...К счастью, по дороге никаких эксцессов не произошло, так что спустя три джоора Мегатрон зашёл, наконец, в отсек, а Нокаут отправился дальше. Открыв оптику, Оптимус взглянул на него и поднялся.

— Тебя долго не было, — сказал он и, встав, подошёл к любимому. — Я уже начал волноваться. Что-то случилось?

Мегатрон судорожно дёрнулся и крепко обнял его, весь дрожа и учащённо вентилируя.

— Мегатрон? — окликнул его забеспокоившийся Рэтчет. — Оптимус, кажется, у него сейчас истерика будет.

И, словно в подтверждение его слов, десептикон, всхлипнув, отчаянно разрыдался, уткнувшись в плечо соузнику, и лишь по отдельным обрывочным фразам всё-таки можно было кое-как понять, о чём он говорит. Прайм расширил оптику. Он слышал каждое слово, каждую фразу. Вся та боль, которую испытал Мегатрон, проникла в Искру Оптимуса.

— Подонки... — проговорил он, гладя любимого по спине и прижимая к себе. — Я убью их! Тише, милый, тише... Я с тобой Ты дома. Всё хорошо... Всё закончилось... — Оптимус взглянул на медбота. — Рэтчет, у тебя есть какое-нибудь успокоительное?

— Да, сейчас, — отозвался Рэтчет, тоже потрясённый услышанным.
Порывшись в своей аптечке, он вытащил ампулу, разломил её и вылил бледно-розовую жидкость в распечатанный куб энергона. — Мегатрон, — позвал он трясущегося десептикона. Тот дёрнулся и крепче прижался к любимому. — Оптимус, дай ему это выпить. — Медбот протянул ему куб.

Прайм кивнул и, взяв куб, проговорил:

— Это нужно выпить, милый. После него тебе станет легче...

Мегатрон дрожащими манипуляторами придержал куб и потихоньку выпил энергон, после чего склонил голову ему на плечо и притих.

— Оптимус, а ведь у него теперь серьёзная психологическая травма, — проговорил Рэтчет.

— Я знаю. — Прайм вновь погладил соузника. — Давай присядем, любимый?

Мегатрон молча кивнул, прижимаясь к нему.

— Он напуган, — вздохнул Рэтчет. — Хотя, конечно, без успокоительного было бы куда хуже.

Подойдя к платформе, автобот помог Мегатрону сесть, затем сел рядом и обнял его.

— Я люблю тебя, — прошептал автобот. — Люблю больше жизни...

— Прости... Я тебе одни только проблемы доставляю, — хрипло проговорил тот.

— Не говори так. — Оптимус грустно улыбнулся. — Ты в этом не виноват. Я найду этих мерзавцев... Обещаю... Тебе больно?

— Да... Нокаут оказал мне помощь, но всё равно больно. — Он вновь уткнулся в плечо соузника.

— Ты действительно хочешь убить их? — тихо спросил Рэтчет. — Я имею ввиду... Они всё же подданные Предакинга. Это может спровоцировать войну. Что, если рассказать ему, а он их сам накажет? Да, Предакинг тоже Мегатрона ненавидит, но до такой низости, как эти двое, никогда не опустится. К тому же он хочет сохранить как целостность своей территории, так и сотрудничество с остальным Кибертроном. Потому, — подвёл итог медбот, — уж будь уверен: те, из-за кого предаконам могут объявить войну, здорово поплатятся за свою выходку. В конце концов, Предакинг ценит доброжелательные политические отношения куда сильнее, нежели свои личные заморочки. Иными словами, он не станет поддерживать Даркстила и Скайлинкса в их... проступке.

— Ты прав... Я поговорю с ним, но позже. — Прайм поцеловал любимого. — Тебе нужно отдохнуть. Ложись. А я побуду рядом. Боль скоро пройдёт... Потерпи немного.

— Только не уходи, — попросил его Мегатрон, устраиваясь на платформе и зарываясь под термоодеяло.

