На следующий орн ему предстояло идти к Рэтчету на осмотр, и он попросил Оптимуса пойти вместе с ним.

— Вдруг по дороге на Уилджека нарвусь, — пояснил он. — Вряд ли ты обрадуешься тому, что его запчасти будут валяться по всей базе.

— Есть немного, — проговорил Оптимус по пути. — Но, с другой стороны... Подобное поведение непростительно. Я сам вчера еле держался, чтобы ему не врезать по фэйсу хорошенько.

— А мне его вообще убить хотелось, — мрачно произнёс Мегатрон. — Останавливало лишь твоё присутствие. Но ради тебя я готов сдержаться.

Когда они уже почти пришли, им встретился Бамблби.

— Выходит, ты по-прежнему с ним? — удивлённо спросил он.

— Да, — ответил Прайм. — И теперь мы всегда будем вместе. Вчера мы с Мегатроном заключили Союз.

Бамблби в ужасе отшатнулся.

— Оптимус, что с тобой не так??

— Всё со мной так. Я просто... люблю его. Люблю больше жизни. Ещё с тех пор, как был архивистом.

— Он убил множество кибертронцев! Как ты мог простить его?! — в отчаянии воскликнул Би.

— Сгинь, малявка! — рявкнул Мегатрон.

— Бамблби, со временем ты поймёшь... Он изменился. Скоро все это увидят. Я не хочу раскола в команде, но если придется выбирать... Своё решение я никогда не изменю. — Оптимус вздохнул. — Убийства в прошлом. Мегатрон теперь другой.

— Прости, Оптимус, но я никогда не смогу принять твой Союз с тем, кто столько энергона пролил, — твёрдо произнёс разведчик. — Это предательство памяти погибших!

— Я помню о тех, кто погиб. И он тоже. Мы оба изменились в лучшую сторону, Бамблби. Я не хочу ссор. Я лишь прошу понять нас. Мы любим друг друга. — Прайм положил манипулятор на плечо автобота. — Когда-нибудь ты поймёшь.

— Не трогай меня! — Бамблби дёрнулся в сторону. — Уилджек и Смоукскрин правы — ты просто предатель.

— Тогда ты можешь уйти прямо сейчас, — проговорил Оптимус. — Если хочешь. Вот только народ меня предателем не считает.

— Они просто не поняли, что к чему, да и только, — с горечью сказал Би. — Я уж лучше действительно уйду, чем буду видеть... вот это всё.
— Он с отвращением посмотрел на Мегатрона.

— Но помни: тебя не изгнали отсюда. — Оптимус взял возлюбленного за манипулятор. — Идём. Нас ждёт Рэтчет.

И они направились дальше.

Бамблби покачал головой и пошёл прочь. Мегатрон же легонько сжал ладонь любимого в ответ, и они вскоре пришли в медблок.

— Не забыли? Молодцы, — довольно проговорил Рэтчет.

— Конечно, мы помнили. — Оптимус подвёл десептикона к платформе. — Надеюсь, с ним всё хорошо.

Рэтчет взял сканер и снял энергопоказатели Мегатрона, приложив прибор к его грудным пластинам.

— У тебя низкий уровень заряда, — произнёс он. — Но с новыми Искорками всё хорошо, не волнуйся.

— Искорками? Их снова двое? — спросил Мегатрон.

— Именно, — улыбнулся медбот. — И снова мехи. А пока ложись — капельницу ставить буду.

Мегатрон страдальчески вздохнул, но послушно лёг на платформу, сдвигая броню на манипуляторе, открыв тем самым доступ к энергомагистралям. Рэтчет аккуратно, стараясь по возможности доставить минимум дискомфорта, подсоединил энергоновую капельницу.

— Лежи, это недолго, — проговорил он.

Присев рядом с любимым, Оптимус поцеловал его и произнёс:

— Прости. Это из-за меня. Поторопились мы. Нужно было подождать, когда ты окрепнешь.

— Ничего, зато спарков много, — ответил Мегатрон. — Может, это даже поможет кибертронцам принять меня.

— Я тоже на это надеюсь, — проговорил автобот. — Будем надеяться, твоё состояние не ухудшится за период носительства...

— Я тоже надеюсь... Терпеть не могу быть слабым!

— Лежи смирно, — строго произнёс Рэтчет. — Будешь дёргаться — повредишь себе энергомагистраль.

— Ты прав. — Мегатрон послушно замер. — Оптимус, если я дезактивнусь, ты уж постарайся хорошо о наших спарках позаботиться.

— Даже думать об этом не смей! — отчаянно воскликнул автобот, взглянув на него. — Никогда... Слышишь? Я не переживу, если с тобой что-то случится... Уйду следом.

— А спарки как же?! — возмутился Мегатрон. — Им в одиночку выживать, что ли?

— Их воспитает Рэтчет. — Прайм опустил голову. — Я просто... Просто не смогу. Не выдержу... Мы только стали счастливыми… — Он вздохнул. — Я так сильно люблю тебя.

— Оптимус... Прости, — вздохнул десептикон и, протянув манипулятор, ласково погладил его по щеке. — Я не хотел сделать тебе больно.

— Всё хорошо, — ответил тот. — Я не обижаюсь. — Прайм взглянул на Мегатрона и слабо улыбнулся. — Просто... Искра разрывается от мысли, что тебя может не стать.

— Не волнуйся, всё с ним будет хорошо, — проговорил Рэтчет. — Я приложу для этого максимум усилий.

