Чем меньше оставалось орнов до активации, тем больше нервничал Мегатрон, стараясь, впрочем, не показывать этого Оптимусу. Он волновался о том, сможет ли стать достойным дани, примут ли остальные кибертронцы их с Оптимусом союз и бет и, конечно же, о будущем их мира в целом. Успокаивал лишь тот факт, что Оптимус поддерживал его и заботился, и Мегатрон ему абсолютно верил, а особенно любил те моменты, когда они лежали в обнимку под термоодеялом, вслушиваясь в пульсацию Искр друг друга и наслаждаясь покоем.
В этот раз, правда, десептикона не покидало смутное ощущение, что сегодняшний орн будет особенным. Он лежал тихо, обнимая мирно спящего Оптимуса, но в какой-то миг слегка вздрогнул и прижался от возникшего и неумолимо нараставшего в Искре непонятного ощущения, внезапно сменившегося режущей болью. Мегатрон глухо застонал, сжавшись в комок и прижимая ладони к грудным пластинам.

Резко открыв оптику, Прайм приподнялся и, взволнованно взглянув на него, и спросил:

— Что такое, любимый? Тебе больно?

— Д-да... — сдавленно отозвался Мегатрон. — Ммммхх... Помоги... — Он с приглушённым рычанием вцепился когтями в край платформы.

— Я сейчас. — Оптимус поднялся. — Потерпи немного!

Он выскочил из отсека и помчался в медбэй.

— Рэтчет! — прокричал он на ходу. — Нужна помощь!

Рэтчет, мирно шедший по коридору, аж подпрыгнул.

— Что?! — перепугался он.

— Там... Там Мегатрон! Кажется, началось!

И, не дожидаясь ответа, Прайм рванул обратно в отсек. Подбежав к кушетке, он сел и взял Мегатрона за манипулятор.

— Потерпи немного, — прошептал он. — Всё будет хорошо.

Мегатрон болезненно застонал, неосознанно сжав его ладонь.

— Я... боюсь...

— Ну, успокойся, сейчас я помогу тебе, — проговорил Рэтчет, успевший с поистине спринтерской скоростью метнуться в ремблок за всем необходимым. — Только царапаться не вздумай — сам полировать будешь потом. Оптимус, подержи ему манипуляторы. — Рэтчет сел рядом и с помощью специальных зажимов принялся расклинивать прочно сомкнутую грудную броню беспомощно стонущего Мегатрона. — Тихо-тихо... — успокаивающе произнёс медбот. — Совсем немного осталось.

Наконец, пластины брони были раскрыты, и Рэтчет принялся аккуратно откреплять от опутывавших их многочисленных проводков два сегментированных кокона, а отсоединив, вручил их Прайму.

— Держи, опи, а я пока твоему ненаглядному броню закрою, — улыбнулся Рэтчет.

Мегатрон же, совершенно обессиленный из-за нагрузок на болевые сенсоры, лежал абсолютно неподвижно и покорно. Проверив, не порвались ли какие-либо проводки и энергомагистрали, медбот осторожно закрыл пластины брони, после чего обернулся к так и сидевшему с крайне ошарашенным видом Оптимусу и сбросил слабые, щекочущие разрядики на поверхность металлических коконов. Послышались мягкие щелчки, и коконы развернулись в двух маленьких мехов.

Оптимус с удивлением посмотрел на них и улыбнулся.

— Они точная твоя копия, Мегатрон, — проговорил он, взглянув на бондмейта, и, наклонившись, поцеловал его. — Всё хорошо, любимый. Отдыхай. Спасибо, Рэтчет.

— Обращайся, — отозвался крайне довольный медбот. — Я очень давно не помогал спаркам появиться на свет, и рад, что наконец-то это сделал. Отдыхай, дани-герой, — с добродушной усмешкой сказал он Мегатрону, укрыв его термоодеялом, и поставил рядом с его манипулятором три куба среднезаряженного энергона. — Потом силы восстановишь. — Он с улыбкой посмотрел на спарков и ушёл.

Прайм аккуратно положил спарков рядом с Мегатроном.

— Познакомься, — с улыбкой проговорил он, — Скиртвэйв и Рэвджест.

Малыши, мелодично стрекоча и попискивая, забрались на грудную броню Мегатрона и прижались к ней, поближе к Искре.