— Я не уйду. — Оптимус лёг рядом и вновь поцеловал его. — Обещаю. А теперь засыпай...

— Постараюсь, — вздохнул Мегатрон.

А в перезарядке снова столкнулся с предаконами. Мерзко ухмыляясь, братья избили его, скрутили и стали жестоко насиловать, говоря ему разные унизительные вещи. Он коротко всхлипнул и застонал сквозь сон, весь дрожа.

— Тише... — прошептал автобот, обнимая его. — Это просто сон... Я здесь. Я рядом. Всё хорошо, Мегатрон... Успокойся, любимый.

Мегатрон прижался к нему, обнимая, и тихо заплакал, словно разом утративший всех близких спарклинг.

— Чшшш... — Оптимус продолжал успокаивать его. — Не плачь. Пожалуйста. Я люблю тебя, дорогой. Я так сильно люблю тебя... И мне тяжело видеть тебя таким.

Рэтчет, вздохнув, легонько погладил десептикона по плечу, но тот дёрнулся и лишь сильнее задрожал, жалобно всхлипывая.

— Не бойся. Это же Рэтчет. Всё хорошо... Всё ещё болит?

— Д-да... — хрипло отозвался Мегатрон. — Не уходи.

— Не уйду... Пусть Рэтчет тебя осмотрит. Один медик хорошо, а два — ещё лучше.

— Не надо туда... — Он сжался в комок, прячась под термопокрывалом с головой.

— Ну-ну, успокойся, — проговорил Рэтчет. — Я же помочь хочу.

— Всё хорошо. — Оптимус крепче обнял его. — Тебе станет легче. Боль уйдёт... Ты же доверяешь мне?

— Тебе — всегда. — Мегатрон коснулся его манипулятора.

— Вот... Позволь осмотреть тебя. Ничего страшного не случится. Наоборот. Я буду с тобой.

— Я буду осторожным, — мягко произнёс Рэтчет.

— Хорошо... — Мегатрон выбрался из-под термопокрывала и лёг на спину, раскрывая паховую броню.

— Не бойся, доверься мне, — успокаивающе сказал медбот. — Хм, Нокаут хорошо поработал, но швы грубовато получились. Я могу это исправить.

— Нет! — вскинулся десептикон.

— Тише-тише, всё будет нормально. — Рэтчет погладил его запястье.

Мегатрон прерывисто выдохнул и вновь лёг. Рэтчет сразу же занялся делом, стараясь свести дискомфорт к минимуму и сразу же смазывая сделавшиеся тонкими швы регенегелем. Всё это время Мегатрон лежал, замерев, и лишь учащённо вентилировал. Оптимус же держал любимого за манипулятор.

— Вот так, молодец... Скоро станет легче. Рэтчет гений. Он столько раз спасал мне жизнь! И тебе тоже поможет. Просто потерпи... — Он взглянул на медбота. — Сколько времени займёт восстановление?

— Ох, его сильно покалечили, — печально отозвался Рэтчет. — Я-то просто довёл дело до конца, однако Нокаут фактически собрал его порт по лоскуткам. Так что в ближайшие пару месяцев ему портом лучше вообще не пользоваться.

— Пускай... Всё равно не захочу больше. — Мегатрона передёрнуло.

— Ничего. — Оптимус слабо улыбнулся. — Достаточно того, что мы вместе. И всегда будем. Никто не разлучит нас.

— Если только меня опять не попытаются убить, — прошептал десептикон.

— Не попытаются... Никто и никогда. — Прайм поцеловал Мегатрона. — Давай просто жить. Мы счастливы. У нас есть беты. А скоро появятся ещё две.

— Да, славные крошки, которые будут похожи на тебя, — слабо улыбнулся Мегатрон и погладил его грудные пластины.

— Вот. Думай только о них. О нас. Хорошо?

— Я постараюсь, — проговорил десептикон. — Я очень люблю тебя и наших малышей. Вы даёте мне силы.