— Вот видишь? — улыбнулся Мегатрон. — Так что не переживай. Хотя мне, если честно, страшно.

— Мне тоже. — Оптимус поцеловал любимого. — Я буду рядом с тобой. Всегда. — Он горько усмехнулся. — Зато отдохнёшь. И я тоже. Никому не позволю к тебе приблизиться. Только Рэтчету и Нокауту.

— Ты такой надёжный... — прошептал Мегатрон, поглаживая его манипулятор.

— Вот и готово! — объявил Рэтчет, отсоединяя капельницу. — Полежи немного, и можешь идти. И не забудь — каждый орн так нужно будет делать.

— Я помню. Спасибо. — Мегатрон накрыл ладонью ладонь Оптимуса.
Прайм поцеловал его и взглянул на Рэтчета.

— Спасибо, старый друг. Завтра мы будем в такое же время. Какие-нибудь ещё советы будут?

— Энергон для носителей желательно пить сразу, как будет слабость ощущаться, и стараться не ввязываться в конфликты, — проговорил медбот. — Хотя второе, конечно, мало от вас зависит, к сожалению.

— Ничего. Постараемся их избегать. — Оптимус вновь взглянул на Мегатрона. — Как себя чувствуешь?

— Прекрасно, — удовлетворённо ответил тот. — Знаешь, я бы так хотел показать нашим бетам Иакон, да и Каон тоже... Но не хочу влезать в разборки, которые наверняка будут.

— Давай подождем, пока малыши появятся. — Автобот улыбнулся. — Я волнуюсь. Вдруг что-то случится? Лучше не рисковать.

— Ты прав. Заодно все четверо сразу уж увидят, — согласился Мегатрон. — Кстати! Рэтчет, со спарками точно всё нормально?

— Конечно! — ответил тот. — Это лишь у тебя низкий заряд был, а у спарков как раз всё в порядке, потому что они эту энергию и забрали. Не волнуйся, они не пострадают.

— Ты меня успокоил, — с заметным облегчением произнёс Мегатрон. — Ладно, нам идти пора, а то мы пришли сюда, пока Скиртвэйв с Рэвджестом перезаряжались — жалко их будить было всё же, — но вдруг они уже пришли онлайн, а нас нет.

— Вы бросили малышей одних?! — возмутился подошедший Нокаут. — Что за безответственность! А ещё лидеры.

У Рэтчета же и вовсе слов не было. Прайм взглянул на него и вздохнул.

— Он прав, — отозвался он. — Идём.

Поднявшись, он протянул Мегатрону манипулятор. Мегатрон с благодарностью взял его за манипулятор и легко поднялся с платформы.

— Вот, возьми, — вручил ему Рэтчет брикет. — Спаркам нужны окислы — это важно для брони и внутренних систем. Не волнуйся, им понравится — сметут в один присест.

— О, замечательно! — обрадовался десептикон. — Сразу и отдам им, как придём.

И они с Оптимусом покинули медбэй и пошли обратно в свой отсек.

...Спарки пришли онлайн совсем недавно, и в данный момент были заняты увлечённым обследованием отсека, что, впрочем, не помешало им мгновенно отреагировать на пришедших альф и броситься к ним с радостным писком. Посмотрев на них, Оптимус отпустил манипулятор любимого и, сев на колени, обнял Скирта.

— Все в тебя, Мегатрон, — проговорил он. — Такие же шустрые.

— Если бы не ты — не было бы у меня этих славных крох, — сказал десептикон, беря на манипуляторы Джеста. — Оптимус, ты не представляешь, каким счастливым меня сделал.

— А ты меня, дорогой, — ответил тот, поднявшись. — Ну что, малыши, проголодались? У дани для вас кое-что есть.

Мегатрон развернул брикет, и спарки мгновенно растащили шарики окислов, с аппетитом их уплетая.

— Мои хорошие. — Мегатрон с улыбкой поглаживал их по спинке. — Скоро у вас появятся братья, и будет ещё веселее!

Скирт с удивлением посмотрел на него. Оптимус же, подойдя к платформе, сел рядом с бетой и произнёс:

— Я уже начал думать над именами для них.

— Я тоже, - отозвался десептикон. — Но у меня фантазия так себе.

— Ничего. — Оптмиус улыбнулся. — Доверься мне.

Усадив Скиртвэйва, Прайм взглянул на него и проговорил:

— Иди сюда.

Мегатрон обнял его, потеревшись щекой о плечо.

— С тобой так спокойно... Чувство абсолютной защищённости.

Прайм обнял его в ответ.

— Я знаю. С тобой также. Именно этого мне не хватало всю жизнь...
Мегатрон мягко поцеловал его.

— Мы отлично дополняем друг друга, милый. И, надеюсь, однажды мы сможем показать свои чувства, не боясь ненависти в ответ.

— Да, я тоже. Я всей своей Искрой хочу, чтобы нас приняли. Ведь мы просто хотим быть счастливыми, — сказал Оптимус, поцеловав его в ответ. — Моя радость...

Мегатрон ласково зарылся когтями в его шейные магистрали, осторожно перебирая их.

— Всё же, думаю, беты действительно могут сыграть положительную роль. Тем более, что мы их достойно воспитаем.

— Да... Я даже подумываю отдать их в академию, когда вырастут. А направление пусть выберут сами. Что скажешь?

— Я только за! — воодушевился Мегатрон. — В Иаконе, Симфуре, Полигексе и Праксусе всегда были самые лучшие Академии. Тем более, они уже почти полностью восстановлены.

