уровня энергии нормальны — главное, быть рядом.

— Конечно. Я буду с ним. Никому не говори об этом. Сообщим, когда будет время. И... Нужна ещё одна платформа в мой отсек. Поможешь?

— Без проблем, — согласился медбот и вместе с Балкхедом отправился на склад.

...Когда они выбрали и притащили платформу к дверям отсека Оптимуса, то сообщили ему об этом. А Мегатрон начал понемногу приходить в себя — будучи достаточно сильным мехом, он мог восстанавливаться быстрее среднестатистических кибертронцев.

— Как себя чувствуешь? — спросил Оптимус, взяв его за манипулятор и чуть сжав.

— Вроде получше, — проговорил Мегатрон. — Но энергии пока маловато. Что со мной?

— Ну, знаешь... — Прайм замялся. — Мы немного... намудрили. — Он вздохнул. — Ты стал носителем. Вот поэтому и энергии мало. Вся уходит на будущих бет...

— Чего?? — Мегатрон вскочил было, но схватившись за голову, тут же опустился обратно на платформу. — То есть как носитель?! Шл-лак... — Он откровенно паниковал и был шокирован. — И почему - бет? Их несколько, что ли?

— Двое, — ответил Прайм, обняв его. — Тише. Всё будет хорошо... Не бойся.

Мегатрон дёрнулся было, но в следующий миг расслабился и крепко прижался к партнёру, неосознанно ища защиту.

— Я не люблю быть уязвимым... — тихо проговорил он.

— Я знаю... — прошептал Оптимус, гладя его по спине. — Знаю. Но случившегося уже не исправить. Я буду рядом с тобой. Обещаю... Ведь я люблю тебя, Мегатрон.

Десептикон обнял его, потеревшись щекой об его грудные пластины.
— Я пока не разобрался в своих чувствах, но одно знаю точно — так спокойно мне только рядом с тобой, — проговорил он.

— Я понимаю, — тепло произнес лидер автоботов. — Со временем всё придет. Я не прошу многого... Просто будь рядом. А я буду с тобой.

— Я доверяю тебе, — признался Мегатрон. — Но не знаю, что меня ждёт. Твои друзья меня ненавидят, и предаконы тоже, а я сейчас не смогу полноценно защищаться.

— Не волнуйся. Я буду рядом до тех пор, пока не появятся беты. Я уже распорядился, чтобы притащили ещё одну платформу в мой отсек. Я не дам тебя в обиду.

— Ты думаешь, после их появления тот же Смоукскрин захочет оставить меня в покое? — усмехнулся десептикон. — Думаю, он всегда будет пытаться меня прикончить.

— И будет за это получать, — с улыбкой отозвался Прайм. — Я не потерплю подобного отношения к тебе.

— Ты готов защитить меня даже от своих друзей? Оптимус... — Мегатрон порывисто поцеловал его.

Автобот поцеловал его в ответ.

— Да... — ответил он. — Готов.

Мегатрон прерывисто выдохнул и уткнулся в его плечо.

— Я верю тебе, — проговорил он, борясь с накатывающей волнами слабостью из-за недостатка энергии.

— Тебе нужно отдохнуть, — проговорил Оптимус. — И тебе, и нашим будущим малышам. Я посижу рядом...

— Угу... — Мегатрон сполз на платформу, постепенно переходя в оффлайн.

— Оптимус, платформу мы с Балкхедом принесли, так что можешь перебираться, — проговорил вошедший в ремблок Рэтчет. — Оу. Не буду мешать.

— Спасибо, друг, — сказал автобот, с улыбкой взглянув на него. — Никому не говорите о том, что случилось, пожалуйста, — попросил он. — Особенно Смоукскрину... Не хотелось бы ссор.

— Я уж точно не скажу, — произнёс Рэтчет. — Но ты уверен, что Смоукскрин оставит его в покое?

— Не уверен, — проговорил Оптимус, укрыв Мегатрона термоодеялом. — Поэтому я буду с ним. Мне страшно, Рэтчет...

— Не бойся, мой друг, — успокаивающе отозвался медбот, сжав его ладонь. — Я, конечно, и сам не в восторге от того, что теперь Мегатрон здесь, но твои чувства и жизни ни в чём не повинных спарклингов важнее. Поэтому я не позволю Смоукскрину или ещё кому-либо навредить твоему партнёру.

— Спасибо. — Прайм вздохнул. — Ему можно как-то помочь? Я не знаю... Повысить количество энергии в корпусе. Хоть что-нибудь...

— Я подготовлю разновидность медицинского энергона, предназначающегося специально для носителей, — сказал Рэтчет. — Пусть пьёт его, когда почувствует упадок сил. Ну, и ещё кое о чём должен предупредить. Нет, ничего страшного, — поспешил он успокоить заволновавшегося Оптимуса, — просто чтобы ты не удивлялся. В общем, носителям частенько интерфейситься хочется.

— Ничего, — сказал, усмехнувшись, Оптимус. — Я и сам этого, если честно, хочу. Тем более с ним. Спасибо, Рэтчет.

— Ты всегда на меня положиться можешь, — заверил его Рэтчет. — Сейчас Нокаут с гонок вернётся, и мы с ним подготовкой энергона займёмся.

— Сколько на это понадобится времени? — спросил автобот. — Просто... Я очень волнуюсь за них.

— Где-то полджоора, — ответил медбот. — Уж не обессудь, но с такого рода энергоном надо работать тщательно.

— Я понимаю. — Оптимус улыбнулся и лег рядом с Мегатроном. — Ещё раз спасибо, Рэтчет.