— Я тоже люблю тебя, несмотря ни на что. — Оптимус улыбнулся. — Рэтчет, ты закончил?

— Да, и теперь ему будет гораздо лучше, — ответил тот.

— Вот и замечательно. — Прайм лёг рядом с ним. — Ох... Я так переволновался, что... Кажется, истратил почти всю энергию.

Рэтчет метнулся к коробке с кубами и поспешно извлёк две штуки.

— Вот, Оптимус, держи!

— Спасибо. — Оптимус выпил энергон. — Рэтчет, у меня для тебя поручение. Я хочу, чтобы ты нашёл Предакинга и устроил мне с ним встречу.

— Я понимаю, — тихо проговорил Рэтчет. — Такое нельзя спускать на тормозах. Отдыхай, я займусь этим.

— Хорошо. — Прайм крепко обнял Мегатрона, прикрыл оптику и отключился.

Он слишком сильно устал.

Мегатрон погладил любимого по голове и поцеловал в висок, а затем, обняв в ответ, сам потихоньку ушёл в оффлайн. Рэтчет же, отловив Нокаута и поручив ему приглядывать за спарклингами, отправился на поиски Предакинга. Он знал, где находится его территория, но она была довольно обширной, и, кроме того, дело осложнялось тем, что у Рэтчета не было частоты Предакинга. Но, похоже, удача ему улыбалась: он пересёкся с королём предаконов буквально через пару клик после входа на его территорию — тот в драконьей альтформе лежал на большом выступе, отдыхая.

— Что ты здесь делаешь? — рыкнул Предакинг при виде автобота, сузив ярко-жёлтую оптику.

— Выслушай меня, пожалуйста, — обратился к нему Рэтчет с максимумом уважения и смирения. — Твои подданные совершили отвратительное преступление.

— Что?! — Предакинг гневно вскинулся, переходя в меха-форму, и одним прыжком очутился рядом с Рэтчетом.

— Я не лгу, — с достоинством проговорил тот. — И готов изложить суть прямо сейчас.

— Говорррри! — прорычал Предакинг.

— Это всё, к слову, сегодня произошло, — со вздохом начал рассказ Рэтчет.

...Предакинг слушал его внимательно, не перебивая, а когда тот закончил, то так яростно зарычал, что его услышали находившиеся в нескольких милях оттуда Даркстил и Скайлинкс.

— Кажется, это был Предакинг, — проговорил Стил, с испугом взглянув на брата.

— Думаешь, он обо всём узнал? — с таким же страхом спросил второй предакон, обернувшись.

— Конечно. Слушай, Скай, нам лучше убраться отсюда, пока нас не уничтожили.

— Нет. Давай лучше вернёмся. Может, нас пощадят?

— Ладно.

И напуганные предаконы направились в логово своего короля.

Предакинг мгновенно оказался перед ними, едва они появились.

— Вы что натворили, шлакоделы?! — рявкнул он. — Хотите, чтобы нам объявили войну за нападение на одного из лидеров?! Я ненавижу Мегатрона не меньше вашего, но мирная жизнь для меня важнее! — Он трансформировался в дракона и с силой ударил их хвостом.

Предаконы отлетели назад. Сжавшись от страха, они взглянули на своего короля.

— Нас наняли, чтобы это сделать, — проговорил Скай. — И... Нам понравилось.

— И кто же этот наниматель?! — спросил Предакинг. По его тону было понятно, что тому не поздоровится.

— Уилджек и Смоукскрин, — ответил предакон. — Они уже давно точат зуб на Мегатрона.

— Вас подговорили автоботы?! — Предакинг был в ярости. м И вы так легко согласились?!

— Да. Мы презираем Мегатрона. В тот раз нам не дали его уничтожить. Мы решили действовать... иначе!

Король предаконов глухо зарычал и прыгнул, хватая их за загривки и трепля, как человек — непослушных щенят, а затем швырнул их на поверхность планеты, принимаясь бить передними лапами.