— Ты прав. — Оптимус вновь поцеловал его. — Когда всё наладится, я хочу вернуться в архив.

— Мммм, ты потрясно целуешься, — жмурясь, промурлыкал десептикон, отвечая на поцелуй и поглаживая бондмейта по спине. - А как планируешь совмещать обязанности архивиста с обязанностями Прайма?

— Я думал об этом. — Оптимус улыбнулся. — У меня будет заместитель... Ты.

— Главное, чтобы меня слушали. И... Ты действительно готов настолько довериться?

— Конечно. Я всецело тебе доверяю. И не только я... Рэтчет и Нокаут тоже. А со временем примут и остальные.

— Главное, дать им время, — согласился Мегатрон. — Что мы и делаем. Я не подведу тебя, обещаю.

— Да, я знаю. Скоро к власти придут лидеры, заботящиеся о кибертронцах и не желавшие войны.

— К власти? — переспросил проходивший мимо и услышавший их слова из-за не закрытой двери Уилджек. — Ну уж нет. Подчиняться десептикону я не стану. Мне Искра дорога.

Мегатрон медленно провентилировал, успокаиваясь.

— Уилджек, я не собираюсь устанавливать десептиконскую диктатуру. Но персонально для тебя сделаю исключение, если ты не отвалишь.

— Десептиконы не меняются, — проговорил тот. — Хотя... Если докажешь, может, и поверю. Зачем тебе власть?

— Я хочу искупить вину за всё, что натворил. Руководить восстановлением Кибертрона, следить, чтобы в Сенате не появлялись всякие алчные, коррумпированные твари, — спокойно объяснил Мегатрон.

— Десептикон, стремящийся к миру? Хм... Хочу лично в этом убедиться. Но это не значит, что я приму подобное. — Врекер посмотрел на спарков. — Славные малыши.

— У тебя будет достаточно времени, чтобы убедиться в правдивости моих слов, — отозвался Мегатрон. — И... Похоже, ты им нравишься, — хмыкнул он, глядя, как беты заинтересованно рассматривают автобота.

Джеки слабо улыбнулся.

— Да, я заметил. Они... — Он помотал головой. — Так. Я на осмотр шёл. Не думай, что я тебе всецело поверю. Мне нужно время. Но... Есть что-то в тебе... хорошее.

— О, прогресс, — проговорил Мегатрон. — Ну, то, что время нужно, я прекрасно понимаю. Как и многим другим.

— Я пойду.

И тот скрылся. Посмотрев на любимого, Оптимус улыбнулся.

— Я же тебе говорил. Не всё потеряно.

— Да, я даже удивлён — не рассчитывал на лояльность от Уилджека, — озадаченно протянул Мегатрон. — Всё же врекеры всегда особенно сильно десептиконов ненавидели.

— Посмотрим, как он поведёт себя дальше. Надеюсь, это не уловка. Может, хочешь отдохнуть?

— Я даже не знаю, верить ему или нет, — растерянно произнёс десептикон. — Да, если ты не против.

— Конечно. — Оптимус поцеловал его. — Тебе нужны силы, любимый.

Мегатрон лёг, устраиваясь поудобнее и накрывшись термоодеялом, и постепенно ушёл в перезарядку.

***

... — Думал, что спасёшься от меня? — послышался зловещий, грозный голос.

— Что? — Мегатрон огляделся — он находился в каком-то непонятном пространстве чёрно-лилового цвета, а прямо перед ним был... Юникрон.

— Твоя Искра принадлежит мне! На ней моё клеймо! — Оптика Юникрона вспыхнула ярко-фиолетовым свечением.

— Нет! Нет, в моей Искре больше нет твоей энергии! — выкрикнул Мегатрон.

— Глупец! — рассмеялся Юникрон. — Это не имеет значения — главное, что ты всё-таки пользовался тёмным энергоном, обращался к моей силе и что я, помимо этого, управлял твоим корпусом, пусть и недолго. И после этого ты думаешь, что спрячешься от меня лишь потому, что твоей Искры коснулась энергия Матрицы Лидерства? — Он презрительно сузил оптику. — Нееет, кто хоть раз имел дело со мной — навсегда принадлежит мне.

— Нет! Нет, это не так! — воскликнул десептикон.

***

— Нет, нет... — стонал он сквозь стон, судорожно сжимая когтями края термоодеяла.

— Мегатрон, — позвал его Оптимус. — Это всего лишь сон. Тише. Успокойся. Я рядом. — Оптимус обнял десептикона и поцеловал. — Всё хорошо... Слышишь меня? Это лишь кошмар...

Мегатрон сдавленно вскрикнул, весь дрожа. Панически забившись в объятиях любимого, он прижался затем к нему и замер, тихо всхлипывая.

— Оптимус...

— Тише... — повторил тот, поглаживая его. — Всё закончилось. Не бойся... Я рядом. Что тебе снилось?

— Юникрон, — хрипло проговорил Мегатрон. — Я знаю, что его сущность заперта, а моя Искра свободна от его энергии. Но как же мне страшно, что я всё равно могу как-то быть с ним по-прежнему связан! — Его начало трясти.

Оптимус продолжал гладить его, пытаясь успокоить.

— Это не так, — ласково проговорил он. — Ты свободен от него. Ты больше не принадлежишь ему. А кошмары... Они пройдут. Ведь я с тобой.

— Ты защитишь меня? — тихо спросил десептикон, обнимая его. — Оптимус, ты не представляешь, как я боюсь...