/— Нокаут, долго ещё будешь покрышки драть? Возвращайся давай — дело есть,/ — обратился Рэтчет к напарнику по коммлинку.

/— Ох, Рэтч, что за спешка?/ — недовольно отозвался тот. — /Я, между прочим, выйду сейчас на финишную прямую!/

/— В таком случае, выходи побыстрее,/ — поторопил его Рэтчет. — /Нужно подготовить побольше той разновидности медицинского энергона, который носители пьют./

/— Носители??/ — Удивление Нокаута явственно ощущалось даже через коммлинк. — /Это кто успел носителем стать?/

/— Так тебе всё и скажи,/ — проворчал Рэтч. - /Вот приедешь — узнаешь всё./

/— Ох и вредина же ты.../ — протянул гонщик.

/— Ррраазговорчики!/

/— Понял-понял, буду через несколько кликов./

/— Так-то лучше,/ — удовлетворённо отозвался старший медбот.

...На базу Нокаут прибыл абсолютно довольным — всё же выиграл, как-никак, гонки.

— Тааак, я готов приступить! — бодро произнёс он, направляясь к Рэтчету. — Оооу, как мило, — улыбнулся он при виде обнимавшего Мегатрона Оптимуса. — Похоже, всё полным ходом идёт на лад, а? — Он подмигнул Прайму и подошёл к столу с колбами и кубами. — Ну-с, приступим. — Нокаут в нетерпении потёр манипуляторы. — Давненько я не делал энергон для носителей. — Собственно, а кто носитель-то? Рэтчет, ты говорил, что скажешь, как приеду.

Тот лишь тяжко вздохнул.

— Вот ведь приставучий скраплет! Мегатрон у нас носитель.

— Чтооо? — Нокаут едва колбу не выронил. — Ничего себе у вас тут события!

— Аккуратней! — рявкнул Рэтчет. — Эта присадка очень редкая и ценная - её аж с Каминуса прислали, и в не очень-то большом количестве.

— Всё-всё, я уже настроился, — засуетился гонщик. — Хм, какие каминоанцы предусмотрительные, однако, — проговорил он, тщательно отмеряя нужную порцию.

— Ну, вообще-то, я предусмотрительный, — проговорил Рэтчет. — Я эту присадку заказал, ещё когда мы на Земле были, просто приберегал до лучших времён. Надеялся, что однажды пригодится.

— Пригодилась, как видишь, — жизнерадостно произнёс Нокаут.

Наконец, несколько кубов нужного энергона были готовы.

— Вот и всё, — обратился Рэтчет к Прайму. — У нас получилось.

— Отлично, — проговорил Оптимус, с улыбкой взглянув на него. — И как это работает? Вернее, через сколько?

— Всего за несколько нанокликов, — произнёс Рэтчет. — Этот энергон очень эффективный.

— Тогда приступай, — отозвался лидер автоботов. — Я тебе доверяю. Вам обоим.

В этот момент Мегатрон очень своевременно вышел из подзарядки.

— Отлично! — обрадовался Нокаут. — Вот, держи — это придаст тебе сил.

Мегатрон аккуратно взял куб и, распечатав его, начал пить. Вкус энергона был непривычным, но не вызывал отвращения, потому, допив этот куб, он уже абсолютно спокойно взял предложенный Нокаутом второй и выпил его даже быстрее.

— Не знаю, что за энергон такой странный, но мне намного лучше, — проговорил десептикон.

— Вот и замечательно, — с улыбкой проговорил Оптимус и, взглянув на медботов, добавил: — Спасибо.

После чего помог Мегатрону сесть и взял за манипулятор.

— С пробуждением, любимый, — проговорил он.

— Обращайся, — ответил Нокаут.

Мегатрон легонько сжал его ладонь в ответ.

— Всё никак не привыкну, что меня любят. Оптимус, ты так обо мне заботишься...

— А как же иначе? — Оптимус улыбнулся и поцеловал его. — Мы с тобой связаны. И никто нас не разлучит.

Мегатрон ответил на поцелуй и обнял его.

— Кроме разве что тех, кто попытается меня убить.

— И будут наказаны, — заверил Прайм, обняв Мегатрона в ответ. — Пусть и не сильно, но будут. Я не позволю никому этого сделать.

— Но ведь ты не сможешь всё время быть рядом, — вздохнув, произнёс десептикон.

— Я буду с тобой, пока не появятся беты. А если вдруг придётся отойти, я оставлю с тобой Рэтчета или Нокаута.

— Я ещё никогда не чувствовал себя таким защищённым... Всегда был впереди, но иногда так хотелось, чтобы меня прикрыли, берегли... Спасибо, Оптимус. — Мегатрон прижался к нему.

— Не благодари... — Прайм погладил его по спине. — С тобой я наконец-то стал счастливым. И теперь никогда не брошу... Ты только мой, а я — твой.

— Я тоже ни за что не брошу тебя, - признался Мегатрон. — Ты нужен мне, и рядом с тобой тепло в Искре.

— А ведь совсем недавно ты хотел уничтожить меня, — с грустью проговорил Прайм. — Я же верил, что смогу остановить тебя, не прибегая к силе. Но, увы, это не помогало.

— Прости... Я, похоже, не умею мирно договариваться, — произнёс Мегатрон. — Но я больше не хочу воевать. Пообещай, что не допустишь появления нового коррумпированного Сената. Не хочу снова устраивать планетарный геноцид.

— Обещаю... — Оптимус улыбнулся. — Тем более, я сам хочу встать во главе будущего Сената. Вместе с тобой. Тогда войны точно не будет.