— Мои милые... — прошептал Мегатрон, не смея коснуться их. Затем всё же протянул манипулятор и с невыразимой нежностью и трепетом бережно погладил их по спинкам. — Не могу поверить — у меня действительно есть семья...

— Есть, — с теплотой произнёс Оптимус. — У нас с тобой. И они — тому подтверждение. Как себя чувствуешь, любимый?

— Усталым, — прерывисто провентилировал десептикон. — Но очень счастливым!

— Тебе нужно отдохнуть и подзарядиться. Сможешь приподняться?

— Если поможешь, — слегка улыбнулся Мегатрон.

— Конечно.

Оптимус помог возлюбленному приподняться и, взяв куб, поднес его к губам Мегатрона.
Мегатрон приобнял Оптимуса за плечо и стал пить энергон. Допив куб до конца, он с благодарностью посмотрел на партнёра.

— Спасибо, любимый.

— Может, ещё? — спросил автобот, убрав пустой куб.

— Да, пожалуй... — согласился Мегатрон. — Сил пока что маловато.

Оптимус улыбнулся и, взяв ещё один куб, поднёс его к губам десептикона.

— Вот так, — проговорил он.

— Как же хорошо, — блаженно зажмурился тот, выпив и этот куб. — Я никогда не перестану восхищаться твоей заботой.

— Я знаю... — Оптимус отставил куб в сторону. — Я всегда буду заботиться о тебе. — Он помог Мегатрону лечь. — А теперь отдыхай. А я... То есть — мы, побудем рядом.

— Даже не верится, что я стал дани, — слабо улыбнулся десептикон, понемногу засыпая. — Как же здорово...

Наконец он окончательно ушёл оффлайн, как и оба малышей, уютно пригревшихся на его броне. Улыбнувшись, Прайм осторожно укрыл их термоодеялом, лёг рядом и обнял.

— Я люблю вас... — прошептал он. — Люблю без остатка. Вы — самое дорогое, что у меня есть... Вы — моё счастье.

Оптимус был благодарен судьбе за предоставленную возможность. Всё то время, что Мегатрон перезаряжался, автобот смотрел на него.

— Как отдохнул? — с улыбкой спросил он, когда бондмейт раскрыл оптику.

— Замечательно, — удовлетворённо отозвался тот, мягко целуя Оптимуса. — Оптимус... Выходит, скоро я должен буду предстать перед народом Кибертрона? Они все хотят меня убить, я в этом уверен, — со вздохом проговорил он.

— Не хотят. Не волнуйся об этом. Я говорил с ними. Есть, правда, некоторые, кто до сих пор сомневается. Именно поэтому нужно ещё раз встретиться с ними. — Он улыбнулся. — Скоро ты окрепнешь, и мы сделаем это.

— Думаешь, они станут слушать того, кто едва не истребил всех? — с сомнением спросил Мегатрон.

— Станут. Они сами изъявили желание выслушать тебя. Так что... Не переживай. Всё хорошо будет.

— Даже так? — удивился Мегатрон. — Тогда другое дело! Я поговорю с ними. Теперь я уже не так нервничаю.

— Вот и замечательно. — Оптимус снова улыбнулся. — Ты только посмотри на них. Маленькие комочки счастья...

— Они такие хрупкие и беззащитные, — растроганно проговорил Мегатрон, легонько погладив маленьких мехов. —Так хочется их защищать...

— Ты прав. — Прайм нежно посмотрел на него. — Может, как-нибудь повторим?

— Носительство? — уточнил десептикон и после кивка произнёс: - Знаешь... В принципе, я не против, — улыбнулся он. — Теперь я буду готов и буду знать, что меня ожидает. К тому же, раз в моей Искре больше нет энергии Юникрона, слияние уже не будет болезненным.

— Вот и замечательно. А то... Знал бы ты, как сильно я хочу тебя!

— Мммм, какой ты страстный, — улыбнулся Мегатрон, проведя ладонью по его щеке.

— Ты тоже. — Оптимус поцеловал его. — Тебе идёт быть носителем.

Мегатрон с тихим урчанием ответил на поцелуй, пробежавшись когтями по его шейным магистралям.

— Соблазнитель... Только у нас есть два маленьких свидетеля.

— Я знаю... — возбуждённо ответил автобот. — Придётся немножко подождать. Хотя так не хочется... Я ведь уже начинаю разогреваться.