— Никогда. Не смейте. Конфликтовать. С другими кибертронцами! Тем более — с лидерами! Нам не нужна война! Нас слишком мало!!
Предаконы закричали от боли.

— И позволить этому шлаку спокойно править Кибертроном? — спросил Стил. — Это из-за него началась война!

— Это так, я и не спорю, — шумно выдохнул их король. — Но я за мир, когда он наконец-то наступил. Если Мегатрон попытается развязать войну вновь — тогда мы будем вправе прикончить его. А пока — не сметь его трогать! — зарычал он. — И надейтесь, что Прайм не станет мстить.

— А если мы ослушаемся? — поинтересовался Скайлинкс.

— Тогда вы очень пожалеете, — оскалился Предакинг.

— Нужно было его уничтожить, — бросил Даркстил.

— Да, убить его раньше было бы куда лучше, — согласился Предакинг. — Но что есть, то есть. Сейчас мы не вправе вредить ему.

— Хм... Этот шлак получил то, что заслужил. — Один из предаконов взглянул на Рэтчета. — Ну и как себя чувствует это чудовище?

— Ему плохо, ясно?! — воскликнул Рэтчет. — Но ты, конечно же, очень довольны. А у него, между прочим, спарклинги есть!

— И что?! — махнул манипулятором Скай. — Да хоть сотня! Нам плевать!

Предакинг яростно взревел и с силой ударил его в фэйсплет.

— Не сметь!!! Благополучие спарклингов — священно! Их жизни — неприкосновенны!

Скайлинкс вскрикнул от боли.

— Не повезло им с альфой! — воскликнул он.

— Зато со вторым повезло! — прикрикнул король предаконов. — Что до Мегатрона... Спарки не знают его прошлого, им главное, что он — их альфа, и они его любят. Лишить спарклинга хотя бы одного из альф — подлость и жестокость.

— Зато весь Кибертрон освободился бы от тирана! Не видим в этом ничего плохого!

— Разрушив психику спарклингам? — зловеще пророкотал Предакинг. — Они невинны.

— А нам-то что? Мы же не их отымели! И это было... великолепно!

— Вам коннекта, значит, не хватает? — вкрадчиво проговорил Предакинг. — Хммм... Ну тогда найдите себе партнёров! Заодно нашу популяцию восстанавливать будете.

— Нет! Нам Мегатрона подавай! Это наша... куколка! И мы с ним ещё не наигрались!

— Оставьте его в покое! — воскликнул Рэтчет. — Иначе Оптимус вас прикончит!

— Интересно, как? — с ухмылкой спросил Даркстил.

— Не уверен, что вы захотите это испытать на себе, — хмыкнул Рэтчет. — Но уж поверьте — его лучше не злить.

— И всё из-за этой куколки? Хм... Надо будет как-нибудь повторить! Уверен, он не забудет второй урок!

— Не трожьте его! — взревел Предакинг. — Не смейте подвергать опасности нашу расу!

— Её и не было. Нас создали! Почему Вы так защищаете этот шлаков мусор?

— Во-первых, нас клонировали за счёт нанитных кодов, полученных из останков наших предшественников, — пророкотал Предакинг. — Во-вторых... Кажется, вы действительно не понимаете по-хорошему. Если Оптимус поведёт против нас армию, чтобы отомстить за своего партнёра, мы будем уничтожены. Вы уж точно.

— Ха! Оптимус?! Это докажет, что он слабак! Как вы не видите?! Мегатрон никогда не изменится! Хм... Свой урок он получил! Теперь нескоро он сможет коннекиться! Интересно, кошмары ему ещё не снились?

— А ты как думаешь?! — воскликнул Рэтчет. — Ему плохо и страшно!

— О. Прекрасно! Ладно! С этого куска железа хватит! — Стил взглянул на Предакинга. — Ну и что вы с нами сделаете?!

Предакинг молча набросился на них, раздавая сильные удары, а Рэтчет тихонько отошёл в сторону. Предаконы закричали от боли. Они пытались вырваться, но не получалось.