— Правда? — Мегатрон сильно обрадовался — ведь, если они с Оптимусом будут руководить Сенатом, то тогда уж точно никакая коррумпированная, высокомерная дрянь туда не просочится. — Спасибо тебе! Ты не представляешь, как я рад. Я хочу мира.

— Я тоже этого хочу, — ответил автобот. — Вместе мы справимся. И наши беты смогут жить, не зная войны. Больше никто не пострадает.

— Да, вместе, — согласился Мегатрон, погладив его по щеке.

***

Спустя неделю Мегатрон окончательно привык к своему носительскому статусу и тому, что теперь они с Оптимусом живут в одном отсеке. Правда, он всё ещё не был уверен в том, что может назвать свои чувства к Оптимусу любовью, но то, что хочет быть с ним, знал точно. Единственной проблемой было то, что, за исключением Оптимуса и Нокаута, остальные либо просто старались с ним особо не контактировать, что, в принципе, нормально, учитывая всеобщую занятость в восстановлении Кибертрона, либо же проявляли откровенный негатив, вернее, проявлял его один конкретный мех — Смоукскрин. В один из орнов он, улучив миг, ускользнул со стройки и отправился на встречу с Ультра Магнусом.

— Сэр, прошу прощения, что отвлекаю, но надо поговорить, — обратился Смоук к разбиравшему датапады с многочисленными отчётностями о проведённых работах Магнусу.

— Я слушаю тебя, — проговорил тот, повернувшись и взглянув на него. — Что-то серьёзное произошло?

— Да, — мрачно отозвался гонщик. — Оптимус притащил Мегатрона на нашу базу, Рэтчет и Нокаут вылечили его, но самое главное — Оптимус с ним... коннектится!

— Что?! — прокричал Уилджек, взглянув на него и подойдя ближе. — И как давно?!

Ультра Магнус хмыкнул и прикрыл оптику.

— Только этого нам не хватало. Надеюсь, до носительства дело не дошло?

— Да вот не пойму... — хмуро пробормотал Смоукскрин. — Оптимус точно не носитель, тем более, что он... хм... передающий. — Он несколько смутился. — Вроде Мегатрон тоже не носитель, но, с другой стороны, вечно к Оптимусу ластится и энергон какой-то странный пьёт. А началось это неделю назад.

— Хм... Стоит всё выяснить.

— Да я этому десептикону Искру вырву! — прокричал Джеки. — Давно пора было отомстить ему за всех, кто погиб! Смоукскрин, ты со мной?!

— Конечно! — воскликнул Смоук. — Я за этим и пришёл. Только вот Оптимус его так защищает!

— Хм... Выберем момент, когда он отойдёт куда-нибудь. — Врекер потёр манипуляторы. — Не всё же время он сидит со своей принцессой?

— Не всё, — подтвердил Смоукскрин. — Но когда Оптимус не может быть рядом с этим оплавком, тогда ему компанию составляет Рэтчет либо Нокаут или сразу оба.

— Ну, с Рэтчетом можно договориться. Хотя... Он же у нас врач. Ничего. Что-нибудь придумаем. Главное, чтобы Прайма рядом не было.

— Разберитесь с ним, — сказал ситикоммандер.

— Постараемся. Я не понимаю, как Оптимуса угораздило полюбить этого убийцу! - с отчаянием воскликнул Смоук.

— Любовь слепа, как говорится. Теперь понятно, почему Прайм защищал его всё это время, — ответил Уилджек и пошёл к выходу из командного пункта.

— Будьте осторожны. Этот монстр на всё способен.

— Идём, Джеки, разберёмся с ним, — решительно произнёс Смоукскрин, и они отправились на базу.

— Как думаешь, что сделает Оптимус, когда узнает, что его ненаглядного больше нет? — спросил врекер по пути. — Или что на него пытались напасть?

— Я... Если честно, я не думал об этом, — растерянно проговорил Смоук. — Надеюсь, он нас не убьёт.

— Хм... Думаю, убьёт. Ты не знаешь влюбленных. Они на всё готовы, чтобы защитить тех, кто им дорог. Ладно. Будем верить, что этого не произойдёт. Как вообще он попал на базу?

— Арси с Балкхедом нашли его израненного на границе с территориями предаконов и притащили на базу, — недовольно отозвался Смоукскрин. — Хотя им следовало бы его убить на месте. А Оптимус вообще почему-то решил, что убийство Мегатрона развяжет новую войну.

— Он просто боится жертв. Хотя... Для большинства десептиконов Мегатрон до сих пор остаётся героем, которым они восхищаются. Взять того же самого Нокаута. Хотя он и примкнул к нам, но всё равно... Для него Мегатрон — гений войны.

— Вот именно! — воскликнул Смоукскрин. — Где гарантия, что они не соберутся подпольно и не устроят революцию?

— Её нет, — ответил Уилджек. — Мы до сих пор в опасности. Лучше бы этот монстр умер. Не нужно было нашим спасать его. Ладно ещё Арси! Но Балкх... От него я подобного не ожидал.

— Это уж точно! — произнёс Смоук. — Совершенно не в его стиле щадить десептиконов.

Наконец, они пришли на базу.

— Так, надо найти Мегатрона, и побыстрее, — проговорил он.

— Согласен. Хм... Оптимус был с ним, когда ты уезжал?

— Нет, как раз уходить собирался, — ответил гонщик. — Так что сейчас с Мегатроном должен быть кто-нибудь из медиков.

— Тогда веди. — Джеки активировал оружие. — Я редко бываю на базе, так что...