— Конечно. А как иначе? Мы ведь с тобой связаны... Я так люблю тебя...

— И я тебя очень люблю, — проговорил Мегатрон. - Жаль только, что не все твои друзья готовы принять наши отношения...

— Примут. Обязательно... Будешь энергон?

— Да, не откажусь. — Мегатрон слабо улыбнулся. — У меня действительно в этот раз силы тратятся быстрее, чем при первом носительстве.

— Сейчас. — Оптимус отстранился и, взяв куб с энергоном, протянул его Мегатрону. — Держи.

— Спасибо, милый. — Мегатрон с удовольствием опустошил куб и вновь прижался к партнёру.

Убрав пустой куб, Оптимус снова обнял его.

— Попробуешь ещё поспать? — спросил он.

— Нет! Если опять что-то такое будет? — занервничал десептикон.

— Не будет. Обещаю. Не бойся. Тебе нужен отдых. И Искоркам тоже. — Прайм вздохнул. — Может, позвать Рэтчета?

— Не нужно, — проговорил Мегатрон. — Я... я постараюсь поспать... Хотя мне всё равно страшно.

— Мы можем попробовать ещё кое-что, — проговорил лидер автоботов. — Беты спят и вряд ли проснутся...

Поцеловав любимого, он нежно провёл манипуляторам по его спине, доставляя удовольствие. Мегатрон с тихим урчанием ответил на поцелуй, ласково погладив его в ответ.

— Это отличный метод, — улыбнулся он.

— Вот... Хм... Продолжим?

И, не дожидаясь ответа, Прайм лёг на него, продолжая целовать.

— Я люблю тебя... — выдохнул Мегатрон, обнимая его и упоённо целуя. Броня начала понемногу нагреваться, особенно - паховые пластины.

— И я тебя люблю... — прошептал автобот, раздвигая собственную паховую броню. — О-о-о... Какой ты горячий! Меня это заводит.

— Я очень хочу тебя... — Мегатрон прижался к нему, раздвигая свою броню и открывая уже наполненный смазкой порт.

— Как и я тебя...

Улыбнувшись, Прайм вошёл в его порт и начал двигаться. С каждым толчком он ускорялся, проникая всё глубже и глубже.

— Я люблю тебя, — шептал он.

Десептикон прерывисто и страстно стонал, отдаваясь ему, наслаждаясь глубокими, сильными толчками. Он так долго властвовал, что теперь ему наоборот хотелось подчиниться — хотя бы на платформе! — и почувствовать себя любимым и защищённым.  Перезагрузка, как и прежде, была сильной и яркой — и Мегатрон с удовлетворённым выдохом распластался на платформе, устало вентилируя и лёжа в луже горячей смазки.

Выйдя из него, Оптимус лёг рядом и, обняв любимого, спросил:

— Ну как ощущения?

— Потряяясно, — промурлыкал тот. — Ты великолепен. — Мегатрон нежно и страстно поцеловал его.

Оптимус поцеловал его в ответ.

— Вот и замечательно, — ответил он. — Страх как рукой сняло, как говорят на Земле, да?

— Кажется, да, — прислушавшись к ощущениям, ответил Мегатрон.

— Это то, чего я добивался. А теперь засыпай. Как-никак, не только тебе одному силы нужны.

— Ох... Прости, замучил я тебя, — смутился десептикон.

— Нет, — отозвался тот. — Не говори глупостей. Мы же семья. Так. Всё. Закрывай оптику.

Мегатрон с удовольствием прижался к его грудной броне и понемногу ушёл в перезарядку.

***

Как он и предполагал, это носительство далось гораздо тяжелее первого — именно из-за того, что было сразу, без перерыва, после первого. Так что, несмотря на поддерживающую терапию в виде энергокапельниц и носительского энергона, без упадка сил и даже отключек всё равно дело не обошлось, но, невзирая на это, на воспитание старших бет время и силы всё же находились. Тем не менее, к середине третьей недели Мегатрон начал всерьёз опасаться, что может и не пережить активацию, если не больше — и вовсе не дожить до неё.

— Оптимус, мне кажется, я дезактивнусь, — с трагической интонацией заявил он в один из орнов.

— Этого не случится, — проговорил Прайм, сидя рядом с ним и держа за манипулятор. — Всё будет хорошо. Может, позвать Рэтчета? Пусть посмотрит, что да как.

— Позови, пожалуйста, — тихо попросил десептикон. — У меня сил почти нет...

Спарки, до этого игравшие рядышком, мгновенно забрались на платформу и стали гладить его манипулятор, испуганно глядя на него.

— Сейчас...

Поднявшись, Оптимус вышел из отсека и направился в медбэй.

— Рэтчет, нужна помощь, — сказал он, войдя. — Мегатрон... Ему совсем плохо.

— Ох, шлак. Сейчас приду. Оптимус, всё будет хорошо, — твёрдо произнёс Рэтчет, беря всё необходимое. — Идём.

Когда они пришли в отсек, Мегатрон был в полуотключённом состоянии.

— Помоги... — еле слышно прошептал он.

— Тише-тише, жить будешь, — успокаивающе проговорил медбот, налаживая энергокапельницу. — Потерпи немного.

Рэвджест ласково гладил Мегатрона по щеке, а Скирт обнял его манипулятор; оба спарка были сильно напуганы и дрожали.

— Оптимус, успокой бет, — строго сказал Рэтчет.

Взяв их, Прайм вздохнул и, прижав их к себе, начал успокаивать. Затем, переведя взгляд на Мегатрона, проговорил:

— Прости... Это всё из-за меня... Из-за моей... торопливости...