— О да, я чувствую, — заинтересованно отозвался Мегатрон, погладив его по спине и опустившись до талии. И в этот момент спарклинги с шаловливым писком стали пытаться вскарабкаться на своего опи. — Хах, они просто прелесть! — рассмеялся десептикон.

— Это точно! — воскликнул Оптимус, взглянув на них и погладив. — Да-а-а... С ними не поконнектишься. Нужна няня для этого.

— Я их только Рэтчету либо Нокауту доверить готов, — покачал головой Мегатрон. — Саундвейву ещё, пожалуй, если бы он не застрял в Зоне Тени. У меня не слишком большой круг доверенных лиц.

— Да, знаю. И я согласен. Рэтчет никогда не подводил меня. Да и Нокаут доказал свою преданность... Предлагаю сделать это прямо сейчас.

— Давай, — согласился Мегатрон. — Так, милые, идите ко мне. — Он аккуратно подхватил малышей на манипуляторы и они прижались к нему, цепляясь коготками за броню и с любопытством озираясь. — Идём, Оптимус, — улыбнулся он, направляясь к выходу.

В ремблоке очень удачно находились сразу оба медбота.

— Нокаут, зачем ты добавил окислы?! Ты всю рецептуру испортил!

— Что значит — испортил?! — возмущался Нокаут. — Медицинский энергон окислами не испортишь! Сам знаешь — раненым, ослабленным либо заискрённым трансформерам такое в самый раз! Ты как будто только из Академии.

— Этот энергон предназначается для пострадавших от токсэна! Окислы здесь не нужны либо в очень маленьком количестве, а не так, как ты — вбухал полбрикета!

— Ладно, хорошо, делай, как знаешь! — раздражённо махнул манипулятором Нокаут. — Я пытался улучшить состав.

— Нокаут... — Рэтчет устало провентилировал. — Я знаю, что ты хочешь, как лучше. Но сейчас ты, правда, ошибся.

— Ну, хорошо-хорошо — я не обижаюсь, — проговорил гонщик. — Но с тебя — улучшенная формула полироли.

— Шантажист! — фыркнул Рэтчет. — О, прошу прощения, что вам пришлось эти разборки наблюдать, — обратился он к вошедшим в медблок лидерам.

— Это разве разборки? — хмыкнул Мегатрон. — Ты просто не видел, как я со Старскримом разбирался в своё время. Нокаут подтвердит.

— Конечно, подтвержу — я ведь его чинил потом, — отозвался тот.

— Собственно, мы чего пришли... Посидите-ка пока с малышами, — проговорил Мегатрон. — Мы с Оптимусом будем... заняты.

— Без проблем — давно я не возился с бетами, — ответил Рэтчет. — Надеюсь, конечно, что они не разнесут медблок.

— Что, боишься не справиться с двумя спарками, а, старичок? — ехидно поинтересовался Нокаут.

— Так, кто-то давно полировку не восстанавливал? — грозно вопросил Рэтчет.

— Молчу-молчу, — картинно поднял манипуляторы алый гонщик.

— То-то же, — хмыкнул Рэтчет, и, обращаясь к лидерам, произнёс: — Не волнуйтесь, я присмотрю за ними.

— Отлично, — обрадовался Мегатрон. — Спасибо. — И быстро утащил Оптимуса из ремблока.

Оказавшись в отсеке, Прайм притянул к себе Мегатрона и страстно поцеловал.

— Наконец-то мы одни. — Он провёл манипуляторами по спине десептикона. — Я возбуждён...

— Я тоже, любимый, — прошептал тот, целуя его в ответ с не меньшей страстью и крепко прижавшись. — Как же я тебя хочу... — Он погладил Оптимуса по бёдрам.

— И я тебя... — Тот прижал Мегатрона к стене и начал целовать, ещё сильнее возбуждая и доводя до экстаза.

Мегатрон возбуждённо застонал, то порывисто гладя его по спине, то сжимая бёдра. Обняв партнёра, он пылко целовал его, время от времени сбрасывая разряды с кончиков когтей, и с тихим щелчком раскрыл паховую броню.

— Ты — мой... - страстно выдохнул Мегатрон.