— Идём, — предвкушая возмездие, усмехнулся Смоук, и повёл друга по коридорам, пока они не добрались до медбэя. — Ну всё, ему конец! — проговорил он, открывая дверь.

— Что-то мне нехорошо, Рэтчет, — проговорил Мегатрон, взглянув на медбота. — С бетами точно всё нормально? — затем обернулся к двери. — Оптимус, это ты?

— Нет, это я, тварь! — рявкнул Смоукскрин, вскидывая оружие. — Умри! — Он прицелился и выстрелил. - Уилджек, иди сюда, помогай!

Врекер собирался было выстрелить, но его остановил вовремя вернувшийся Оптимус.

— Что здесь происходит?! — прокричал он. — Мегатрон, ты как?

— Мне плохо... - произнёс тот. — И так сил почти нет, а тут ещё и эти... ненормальные.

— Оптимус, вот тебе надо было влезть именно сейчас?! — разозлился Смоукскрин.

— В разведку! Оба! И чтобы я вас не видел! Ещё раз попытаетесь ему навредить — и я за себя не ручаюсь! Я понятно объяснил?!

— И что ты возишься с этим... хламом? — недовольно спросил Уилджек, убрав оружие. — Этот монстр должен быть уничтожен!

Прайм сжал манипулятор в кулак и врезал ему.

— Ещё хоть слово, и я не посмотрю, что ты член моей команды, — прошипел он. — А что до тебя, Смоукскрин... Тоже хочешь получить?!

— Оптимус, что ты делаешь?? — шокированно воскликнул Смоук. — Как ты можешь эту тварь защищать?!! Он стольких убил! Джеки, ты как? — Он обернулся к врекеру.

— Нормально, — ответил тот, вытерев с фейса энергон.

— Молчать! — не выдержал Прайм. — Ещё хоть слово, и разведкой ты не отделаешься! Будешь у Рэтчета на ремплатформе лежать! Понятно?! Если с Мегатроном или нашими бетами что-то случится, я устрою вам обоим сладкую жизнь!

— Бетами?! — потрясённо выдохнул Смоук. — Так этот шарков оплавок всё-таки заискрён?? Оптимус, как ты мог!

— Заткни его, или я за себя не отвечаю, — проговорил Мегатрон, стараясь при этом не показывать слабость. Получалось не очень.

— Доигрался! — рявкнул Оптимус и резко ударил Смоука в живот, сильно смяв брюшные  пластины. — Вон отсюда! И чтобы больше я тебя не видел!

— Идём, Смоукскрин, — сказал Уилджек, взглянув на гонщика. — А то он нас так точно уничтожит.

Тот вскрикнул, сжавшись в комок и прижимая ладони к животу.
- Шл-ла-ак... Больно ведь!

Он не выдержал и всхлипнул.

— Джеки...

Тот подхватил Смоукскрина и повёл прочь.

— Зря мы всё это затеяли, — проговорил он.

Тяжело вздохнув, Оптимус повернул голову и с волнением посмотрел на возлюбленного. Затем, подойдя к платформе, спросил:

— Не ранен?

— Нет, так, броню слегка опалило. — Мегатрон указал на плечо. — Я же говорил, что так просто они не отстанут... — Он потёр фэйсплет ладонью.

— Прости, что оставил, — произнёс Прайм, сев на платформу. — Больше я не отойду от тебя. И никому не позволю тебе навредить. Обещаю... — Он взял Мегатрона за манипулятор. — Не бойся... Я рядом.

Десептикон порывисто обнял его и прижался.

— Боюсь, рано или поздно кто-нибудь меня достанет... Я не могу прятаться вечно. — Он вздрогнул. — Мне страшно.

— Тише... — Оптимус обнял Мегатрона в ответ и погладил по спине. — Я с тобой. Все хорошо... Ты не один. Мы найдём другое место, где сможем спокойно жить. Нужно только дождаться, пока наши спарлинги активируются. — Он посмотрел на Рэтчета. — У тебя есть какое-нибудь средство, чтобы успокоить его?

— Нет, — покачал головой медбот. — К сожалению, успокоительных специально для носителей у меня нет, а вот обычные нельзя — спарки пострадать могут.

Мегатрон уткнулся в плечо партнёра, прерывисто вентилируя и дрожа.
— Меня весь Кибертрон ненавидит! Они убьют меня... И наших бет тоже...

— Тогда мы отправимся на Землю. Или на другую планету. Туда, где нас не найдут. Обещаю. Всё будет хорошо.

— Только не на Землю! — вскинулся Мегатрон. — Ненавижу органиков... И потом — кто будет править Кибертроном? Тут такой хаос начнётся... Мммм... — Он тихо застонал и, зажмурившись, вновь прижался к плечу Оптимуса.

— Что такое? Тебе больно? — взволнованно спросил автобот.
— Нет, голова кружится... — еле слышно проговорил Мегатрон. — Такое чувство, что сейчас отключусь. И холодно.

— Рэтчет, что с ним? — взволнованно спросил Оптимус, вновь взглянув на медбота, затем, отстранившись, помог Мегатрону лечь на платформу.

Тот закутался в термоодеяло и притих. Рэтчет же полез проверять запасы энергона для носителей.

— Всего два куба осталось, — произнёс он, вручая их Оптимусу. — Надо будет нам с Нокаутом побольше на этот раз сделать. Я совсем упустил из расчётов то, что носители двойняшек тяжелее своё состояние переносят, чем те, у кого одна бета формируется.