— Всё нормально, — тихо проговорил тот.

Рэтчет подключил капельницу также ко второму манипулятору.

— Мегатрон, в этой капельнице — стимулирующая смесь. Может быть немного больно в магистралях, но ты уж потерпи, — предупредил он.

— Ничего... — прошептал десептикон, но вскоре стал тихонько постанывать.

— Ну-ну, это ненадолго, — успокаивающе произнёс Рэтчет, и, обернувшись к Оптимусу, сообщил: — Принятые мной меры помогут, но ненадолго. Не считая сегодняшнего орна, до конца носительства ещё четыре орна осталось. Придётся извлекать спарков на два орна раньше. Им это не навредит, потому что они уже полностью сформируются, но зато Мегатрон уж точно жив останется.

— Хорошо, старый друг, — ответил автобот. — Я полностью тебе доверяю.

Присев на платформу, он взял любимого за манипулятор.

— Потерпи... — прошептал Оптимус. — Все будет хорошо. Я рядом.

— Больно... - простонал тот. — Как будто кислота по магистралям...

— К сожалению, у меня не получилось никак изменить формулу, чтобы этого ощущения не было, — объяснил Рэтчет. —  Осталось всего три клика, и я уберу капельницу. — Затем посмотрел на Оптимуса и произнёс: — Оптимус, только попробуй опять так быстро заискрить его. Антенны надеру.

— Больше не буду, — ответил тот. — Его жизнь для меня дороже.

Наклонившись, Прайм осторожно поцеловал Мегатрона. Тот ответил на поцелуй и с тоской посмотрел на него.

— Я точно не дезактивнусь?

— Конечно, нет, — ответил Оптимус. — Эй, всё будет хорошо. Просто потерпи. Уже мало осталось. — Он взглянул на Рэтчета. — Что от меня требуется?

— Будь рядом с ним, — вздохнул Рэтчет, — и тщательно следи за его состоянием. Я дам кубов побольше, будешь поить его энергоном. По-хорошему, Мегатрону тут бы остаться на эти два орна, но рядом с тобой ему лучше будет — соузники, как-никак. Если опять что не так - обязательно зови в любое время.

— Хорошо. — Оптимус прикрыл оптику. — Мы можем поговорить наедине?

— Да, конечно! — ответил Рэтчет и отсоединил обе капельницы — как раз время подошло, — после чего деликатно вышел.

Мегатрон слабо улыбнулся.

— Я сейчас вернусь, — прошептал Оптимус, поднявшись. Выйдя, он взглянул на Рэтчета и, вздохнув, спросил:  — С ним точно всё будет хорошо?

— Главное, эти два орна продержаться, — серьёзно произнёс Рэтчет. — И после этого всё будет отлично.

— Мне и самому страшно, — прошептал Оптимус. — Это всё моя вина, Рэтчет...

Рэтчет крепко обнял его.

— Всё будет хорошо, Оптимус, обещаю, — уверенно произнёс он. — Я вас не брошу.

— Спасибо, — тихо отозвался Оптимус, обняв его в ответ. — Ты уверен, что энергона хватит на эти два орна?

— Да, в медблоке его сейчас много, и ещё добавим с Нокаутом.

— Хорошо. Я пойду к нему.

И Оптимус вернулся в отсек. Подойдя к платформе, он аккуратно укрыл Мегатрона.

— Ты как? — тихо спросил автобот.

— Мне страшно... — прошептал Мегатрон. — Оптимус, у Рэтчета и Нокаута ведь всё получится, правда?

— Конечно, — проговорил тот, лёг рядом с ним и обнял. — Всё будет замечательно. Я им верю.

— Тогда постараюсь не волноваться, — произнёс десептикон, потихоньку засыпая.

— Вот так... Приятного сна, любимый, — проговорил Оптимус, поцеловав его.

Мегатрон сонно вздохнул и обнял его в ответ, а через пару кликов спарки тихонько пробрались на платформу и легли рядом с ним, прижавшись покрепче.

— Я люблю тебя... — прошептал автобот.

***

Последующие два орна Оптимус не отходил от любимого и выполнял все указания Рэтчета. В тот орн, проснувшись раньше Мегатрона, Прайм взял куб с энергоном и, присев на платформу, поцеловал его. Десептикон погладил бондмейта по щеке и поцеловал в ответ. Раскрыв оптику, он посмотрел на Оптимуса и, переведя взгляд на куб, проговорил:

— Вот это очень кстати, любимый — силы мне сегодня особенно понадобятся.

— Я знаю, — отозвался тот, протягивая куб. — Не волнуйся. Всё пройдёт замечательно.

Мегатрон с удовольствием и не спеша выпил энергон.

— Как хорошо... И даже не верится, что спарков уже четверо будет. - Он слегка улыбнулся.

— Да, верно. — Прайм улыбнулся в ответ. — Может, ещё?

— Пожалуй, да, надо бы ещё куб выпить, — согласился десептикон. — Мы пойдём в медблок или Рэтчет с Нокаутом придут сюда?

— Пойдём к ним, — ответил тот, подав Мегатрону ещё один куб. — Я помогу тебе дойти.

Мегатрон выпил и второй куб и, оперевшись на манипулятор Прайма, осторожно поднялся.

— А как же Скирт и Джест? Нельзя же их одних оставлять...

— Я вернусь за ними, — проговорил автобот. — Но сначала позабочусь о тебе. Не волнуйся.