— Как и ты мой, — прошептал в ответ Оптимус.
Улыбнувшись, он раскрыл собственную паховую броню и, всё так же прижимая любимого, медленно вошёл в него, а затем начал двигаться, с каждым разом ускоряясь и доставляя Мегатрону истинное наслаждение. Тот прерывисто и сладострастно стонал, выгнувшись и отдаваясь бондмейту, обхватив его за плечи и прижимаясь; по внутренней стороне бёдер стекала смазка из порта, а напряжённый джампер тоже маслянисто поблёскивал. Это всё больше и больше возбуждало Оптимуса. Толчки становились сильнее. Корпус автобота нагревался, пока не стал горячим. Он не сдержался.

Когда грудная броня Прайма раскрылась и энергия его Искры ласковым теплом коснулась брони Мегатрона, он, хрипло вскрикнув от страсти, раскрыл свою броню, и энергия его Искры потянулась навстречу, переплетаясь. На этот раз, благодаря отсутствию энергии Юникрона, слияние не было болезненным, напротив — такого всплеска потрясающего, ни с чем не сравнимого наслаждения Мегатрон ещё никогда не испытывал. Казалось, будто они с Оптимусом слились воедино — настолько сильным было взаимопроникновение энергий их Искр. 

Сжав плечи бондмейта, Мегатрон со стонами бурно перезагрузился несколько раз подряд, залив смазкой из коннектора бёдра и броню на его животе, а его собственные ноги были залиты смазкой из порта. Хрипло выдохнув, он повис на манипуляторах Оптимуса, преисполненный приятной усталости.

Приобняв партнёра, Прайм подвёл его к платформе, помог лечь и сам опустился рядом, при этом укрывая Мегатрона термоодеялом.

— Ты как? — тихо спросил он.

— Кааайф... — проговорил тот, обнимая Оптимуса. — Оптимус, ты великолепный партнёр. И слияние в этот раз без боли было.

— Чувствую, Рэтчет нас по голове не погладит, — сказал Прайм, прижимая его к себе.

— Да уж, он небось замаялся тот энергон для меня делать, — усмехнулся Мегатрон. — Ничего, много спарков - это хорошо. А ещё, возможно, это даже поможет кибертронцам мне поверить.

— Ты прав. — Оптимус улыбнулся. — Отдыхай. За... Двоих?

— Вот совсем скоро и проверим, сколько получилось новых Искорок — одна или две, — задумчиво проговорил Мегатрон. — Думаю, Рэтчету лучше уже к завтрашнему орну носительский энергон подготовить.

— Это верно, — проговорил Прайм. — Сообщим ему, когда пойдём за спарками. — Он прикрыл оптику и отключился.

…Отдохнули они где-то за пару джооров, причём Мегатрон проснулся первым. Тихонько лёжа рядом с Оптимусом, он обнимал его, с задумчивой нежностью глядя на его фэйсплет.

— Милый мой... — тихо проговорил он, прильнув к партнёру.

— Мммм... — томно простонал Оптимус, открыв оптику. — Как же замечательно рядом с тобой.

— Как и мне, - улыбнулся десептикон. - Обожаю вот так лежать рядышком в обнимку с тобой.

— Я тоже. — Прайм поцеловал его. — Ты мне снился...

— Оу. Ты романтик, — смутился тот. — Как тебе это удаётся?

— Я постоянно о тебе думаю. И знаешь... Пора нам... как-то узаконить наши отношения, как говорят на Земле.

— Ты действительно хочешь создать Узы? — Мегатрон неверяще смотрел на него.

— Да, — ответил автобот. — И как можно скорее.

— Я тоже очень хочу, — серьёзно произнёс Мегатрон. — Тем более, что у нас спарки.

— Именно... Как себя чувствуешь? Энергии хватает?

— Пока да, но, думаю, это до завтра только. Идём к Рэтчету — и малышей заберём, и предупредим. Ха, он наверняка орать будет.

— Да, пойдём, — проговорил автобот и, поднявшись, протянул ему манипулятор.

Улыбнувшись, Мегатрон взял его за манипулятор, и они направились в медбэй, а придя туда, обнаружили, что малыши успели разрисовать броню Нокаута и Рэтчета в разные весёленькие цвета, а сейчас, вдоволь напившись слабозаряженного энергона, мирно дремали в обнимку на кушетке.

— Ну у вас и вид! — засмеялся Мегатрон.

— Ага, очень весело! — хмуро фыркнул Рэтчет, приводя себя в порядок. — Непривычно быть вот таким раскрашенным.

— Мне, к слову, розовый и зелёный вообще не идёт! — возмущался Нокаут, тоже старательно оттиравший броню.