— Спасибо, — отозвался автобот, взяв энергон. — Сможешь сам выпить? — спросил он, посмотрев на Мегатрона.

— Думаю, да... — Тот взял куб и распечатал его подрагивающими пальцами. — Как хорошо! — проговорил он, выпив его.

После второго силы окончательно восстановились, и Мегатрон едва ли не мурлыкал.

— Оптимус, я не перестану никогда восхищаться твоей заботой. Это просто замечательно, а ещё — так заводит. — Он с урчанием прильнул к партнёру, перебирая когтями проводки между стыками брони на спине.

— Кхм, я пойду, пожалуй, — смутился Рэтчет и заторопился к выходу.
Прайм мельком взглянул на него и улыбнулся.

— Я знаю, — прошептал он, поцеловав Мегатрона. — Ты такой... горячий...

Забравшись на платформу, он лёг рядом и вновь поцеловал его.

— Потому что хочу тебя, — страстно отозвался тот, поглаживая партнёра по спине. — Ты отлично коннектишься. — Он легонько, безвредно куснул Прайма за шейную магистраль и потёрся щекой об его грудные пластины.

— В таком случае... — Прайм лёг на Мегатрона и раздвинул пластины паховой брони. — Это уже третий раз за сегодняшний орн. Ты уверен, что выдержишь?

— О дааа! — предвкушающе выдохнул тот. — Даже не представляешь, насколько я этого хочу.

Улыбнувшись, Оптимус наклонился и поцеловал его. Страстно. Нежно. Прайму хотелось этого всей Искрой. Когда паховые пластины Мегатрона тоже раздвинулись, он аккуратно вошёл в порт и начал двигаться, доставляя неописуемое удовольствие. Мегатрон приглушённо застонал, откровенно кайфуя, и притянул Оптимуса к себе, прижавшись покрепче, порывисто гладя его по спине и перебирая когтями проводки и кабели в стыках брони. Он упоённо целовал автобота в ответ, двигаясь в одном ритме с ним и наслаждаясь сильными, глубокими толчками в заполненном смазкой порте; по разгорячённому корпусу прокатывались импульсы возбуждения. Прайм же не останавливался. Наоборот. С каждым разом движения становились сильнее. Он переставал себя контролировать. В конечном итоге, Оптимус ускорился так сильно, что не смог бы в ближайшее время остановиться.

Сильные, частые толчки окончательно перевозбудили Мегатрона - его ритм начал сбиваться, смазка из переполненного порта растеклась масляными потёками по бёдрам. С хриплым стоном он изогнулся и бурно перезагрузился, залив коннекторной смазкой бронепластины на животе Оптимуса. Остановившись, тот взглянул на него и, аккуратно выйдя из порта, нежно поцеловал Мегатрона и лёг рядом с ним.

— Я люблю тебя, — прошептал он. — Очень люблю...

Мегатрон обнял его, прижавшись покрепче и засыпая.

***

Спустя ещё неделю Мегатрон, всё это время старавшийся либо быть рядом с Оптимусом, либо отсиживаться в отсеке — в ремблоке он теперь без Оптимуса не рисковал оставаться, а стараниями Рэтчета и Нокаута запас носительского энергона теперь всегда был достаточным, — наконец-то чётко осознал, что всё-таки любит Оптимуса, и был невероятно рад, что разобрался с неразберихой в своих чувствах. Да и сложно было бы не полюбить меха, так нежно заботившегося о нём и готового защитить даже от своих друзей. Оставалась одна-единственная деталь — признаться, и Мегатрон не собирался откладывать это. Когда Оптимус вернулся в отсек, Мегатрон подошёл к нему и, обняв, проговорил:

— Оптимус, я наконец-то разобрался в своих чувствах. Я люблю тебя. — И мягко поцеловал его, поглаживая по спине.

Прайм посмотрел на него и улыбнулся.

— Наконец ты смог в этом признаться, — проговорил он, обняв любимого. — И в первую очередь себе. Я рад. - Затем, немного помолчав, спросил: — Ты как себя чувствуешь?

— Отлично! — жизнерадостно сообщил Мегатрон. — Рэтчет с Нокаутом хорошо запасли этого энергона, так что проблем нет. Знаешь, мне нелегко было в своих чувствах разобраться, — тихо произнёс он. — Я никогда никого не любил, а тебя и вовсе очень долго ненавидел и пытался убить. А ты... ты спас меня, Оптимус. Потом — защищал, заботился. Спасибо.

— Не за что, любимый, — отозвался лидер автоботов. — Я всегда верил, что однажды ты изменишься... Я ждал этого момента. И вот он настал. Я всегда буду защищать и заботиться о тебе. Ведь мы — семья, — он положил манипулятор на его грудные пластины. — И у нас есть они. Что ещё нужно для счастья?

— Чтобы мы всегда были вместе, — улыбнулся Мегатрон, погладив его манипулятор. — И чтобы на Кибертроне всегда был мир.

Оптимус улыбнулся.

— Это то, что я всегда хотел услышать, — проговорил он. — Теперь ты больше похож на автобота, чем десептикона. И я этому безумно рад.

— Никогда не думал, что меня назовут автоботом, — хмыкнул тот. — Это было неожиданно.

— А ты против подобного? — удивился Прайм.

— Скорее, это непривычно, - объяснил Мегатрон. — Всё же я так долго был десептиконом, что мне теперь несколько странно от того, что эта идеология больше неактуальна.

— Ну... Десептиконом тоже можно быть, — сказал, улыбнувшись, Оптимус. — Однако ты прав. Война давно закончена. Вражды между нами нет. Остальные скоро увидят, что ты изменился. Нужно только подождать. Ты сам волен решать, кем хочешь быть. Я приму тебя любым.