Покинув отсек, они направились в медбэй.

— Рэтчет, мы готовы, — сказал Оптимус, усадив любимого на платформу.

— Молодцы, — одобрительно проговорил медбот, сортируя инструменты. — Как самочувствие? — Он внимательно посмотрел на Мегатрона.

— Немного нервничаю, — признался тот, — но в целом всё хорошо.

— Ну и славно, — кивнул Рэтчет. — Ложись и ничего не бойся.

— Должен предупредить, — заговорил возившийся до этого со всякими колбами Нокаут, — что извлечение бет раньше срока несколько болезненнее по ощущениям, чем когда всё происходит в своё время. Потому не удивляйся.

— А куда я денусь? — вздохнул Мегатрон, поудобнее устраиваясь на платформе.

Нокаут помог ему слегка сменить положение, а затем вручил Рэтчету нужный инструмент и успокаивающе сжал ладонь десептикона. Рэтчет, примерившись, принялся медленно и аккуратно раздвигать плотно и тесно сомкнутые грудные пластины. Мегатрон, рвано выдохнув, вцепился когтями в края платформы и глухо застонал. Оптимус, успевший сходить за бетами, остановился возле платформы и, взглянув на любимого, проговорил:

— Мы рядом. Потерпи... Всё будет хорошо.

Беты отчаянно запищали, пытаясь вырваться из манипуляторов Прайма и забраться на платформу к страдавшему дани.

— Тише, мои хорошие, — прошептал Оптимус. — Скоро всё закончится.

Посмотрев на Рэтчета с Нокаутом, он хотел было что-то спросить, но не стал, понимая, что только помешает им сейчас. Вместо этого он вновь перевёл взгляд на Мегатрона.

— Потерпи... Скоро всё закончится.

Оптимусу и самому было страшно. Всё время, пока шла операция, у него из оптики тёк омыватель.

Наконец, с превеликим трудом медикам удалось разъединить грудные пластины уже полуотключившегося Мегатрона, и Нокаут осторожно извлёк два металлических, сегментированных кокона и открепил от них проводки. Положив коконы на свободное место с краю платформы, он помог Рэтчету закрыть грудную броню Мегатрона, а затем подхватил коконы на манипуляторы и окутал их слабыми разрядами. С тихими щелчками коконы развернулись в спарков. Посмотрев на них, Оптимус слабо улыбнулся и проговорил:

— С активацией, родные. — Затем утёр омыватель и добавил: — Спасибо вам обоим... С Мегатроном точно всё будет хорошо?

— Ему отлежаться надо, — пояснил Нокаут. — А потом окончательно всё будет в порядке.

— Оптимус, всё нормально? — обеспокоенно спросил Рэтчет.

— Да. Я просто... испугался за него, — тихо проговорил автобот, погладив манипулятор любимого.

— Понимаю, — отозвался Рэтчет. — Не волнуйся, он скоро придёт в себя.

Он укрыл отключившегося Мегатрона термоодеялом, а Нокаут уложил рядышком новоактивированных спарков.

— Какие милахи! — растроганно произнёс тот.

— Да... — отозвался Оптимус, с улыбкой посмотрев на них. — Копия Мегатрона. — он вздохнул. — Ещё раз спасибо. Без вас мы бы не справились.

После этого он положил бет к младшим братьям и поцеловал. Спарки с любопытством рассматривали друг друга, а затем сбились в клубок, греясь.

— Обращайся, — улыбнулся Нокаут.

— Только в дальнейшем будь поаккуратнее, — произнёс Рэтчет. — Мегатрону в этот раз всё же довольно тяжело было.

— Конечно, — ответил Оптимус. — Больше я не подвергну его жизнь опасности. — Он горько усмехнулся. — Никудышный из меня партнёр...

— Ну, не надо так, — успокаивающе проговорил медбот. — Ты ведь не знал, что так получится.

— Не знал... — подтвердил тот. — Как долго он будет перезаряжаться?

— Думаю, не меньше пяти джооров, - вздохнул Рэтчет.

— Я, конечно, энергопельницу подключу, — проговорил Нокаут, — но вряд ли это слишком уж значительно процесс ускорит.

— Хорошо. Спасибо... — Оптимус пошатнулся и опёрся о платформу, чтобы не упасть.

— Оптимус? Что с тобой?! — Медики подхватили его и аккуратно усадили на соседнюю платформу.

— Всё нормально. Я просто... почти не перезаряжался эти два орна —  беспокоился, что Мегатрону может стать хуже.

— Тогда ляжешь подзаряжаться прямо здесь! — твёрдо произнёс Рэтчет.

Нокаут притащил два куба энергона и вручил Оптимусу.

— Пей, тебе нужны силы. У тебя вид замученный.

— Спасибо, — отозвался автобот, опустошив оба куба. — А как же он? Вдруг что-то случится?

— Мы присмотрим за Мегатроном, не волнуйся, — ободряюще проговорил Нокаут. — Отдыхай.

— Хорошо... — Прайм лёг на платформу и, взглянув на любимого, прикрыл оптику и через пару кликов отключился.

— Ужас, представляю, как он нанервничался! — воскликнул Нокаут.

— Тихо, не буди его! — строго произнёс Рэтчет. — Конечно, он волновался. Партнёры всё-таки. Давай пока займёмся нашими колбами — надо их в порядок привести.

— И про спарков притом не забывать, — напомнил Нокаут. — А то разбегутся по всей базе, залезут, куда не надо, а мы получим.