— Вам эти краски сейчас мелочью покажутся, — ухмыльнулся десептикон. — Скажи им, Оптимус.

— Да, верно… — Прайм замялся. — Мы немного... перестарались. Мегатрон снова носитель.

— Ну вы, блин, даёте, — совершенно по-земному ошалело выдал Нокаут.

— Что? — переспросил Рэтчет. — Вы оба как — с процессором дружите вообще?? Он только-только активировал!

— Не надо на нас орать! — рыкнул Мегатрон. — Лучше подготовь тот носительский энергон.

Медбот устало провентилировал.

— Ты думаешь, я против спарков? Не в этом дело. Новое искрение сразу же после активации — это огромная нагрузка на системы. Ты себе навредить можешь. Оптимус, ну хотя бы ты чем думал-то? Он ведь твой партнёр всё-таки.

— Я... — Прайм опустил взгляд. — Я этого хотел. И теперь... Насколько это опасно?

— Если энергона будет пить больше, чем при предыдущем носительстве — возможно, и обойдётся всё, — вздохнул Рэтчет. — Но отключки всё равно возможны. А ещё надо будет раз в орн делать капельницу со смесью медицинского энергона и разных дополнительных присадок.

— Звучит терпимо, — проговорил Мегатрон.

— Ничего. Справимся.

Подойдя к спаркам, Оптимус аккуратно подхватил их и вернулся к Мегатрону.

— Когда он должен прийти на осмотр? — спросил автобот, взглянув на Рэтчета.

— Завтра, — ответил медбот. — Сегодня мы с Нокаутом будем энергон подготавливать — и для капельницы, и чтобы просто пить.

— Хорошо, — произнёс Мегатрон. — Приду, конечно. — И, обернувшись к Оптимусу, сказал: — Может, пойдём, пройдёмся? Мне кажется, пора нашим бетам увидеть мир за стенами базы.

— Согласен, — отозвался тот. — Только будь осторожен. Скажи, если почувствуешь слабость.

И, поблагодарив медботов, Прайм вышел.

***

За пределами базы было... непривычно - всё же за период носительства Мегатрон не покидал её, опасаясь возмездия со стороны возвращавшихся кибертронцев, — но, тем не менее, он был доволен, что, наконец-то, выбрался наружу. Скиртвэйв и Рэвджест, сидевшие на манипуляторах Оптимуса, с любопытством озирались вокруг, разглядывая местность — сейчас они все вместе находились на просторном плато недалеко от Иакона, с которого открывался прекрасный обзор. Посмотрев вперёд, Прайм улыбнулся и, сев на землю, прижал к себе малышей.

— Присядешь рядом? — спросил он, взглянув на Мегатрона.

Тот с удовольствием сел, обняв его за плечи.

— В Иаконе уже так много восстановлено... Даже отсюда видно, — тихо проговорил десептикон. — И через три недели нам предстоит туда идти.

— Да, я помню. — Прайм прижался к партнёру. — Ты прав...

— Оптимус, а ведь если Смоукскрин и Уилджек снова решат попытаться меня убить, то ты единственный, кто захочет мне помочь, — произнёс Мегатрон. — Даже если остальные готовы меня слушать, это вовсе не значит, что они готовы поддержать.

— Это да... Но не волнуйся. Я справлюсь. Я никому не позволю навредить тебе. Никому. Никогда.

—Я люблю тебя. — Мегатрон нежно провёл ладонью по голове партнёра. — Как же хорошо, когда можно вот так довериться...

— Я тебя тоже люблю. — Прайм повернулся и поцеловал Мегатрона. — Ты всегда можешь довериться мне... Я тебя выслушаю. Мы же семья.

Десептикон ласково потёрся щекой об его плечо.

— Как и ты можешь довериться мне. И ты даже не представляешь, как мне хочется поскорее заключить соузничество.

— Мне тоже, — ответил Оптимус. — Осталось только решить — когда. Я хочу как можно скорее.

— Может, сегодня? — предложил Мегатрон. — Я не уверен, что в следующие орны буду в хорошем состоянии...

— Я... согласен. — Прайм вновь поцеловал его. — Да. Я хочу этого. Прямо сейчас.

Поднявшись, он с улыбкой взглянул на Мегатрона.

— Возвращаемся на базу. Кажется, я знаю, кто будет моим свидетелем. А вот ты... Может, Нокаут? Он до сих пор относится к тебе с уважением.