— Одно я знаю точно - я не хочу быть убийцей, — проговорил Мегатрон. — Я и так слишком многих погубил. А что до остальных... — Он помрачнел.— Не думаю, что мне кто-либо когда-нибудь поверит. Скорее, будут считать, что я втираюсь в доверие, а сам коварные планы строю.

— Поверят, — произнёс автобот, крепче обняв его. — Как и я поверил. Я помогу, если нужно будет. — Затем он отстранился. — Может, присядем?

— Давай. — Мегатрон погладил любимого по манипулятору, садясь рядом. — За эти две недели столько перемен — много беженцев и их потомков на Кибертрон вернулись, и стройки многие завершены... Неужели наконец-то всё налаживается?

— Конечно, — ответил Оптимус. — Ещё немного, и Кибертрон полностью возродится. К сожалению, прошлое нескоро забудется. Но мы с тобой постараемся сделать всё возможное, чтобы не допустить прошлых ошибок. Мы с тобой добьёмся для нашей планеты процветания и стабильности. И жители наконец-то поймут и увидят, как сильно ты изменился.

— Оптимус, ты умеешь вдохновлять, — улыбнулся Мегатрон. — Знать бы только, что Уилджек и Смоукскрин - единственные, кто может захотеть напасть на меня. Только вот очень я в этом сомневаюсь. Врекеров много, и десептиконов они ненавидят, а уж меня — тем более. Их даже носительство не остановит. — Он поёжился. — А если ты дашь отпор им ради меня — кто знает, как остальные кибертронцы это воспримут? Я не хочу новой войны...

— Я тоже. — Прайм погладил его по спине. — Я смогу убедить жителей в том, что ты не представляешь угрозу. А что до этих двоих... После прошлой их выходки я дал себе слово, что никому не позволю навредить тебе. Я намерен сдержать сию клятву. Нет, не убийством. Я собираюсь доказать, что ты больше не тот десептикон, которого они знали.

— Ты уверен, что сумеешь их убедить? — заинтересовался десептикон. — Они только и думают, как бы мне отомстить. Вот с беженцами и особенно - их бетами, может получиться, потому что они вдали от войны были.

— Уверен, — ответил Оптимус.— Пусть и со временем, но я смогу их переубедить. Но сначала давай дождёмся появления наших крошек. Ты уже придумал им имена?

— Да, — улыбнулся Мегатрон, приложив ладонь к грудным пластинам. — Скиртвэйв и Рэвджест.

— Мне нравится, — улыбнулся в ответ автобот. — Замечательные имена. Уверен, наши беты станут достойными трансформерами.

— С таким опи, как ты — точно станут, — убеждённо произнёс Мегатрон. — Не каждому всё же везёт на альфу-Прайма.

— Это верно. Но и с дани им тоже повезло. — Тот поцеловал Мегатрона. — Уж поверь. Я знаю, о чём говорю.

Мегатрон поцеловал его в ответ и обнял.

— Ты действительно так считаешь? — тихо спросил он.

— Конечно, милый, — ответил Оптимус, обняв его в ответ. — Скажи, я хоть раз тебя обманывал?

— Ни разу, Оптимус, — улыбнулся тот. — Это не в твоих правилах.

— Вот именно. И раз уж я говорю об этом... — Он улыбнулся в ответ. — Значит, так и есть.

— Я тебе верю. Только как поверить остальным? — задумчиво проговорил Мегатрон. — Станут ли они вообще меня слушать?

— Станут, — ответил Оптимус. — Никто не хочет новой войны. Они увидят, как сильно ты изменился. Я это вижу. И они тоже увидят. — Прайм отстранился и улыбнулся. — Ну как? Готов в скором времени стать дани?

— Если честно — я ужасно нервничаю, — признался Мегатрон. — Это ведь такая ответственность...

— Не бойся. Ты справишься. Мы вместе справимся. Ведь мы — семья. Что может быть лучше?

— Оптимус, ты даже не представляешь, как я счастлив, что теперь у меня... у нас... есть семья! И что мы всегда будем вместе.

— Я тоже... — Тот погладил бондмейта по манипулятору. — Устал?

— Да, — сознался тот. — Чем срок больше — тем быстрее я теряю энергию. Я такой беспомощный... — Он зажмурился.

— Тогда отдохни, — с улыбкой отозвался автобот. — А я побуду рядом.

Мегатрон с готовностью забрался под термоодеяло и вскоре вышел оффлайн, а вскоре после этого с Оптимусом связался Рэтчет.

/— Оптимус, есть дело,/ — серьёзно произнёс он. — /Смоускрин с Уилджеком растрепали чуть ли не всему Кибертрону о том, что ты вместе с Мегатроном, да ещё и он спарков носит, и теперь народ волнуется, что Мегатрон просто в доверие к тебе втёрся, а потом удар нанесёт и истребит половину населения. Ты уж сделай обращение, что ли, какое-нибудь./

/— Хорошо. Спасибо, Рэтчет. Присмотришь за ним, пока меня не будет? А то мало ли что... Не хочу оставлять Мегатрона одного./

/— Не волнуйся, не брошу его,/ — заверил медбот. — /Заодно энергон прихвачу с собой./

/— Я жду тебя./

Оборвав связь, Прайм осторожно поцеловал десептикона.

— Прости, — прошептал он, — мне придется тебя оставить... Но я скоро вернусь. Обещаю.

— Хорошо, — сонно пробормотал тот, погладив любимого по манипулятору.