— Что есть, то есть, - кивнул Рэтчет и закрыл понадёжнее дверь медблока.

***

Придя, наконец, онлайн, Мегатрон лежал некоторое время неподвижно и не оглядываясь по сторонам — просто вслушивался в свои ощущения. Самочувствие было весьма и весьма неплохим. Затем он постепенно вспомнил предшествовавшие уходу оффлайн события.
"Спарки! Их уже наверняка вытащили!" — мелькнула радостная мысль.

Аккуратно приподнявшись, он и впрямь увидел лежавших в ногах, сбившись в плотный клубок, четверых спарков — двух побольше и двух более маленьких.

— Хорошие мои... — растроганно проговорил десептикон и бережно взял их на манипуляторы.

Спарки энергично зашебуршились с восторженным пищанием.

— О, смотрите, кто очнулся! — весело воскликнул Нокаут.

— Наконец-то, — выдохнул Рэтчет. — Ты спал пять с половиной джооров. Отдохнул хоть? Как себя чувствуешь?

— Просто замечательно! — радостно отозвался Мегатрон, обнимая спарков.

— Ну и славно, — улыбнулся Рэтчет. — Малыши уже энергона напились, и окислы я им давал, так что голодными пока не будут. Оптимус, кстати, тоже здесь. — Он указал на платформу неподалёку. — Он, оказывается, те два орна перед извлечением младших бет практически не уходил оффлайн, и теперь ужасно вымотался. Но, думаю, скоро проснётся.

— Оу... — Десептикон был явно смущён. — Это всё из-за меня.

— Не говори так — для партнёров нормально волноваться друг о друге, — утешил его Нокаут. — Хочешь — посиди с ним.

- Конечно, хочу! — воскликнул Мегатрон и, поудобнее подхватив уже успевших занять уютные позиции у него на манипуляторах спарков, подошёл к платформе со спящим Оптимусом и сел рядом. — Прости, милый, перенервничал ты из-за меня... — виновато прошептал он. — Прости, пожалуйста... — Он наклонился и нежно поцеловал Оптимуса в щёку.

Прайм включился только через джоор. Открыв оптику, он с улыбкой взглянул на Мегатрона и медленно поднялся.

— Как ты? — ласково спросил он.

— Всё отлично! — бодро откликнулся тот. — Ты-то хоть отдохнул? — Десептикон ласково погладил его по спине.

Спарклинги слезли с манипуляторов Мегатрона и мгновенно облепили своего опи.

— Да. Всё нормально, — ответил Оптимус, прижимая к себе спарков. — Только переволновался за тебя. Я рад, что всё закончилось хорошо.

— Прости, Оптимус, доставил я тебе проблем, — виновато произнёс десептикон, отведя взгляд.

— Ну что ты... — Прайм поцеловал любимого. — Я сам виноват. Не подумал, как рискованно настолько быстрое после первого заискрение...

— Как же я тебя люблю... — прошептал Мегатрон, гладя его по голове. — У нас есть семья, беты, и всё это благодаря тебе. Я так счастлив!

— Я тоже, — ответил Оптимус. — Я рад, что ты жив. Думаю, через несколько орнов мы сможем выступить перед жителями Кибертрона. Но сначала ты полностью окрепнешь.

— Заодно настроюсь на это обращение, — согласился Мегатрон. — Всё же я немного волнуюсь.

— Я тоже, если честно, — проговорил Оптимус и, взглянув на Рэтчета, спросил: — Мы можем вернуться в свой отсек?

Рэтчет тщательно отсканировал их обоих и ответил:

— Да, всё в порядке, так что можно.

— Спасибо, старый друг, — с улыбкой отозвался автобот и вновь посмотрел на Мегатрона. — Поможешь? А то чувствую, один я с ними не справлюсь.

— Конечно! — Мегатрон с удовольствием подхватил Скиртвэйва и Рэвджеста. — Кстати, пока я ждал твоего пробуждения, успел придумать имена младшим бетам, если ты не против.

— Я только за, — произнёс тот и вместе с младшими бетами поднялся. — И как их зовут?

— Айсджест и Мэйкрэшт, — отозвался десептикон.

— Замечательные имена, — улыбнулся Оптимус.

Беты радостно запиликали.

— Кажется, им тоже нравится.

И, поцеловав Мегатрона в щёку, Оптимус вышел из медбэя.

— Что, ребята, рады, что братишки у вас появились? — Мегатрон легонько потискал возившихся у него на коленях старших спарков. — Правильно, вместе лучше и веселее. А теперь — идёмте домой.

Рэв со Скиртом спрыгнули на пол и шустро рванули к выходу, а Мегатрон пошёл следом, стараясь не упустить их из виду; впрочем, спарки в итоге его всё равно опередили и прибежали домой чуть раньше.

— Такие быстрые, — довольно проговорил Мегатрон, заходя в отсек. — Совсем скоро и младшие такими же будут.

— Ты прав, — отозвался Оптимус, войдя следом. — Чувствую, доставят они нам хлопот, когда подрастут.

Подойдя к платформе, он посадил младших и, повернувшись, вновь поцеловал Мегатрона.

— Я самый счастливый мех в Кибертроне, — проговорил он.

Мегатрон крепко обнял его.

— Как и я, милый. И скоро нам не надо будет скрываться.

— Это верно. — Прайм обнял его в ответ. — Нам нужно подумать о собственном доме. Не всё же время жить на базе?

— Ну да, согласен... Где ты жил, когда был архивистом?