— Почему нет? Я тоже о нём подумал, — проговорил десептикон. — Идём.

***

По возвращении они нашли Нокаута вдумчиво полирующим броню в одном из тихих закутков, в которых ему нравилось иногда бывать.

— О, показывали малышам окрестности? — улыбнувшись, спросил он.

— Да, — ответил Прайм, взглянув на него. — Где сейчас Рэтчет? Мы  хотели попросить, чтобы вы... засвидетельствовали наш Союз.

— Ничего себе! - обрадовался Нокаут, откладывая полировальный диск. — Я очень рад за вас, правда. А Рэтчет... Он сейчас Уилджеку помощь оказывает — тот умудрился подраться с одним из предаконов. Ничего серьёзного — магистрали не пострадали, просто броня помята. Так что Рэтчет меня даже отпустил.

— Надеюсь, он скоро освободится. — Оптимус взглянул на любимого. — Подождём его, а пока что... Может, хочешь подзарядиться?

— Думаю, скоро, — задумчиво проговорил Нокаут. — Броню выправить нетрудно и недолго, особенно если с таким нетерпеливым пациентом, как Уилджек, дело имеешь.

— Да, неплохо было бы, — отозвался Мегатрон. — Только вот не хотелось бы с Уилджеком пересекаться. Он на меня нападёт, я его убью, а тебе это точно не понравится.

— Да, верно. Хм... — Прайм связался с медботом: /— Рэтчет, прости, что отвлекаю. Есть дело. Вернее, просьба. Даже две./

/— Да, слушаю,/ — мгновенно откликнулся тот.

Уилджек тем временем стоически терпел все необходимые манипуляции.

/— Мы с Мегатроном хотим заключить Союз. И я хотел бы попросить тебя быть моим свидетелем. И... прихвати с собой пару кубов энергона./

/— О как. Что же, поздравляю. Сейчас приду./ — Рэтчет выправил Уилджеку оставшиеся вмятины и, велев остаться для дополнительного обследования и взяв два куба, покинул медблок и направился к будущим соузникам.

Когда Рэтчет вошел, лидер с улыбкой взглянул на него и сказал:

— Спасибо за поздравления. Мы... счастливы. Очень счастливы.

— Вижу, - улыбнулся в ответ Рэтчет, вручая ему кубы. — И я действительно рад за вас.

— Спасибо, — произнёс Оптимус и, взяв кубы, повернулся и протянул их Мегатрону. — Надеюсь, этого хватит?

— Да, вполне, — приободрился тот, беря их и распечатав первый. После того, оба куба были пусты, силы его полностью восстановились. — Как же хорошо! Спасибо, Рэтчет.

— Мне ещё никогда не приходилось быть свидетелем Союза, — проговорил Нокаут. — Я даже волнуюсь немного.

— Не переживай, тут ничего сложного, — успокоил его Рэтчет. — Оптимус, ты готов?

— Да, — ответил тот, немного помолчав. — Хотя, по правде говоря, я немного волнуюсь. Так что... Я рассчитываю на тебя, старый друг.

Мегатрон взял Прайма за манипуляторы.

— Я всегда буду верен и предан тебе, любимый, пока не угаснет последняя звезда во Вселенной, — торжественной и нежно произнёс он. — Клянусь ВсеИскрой.

— Как и я. Клянусь всегда быть рядом с тобой, любить тебя, защищать от любых бед, быть верным тебе, пока не погаснет последняя звезда,— с улыбкой и нежностью в голосе произнёс Оптимус, смотря ему в оптику.

Мегатрон порывисто обнял его и трепетно поцеловал, погладив по спине.

— И я всегда буду поддерживать и беречь тебя, Оптимус, — проговорил он.

— Я свидетельствую и подтверждаю клятву, — одновременно произнесли Рэтчет и Нокаут.

Прайм поцеловал Мегатрона в ответ, обнимая и гладя его по спине.

— Я люблю тебя... — проговорил он.

— Я тоже тебя люблю! И всегда любить буду... — произнёс Мегатрон, прижавшись к ним.

Рэтчет мягко улыбнулся.

— Никогда бы не подумал, что скажу такое, но вы действительно замечательная пара.

— Спасибо, старый друг, — произнёс Оптимус. — Ты следующий. Не только мы имеем право на счастье...

— Оптимус, у меня всё равно никого нет на примете, — ответил Рэтчет. — Да и не уверен я, что так уж хочу этого.