Рэтчет пришёл через несколько кликов с четырьмя кубами энергона.
— Я побуду с тобой, пока Оптимус не вернётся, — сказал он Мегатрону.
Тот согласно кивнул, вновь засыпая.

— Я быстро, — ответил Прайм и, поднявшись, покинул отсек.

***

Прайму удалось убедить кибертронцев в том, что Мегатрон больше не представляет угрозы. Правда, получилось это сделать не сразу. Многие до сих пор боялись лидера десептиконов, и переубедить их оказалось сложнее, чем думал Прайм. По пути на базу ему встретился Смоукскрин. Трансформировавшись, Оптимус взглянул на гонщика и, подойдя ближе, спросил:

— И чего ты этим хотел добиться? — Оптимус был недоволен их с Уилджеком действиями. — Пора понять. Он изменился.

— Я ему не верю! — воскликнул Смоук. — Как ты не понимаешь — такие, как Мегатрон, не меняются! Он погубит нас всех, и поэтому я обязан был предупредить остальных! Один раз Мегатрон тебя предал — ради власти. И запросто сделает это снова! Я не хочу, чтобы снова гибли кибертронцы... И вообще — ему отомстить не мешало бы за войну!

— И это говорит тот, кого я однажды выбрал следующим Праймом? Я разочарован в тебе, Смоукскрин, — проговорил Оптимус. — Мегатрону был дан второй шанс. И он его использовал. Неужели ты не доверяешь своему лидеру?

— Я доверяю тебе, но не Мегатрону, — твёрдо сказал гонщик. — И я буду начеку.

— Ты веришь мне? — переспросил Прайм. — Сомневаюсь. Каждый имеет право на второй шанс, Смоукскрин. Особенно тот, кто доказал, что может измениться.

— Доказал... Ну да, как же, — фыркнул гонщик. — Может, ты ему ещё и правление Кибертроном доверишь?

— Именно, — ответил Прайм. — Вместе со мной. Новой войны мы не допустим.

— Оптимус, ты с ума сошёл?? Его нельзя допускать во власть! — Смоукскрин пришёл в ужас.

— Это уже мне решать, — спокойно произнёс Прайм. — Если хочешь остаться в моей команде, прекрати делать подобное.

— Остаться — да. Но подчиняться Мегатрону я не стану! — запальчиво выкрикнул Смоукскрин. — А если он придёт во власть, это будет означать, что я обязан буду слушать не только тебя, но и его. А я не десептикон!

— Мегатрон тоже больше не десептикон, — ответил Оптимус. — Ты его не знаешь.

— Не десептикон? И ты ему веришь? — горько усмехнулся Смоукскрин. — Оптимус, он — основатель фракции десептиконов! Не станет он так запросто отказываться от своей идеологии.

— Станет. Ты не разговаривал с ним. Лишь пытался убить. Он изменился. Как и ты.

— Вот делать мне нечего, как разговаривать с зачинщиком войны! — взвился гонщик. — И я уже сказал — я не буду ему подчиняться.

— В таком случае, нам не о чем больше говорить. — Прайм повернулся к нему спиной. — Чтобы больше я тебя на базе не видел.

— Что??.. Но... как же... Оптимус, да как так?? — растерялся Смоукскрин.
— У тебя был выбор, — ответил Оптимус, вздохнув. — И ты его сделал. Знал бы ты, как сильно я этого не хочу...

— Нет, ты как раз-таки не оставил мне выбора, Оптимус, — грустно произнёс Смоук. — Мог бы и понять, что я никогда не признаю Мегатрона своим лидером. Это противоречит моим идеалам.

— Только попробуй его тронуть, — сказал автобот. — Я лично вырву твою Искру.

Смоук испуганно отшатнулся.

— Да что с тобой такое?! Этот оплавок на тебя плохо влияет!

— Оплавок?! — не выдержал Прайм и, повернувшись, хорошенько врезал ему. — Не смей его так называть!

— Ай! — Смоук стёр энергон с разбитых губ. — Он точно на тебя плохо влияет... Обратись к психологу!

— Ты его просто не знаешь, — сказал Оптимус. — Его настоящего.

После чего трансформировался и рванул на базу.

— Он погубит тебя, Оптимус... Как и весь Кибертрон, — тихо и печально произнёс Смоукскрин и поплёлся прочь.

***

...— Оптимус, всё в порядке? — взволнованно спросил Рэтчет при виде взбудораженного лидера.

— Нет, — бросил тот. — Я встретил Смоукскрина... — Прайм вздохнул. — Мы поругались.

— Дай угадаю: он всё никак не успокоится насчёт Мегатрона? — спросил Рэтчет.

— Верно, — ответил автобот. — Как Мегатрон?

— Он ещё спит, — ответил Рэтчет. — На третьей неделе он будет терять энергию гораздо чаще, чем даже сейчас, и будет намного уязвимее... Тебе надо будет получше проследить за тем, чтобы ни Смоукскрин, ни Уилджек не приближались к нему. К слову, Ультра Магнус тоже недоволен, — добавил он. — Конечно, он объяснял всё очень сдержанно и спокойно, но готовься к, как говорят люди, обстоятельному выносу мозга.

— Я готов, — отозвался Оптимус и, подойдя ближе к платформе, сел. — И я буду с ним. До самого конца. Мне страшно, Рэтчет. Вдруг я не справлюсь?

Рэтчет успокаивающе коснулся его плеча.

— Я поддержу тебя. Ты мой друг, и можешь рассчитывать на мою помощь.