— В Иаконе, в маленькой кварте недалеко от архива, — ответил он. — Там, кстати, была ещё пара свободных кварт. Надеюсь, их не заняли.

— Можно будет проверить, — произнёс Мегатрон. — Если честно, мне не хочется в Каон возвращаться. Слишком много неприятных воспоминаний. Я хочу остаться с тобой и нашими бетами в Иаконе.

— Вот и хорошо. Предлагаю сделать это после выступления. — Оптимус взял Мегатрона за манипулятор. — Не переживай. Всё будет великолепно.

— Да, мне тоже так кажется... Потому что мы вместе, — проговорил Мегатрон, прижавшись к нему.

***

Обращение к народу было решено провести через три орна, и Мегатрон с нетерпением ждал этого мгновения — ему очень хотелось, наконец-то, прояснить окончательно всю ситуацию с их с Оптимусом правлением и объяснением с кибертронцами, чтобы затем с полным правом перебраться в Иакон. И когда время пришло, он был настолько рад, что даже больше не нервничал.

— Оптимус, ты готов? — спросил он любимого.

— Конечно, — ответил лидер автоботов. — Жду этого момента.

Подойдя ближе, он провёл манипулятором по щеке любимого и улыбнулся. Мегатрон погладил его пальцы и улыбнулся в ответ.

— Идём, Оптимус. Думаю, остальные ждут не меньше и наверняка волнуются.

— Да, пойдем. — Тот вздохнул. — Я видел странный сон. Надеюсь, ничего не случится.

И Оптимус вышел из отсека.

— Всё будет в порядке, — мягко произнёс десептикон, успокаивающе сжав его ладонь, и направился следом.

…На месте они оказались бриймов через десять. Посмотрев на собравшийся народ, Оптимус вышел вперёд. Все, взглянув на него, прекратили какие-либо разговоры.

— Каждый из вас задаётся вопросом, можно ли верить Мегатрону, — начал он. — Тому, кто уничтожил сотни невинных кибертронцев, считался тираном и лидером десептиконов. Да, можно. — Прайм посмотрел на любимого. — Во время прошлой своей речи я сказал, что придёт время, и он выступит перед вами. Этот орн настал.

Он сделал шаг назад, пропуская Мегатрона.

Тот прошёл вперёд, ближе к многочисленным собравшимся кибертронцам, пристально смотревшим на него, и впервые ощутил растерянность перед толпой. А ведь когда-то его речи воодушевляли очень многих... Теперь же он просто не знал, с чего и начать. Наконец, он собрался с мыслями и начал свою речь:

— Каждый из вас знает меня тираном и убийцей. Вместе со своей армией я превратил наш мир в руины, погубил множество невинных жителей. Спарки, феммы, мехи... — Он вздохнул. — И лишь побывав во власти Юникрона и осознав истинную сущность тирании, я понял, что больше не хочу всего этого. В конце концов, я ведь изначально-то хотел лишь свергнуть Сенат, чтобы избавить всех от них и сделать наш мир лучше. Но затем жажда власти оказалась слишком сильной. Я настолько не готов был принять выбор Матрицы Лидерства, что начал планетарную войну... — Его голос дрогнул, и он отвёл взгляд, но затем всё же собрался с силами и вновь взглянул на внимательно слушавших его кибертронцев. — Как говорят на одной далёкой планете, нужно было пройти через ад, чтобы всё осознать. А ещё я нашёл любовь и даже стал дани. — Десептикон тепло и искренне улыбнулся. — И... я искренне раскаиваюсь в том, что сделал. Я хочу всё исправить, и в этом мне поможет Оптимус. Мы хотели бы руководить Кибертроном вместе, на равных — как правители и бондмейты, — и привести его к процветанию. А самое главное — впредь мы не допустим во власть никого наподобие прошлых сенаторов и уж точно не развяжем войну.

Кибертронцы молча смотрели на Мегатрона. С пониманием, свойственным каждому. Наконец, кто-то из них сказал:

— Слова истинного лидера!

Затем они начали рукоплескать и поддерживать лидера десептиконов. Подойдя к нему, Оптимус положил манипулятор на плечо любимого.

— Они верят тебе, — произнёс он.

— Я, если честно, до последнего не надеялся, — тихо ответил тот. — Боялся, ненавидеть будут... — И, окинув собравшихся быстрым взглядом, объявил: — Я вас не подведу!

Те сильнее зааплодировали.

— Мы на тебя рассчитываем! — воскликнул кто-то из толпы.

— А теперь простите нас, — сказал Оптимус. — Мы должны вернуться к бетам.

Он взял Мегатрона за манипулятор, и они пошли обратно на базу.

— Вас можно поздравить? — спросил подошедший Уилджек. — Народ тебя любит, Мегатрон. — Он протянул куб с энергоном. — Предлагаю это отметить.

— Значит, ты мне всё же веришь? Ну и замечательно! — обрадовался Мегатрон. — Нельзя же вечность враждовать.

— Именно, — ответил тот. — Да и как не поверить после такой речи? Надеюсь, ещё увидимся.

— Я тоже, — ответил десептикон.

Придя на базу, он рассмотрел куб получше.

— Энергон с кристаллами! Это такая редкость! Надо будет наладить его производство. — Мегатрон распечатал куб и стал не торопясь пить. — Ммм, вкусно. Действительно надо будет заняться этим вопросом. Идём к бетам?

— Да, пошли, — отозвался Оптимус. — Надеюсь, они не устроили Рэтчету погром.

И они направились в медбэй.