— Думаю, ты найдёшь свое счастье. — Оптимус улыбнулся. — Я рад, что у нас есть такие друзья...

Он посмотрел на Мегатрона и страстно провёл манипулятором по его спине. Тот с готовностью прижался к бондмейту, наслаждаясь лаской. Спарклинги, которые всё это время тихонько сидели рядом с Нокаутом, явно прикидывая, как бы опять раскрасить его алую броню, метнулись к своим альфам.

— Уилджек, я ведь сказал тебе быть в медблоке! — резко развернулся к нему Рэтчет.

— Ой, извините! — буркнул врекер. — Захотелось посмотреть на этого монстра! Ха! Ну и сколько ты будешь обманывать Оптимуса, десептикон?!

Мегатрон, выдав низкое, горловое рычание, шагнул к нему.

— Убирайся, пока цел! — оскалился он.

— Ой-ой-ой! И что ты мне сделаешь?! Уничтожишь?! Ха! Десептиконы не меняются! И ты никогда не изменишься! Никогда!

— Я бы с радостью вырвал тебе Искру, — прошипел Мегатрон, сузив оптику, — но не хочу разочаровывать Оптимуса. Но если тронешь наших спарков — пощады не жди!

— Монстр! — повторил Уилджек. — Ты всегда будешь убийцей. Но не эти спарки.

Он повернулся и пошел прочь. Мегатрон замер, глухо рыча. Как же ему хотелось прикончить этого идиота! Он с силой провёл когтями по стене, создавая рваный, скрежещущий звук и оставляя глубокие, неровные борозды.

— Тише, — прошептал Оптимус, положив манипулятор ему на плечо. — Всё хорошо. Я рядом... Он просто хотел спровоцировать тебя...

Десептикон прерывисто выдохнул.

— Прости. Я не обманываю тебя.

— Я знаю... Знаю. Присядем?

— Давай. — Мегатрон мрачно посмотрел на когти. — Шлак... Ненавижу его. Но хотя бы спарков трогать не собирается.

Оптимус сел рядом с ним.

— Да, верно. — Он обнял Мегатрона. — Не волнуйся. Просто доверься мне...

— Я верю. Просто таких, как он, наверняка ещё много... Я не могу прятаться всю жизнь. — Он прижался к партнёру, обнимая в ответ.

— Мы, пожалуй, пойдём, — сочувственно проговорил Нокаут.

— Лично я пойду пересоберу Уилджека во что-нибудь полезное, — проворчал Рэтчет. — Будет знать в следующий раз!

— Я с тобой, - зловеще улыбнулся Нокаут, и они ушли.

Рэвджест мелодично пискнул и погладил Мегатрона по ноге. Скиртвэйв же прижался к серебристо-серой броне, поглаживая ладошкой по ней. Взглянув на них, Оптимус улыбнулся и сказал:

— Мы семья. Ты только посмотри на них... Разве не в этом состоит наше счастье? Маленькие комочки... А скоро их станет больше! Не нужно прятаться. Стоит показать, что ты изменился. Но не войной. Понимаешь, любимый?

Мегатрон аккуратно забрал к себе на колени радостно застрекотавших спарков, гладя их по спинкам.

— Как же я вас всех люблю... — прошептал он. — Вот только не думаю, что желающих слушать будет много. Большинство видит во мне монстра, и их сложно в этом винить.

Прайм вздохнул.

— Ты не такой. Больше не такой. Понимаешь? Ты был монстром. Но теперь нет. И жители это увидят. Просто нужно подождать.

— А захотят видеть? — горько усмехнулся десептикон. — Думаю, они будут очень рады прикончить меня, чтобы я ни делал. Совсем как Уилджек и Смоукскрин.

— Этого не случится. Никогда. — Оптимус взял его за манипулятор. — Просто верь мне. Как и я верю тебе. Кажется, кое-кому пора на перезарядку. — Он посмотрел на притихших спарков и улыбнулся.

Мегатрон устало вздохнул.

— Мне бы тоже отдохнуть не мешало. Эти разборки такими выматывающими оказались... — Он потёр фэйсплет.

— Конечно, — проговорил Оптимус, подхватывая малышей на манипуляторы. — Доброй перезарядки, родные, — сказал он, когда они пришли в свой отсек, и, повернувшись, взглянул Мегатрона. — И тебе тоже, любимый.

Мегатрон слегка улыбнулся в ответ и уснул.