— Спасибо. — Прайм улыбнулся. — Ты всегда был рядом со мной...

— И буду, — кивнул Рэтчет. — Мегатрона тоже защищу. Мне не нравится ваш союз, но я не стану вредить, потому что вижу, как он тебе дорог.

— Это так. Очень дорог. И мне больно от того, что остальные этого не видят. — Прайм прикрыл оптику. — И не замечают, как сильно он изменился...

— Они боятся, Оптимус, — проговорил медбот. — Дай им время.

— Я понимаю, но... Я хочу, чтобы мы все жили в мире и согласии. Я хочу восстановить Кибертрон. А для этого мне нужны союзники. Точнее, мы с Мегатроном хотим.

— Я точно всегда буду твоим союзником, — убеждённо произнёс Рэтчет. — Тут главное не позволить Смоукскрину и Уилджеку собрать из врекеров команду желающих отомстить.

— Ты прав, — ответил Оптимус. — Я этого не допущу. Тем более, что Смоукскрин никогда больше не вернётся на базу.

— Это как? — удивился Рэтчет. — Почему?

— Он вывел меня из себя. Я... запретил ему возвращаться. Кажется, я перегнул палку, как говорят на Земле.

— Ничего себе! Это что же он должен был сделать, чтобы так тебя довести?? — ошарашенно спросил медбот.

— Он ведь при тебе пытался убить Мегатрона. — Оптимус вздохнул. — Но хуже всего его слова... Я никому не позволю говорить гадости о моём любимом. Так что пусть подумает над тем, как поступает.

— Да, Смоукскрин совсем с катушек слетел, — покачал головой Рэтчет. — Не волнуйся, рядом с тобой, мной и Нокаутом Мегатрону ничто не угрожает.

— Спасибо за помощь. — Прайм улыбнулся. — Рэтчет, я.... Ты любил кого-нибудь?

— Как-то не довелось, — признался тот. — Но я всё равно хорошо понимаю тебя.

— Жаль, — проговорил Оптимус. — Сам-то как? Устал, друг мой?

— Есть немного, — ответил медбот. — Не возражаешь, если я пойду?

— Конечно, — отозвался Оптимус. — Иди отдыхать.

— Спасибо. Ты всегда можешь на мою помощь рассчитывать, — проговорил Рэтчет и ушёл к себе.

— Ты вернулся... — Проснувшийся Мегатрон обнял Оптимуса.

— Вернулся, — проговорил автобот, обняв его в ответ. — Как ты, любимый? Как отдохнул?

— Как же хорошо, когда энергия на максимуме! — воскликнул Мегатрон. — Хоть беспомощным себя не чувствую. Только вот... Я понимаю, что должен выступить перед остальными кибертронцами, но они не захотят слушать меня.

— Захотят, — ответил Оптимус. — Я смог убедить их в том, что ты не представляешь опасности. Они... хотят выслушать тебя.

— Они не боятся? Точно? — с надеждой спросил Мегатрон.

— Точно. Сделаем это, когда появятся малыши. Не переживай. Все хорошо.

— Если меня не попытаются убить до того момента, — мрачно усмехнулся Мегатрон. — Только я ведь прибью того, кто попробует это сделать. А убийство — не лучший путь для налаживания новых взаимоотношений со своим народом.

— Можешь не волноваться. — Оптимус взял его за манипулятор. — Тебя не тронут. Смоукскрин не появится на базе. Я об этом позаботился.

— Ты ему Искру вырвал? — заинтригованно поинтересовался десептикон.

— К счастью, до этого не дошло. Пока что. И надеюсь, что не придётся убивать.

— Я тоже, — неожиданно ответил Мегатрон, погладив его по спине. — Всё же понимаю, что тебе будет очень нелегко убить одного из друзей.

— Да, правда. — Тот вздохнул. — Я бы не смог убить. Надеюсь, нам удастся убедить Смоукскрина и Уилджека в том, что ты изменился и стал автоботом.

— А уж как я надеюсь! — с чувством произнёс Мегатрон. — Совершенно не желаю постоянно ожидать покушений — мне этого со Старскримом хватило. Хорошо, что предаконы его убили как раз сразу после победой над Юникроном — насколько понимаю, в тот же орн, как меня твои друзья нашли.

— И хорошо, что нашли. Иначе ничего этого не было бы. — Прайм улыбнулся. — Я так жду активации наших бет.

— А я боюсь, если честно, — тихо произнёс десептикон, прижавшись к партнёру.

— Не бойся. Мы с тобой будем самыми счастливыми. Всё будет хорошо. Наши беты вырастут достойными мехами. Ты изменился, Мегатрон. И я этому безумно рад.

— Главное, чтобы они не узнали о моём прошлом, — вздохнул тот. — Вряд ли их порадует такое.

— Да, верно... — Оптимус погладил его по плечу. — Надеюсь, они будут похожи на тебя.

— Всего лишь через неделю узнаем, — нервно усмехнулся Мегатрон, и вдруг обеспокоенно вскинулся: — А этот псих ненормальный не может попытаться, помимо меня, ещё и на спарков напасть?

— Не нападёт. Не посмеет. Мы защитим их. Вместе. Знал бы ты, как я счастлив...

— Знаю, — произнёс Мегатрон, внимательно и с лаской глядя на него. — Я тоже очень счастлив... Оптимус, спасибо, что изменил мою жизнь.

— Не благодари... Я не мог иначе... — Тот улыбнулся. — Мы всегда будем вместе, любовь моя.

Мегатрон мягко и чувственно поцеловал его - он был бесконечно счастлив.