— Мы больше не будем! — взвыл Даркстил.

— Точно? — грозно прорычал Предакинг, крепко удерживая их.

— Да-да, точно! Обещаем! — воскликнул Скайлинкс.

— Хорошо, на этот раз я вам поверю, — ответил король, разжимая хватку. — Ступай, передай Прайму, что мои подданные больше не причинят вреда его партнёру, — проговорил он, обернувшись к Рэтчету.

— Спасибо, — искренне поблагодарил его медбот и отправился обратно.

Когда он вернулся, Оптимус уже вышел из перезарядки.

— Как всё прошло? — спросил автобот, приподнявшись и посмотрев на друга.

— Предакинг задал им хорошую трёпку, — усмехнулся Рэтчет. — Он был просто в ярости! И неудивительно — их ведь всего трое, и, если бы ты объявил им войну, их раса исчезла бы навсегда.

— Я этого не хочу, — ответил Оптимус и, встав, подошёл к нему. — Спасибо, Рэтчет.

— Обращайся. Ты как? Лучше себя чувствуешь?

— Да. Ты волшебник, Рэтчет. Эта смесь энергона с присадками и правда помогает.

— Вот и хорошо, — улыбнулся медбот. — Силы надо поддерживать. А что Мегатрон?

— Он перезаряжается. Пару раз просыпался, всхлипывал, даже один раз рыдал во сне... Мне страшно, Рэтчет.

— Я не знаю, что тут можно сделать... — задумчиво проговорил Рэтчет. — Я могу вылечить физические раны, но у меня нет таланта психолога. А психологическую травму ему нанесли сильную.

— Ничего... С этим я справлюсь.

Прайм повернулся и с тоской посмотрел на Мегатрона. Тот лежал, сжавшись под термоодеялом в комок, и временами вздрагивал.

— Думаешь, сможешь ему помочь? — спросил Рэтчет.

— Я это знаю, старый друг.

Вновь присев, Оптимус взял любимого за манипулятор и погладил.

— Тише... Я рядом, милый. Я с тобой. Мне тяжело видеть его таким, Рэтчет...

— Тебе стоило бы разобраться с Уилджеком и Смоукскрином, — посоветовал медбот. — Предаконы пообещали больше не нападать на Мегатрона, но зато от этих двоих можно всякое ожидать.

— Я знаю. Как раз об этом думал. Вот только... Где их искать? Не факт, что они где-то рядом ошиваются.

— Да уж, задача... — протянул Рэтчет. — Может, Ультра Магнуса попросишь? Хотя он от Мегатрона не в восторге, но и таких методов, как вот с предаконами или ядом, не приемлет. Он приветствует только честный бой.

— Хорошая идея. Только... Я не хочу Мегатрона оставлять в таком состоянии. — Прайм вздохнул и, немного подумав, связался с ситикоммандером: — /Это Оптимус. Ультра Магнус, мне нужна помощь. Ты не мог бы прибыть по координатам, которые я тебе сейчас вышлю? Это срочно./

/— Да, конечно. Что-то случилось?/ — спросил тот.

— Я побуду с ним, — успокоил его Рэтчет.

/— Мегатрон. На него напали и... изнасиловали. Я не могу по коммлинку о таком говорить./ — И обратился к Рэтчету: — Спасибо, друг.

— Иди, Оптимус, думаю, Ультра Магнус не откажется помочь, — подбодрил его медбот.

/— Что?? Ох, шлак... Я могу понять, если бы это была драка, но такое... Так, координаты получил, встретимся через пять кликов./

Оптимус отключил связь и поднялся.

— Зови, если что, — сказал он и вышел из отсека.

Спустившись вниз, Прайм вздохнул и осмотрелся по сторонам, ожидая командира.

Вскоре тот и приехал. Трансформировавшись и подойдя к Прайму, он произнёс:

— Расскажи подробнее о случившемся. Кто вообще додумался до такого?

— Уилджек и Смоукскрин, — тихо ответил тот. — Подговорили предаконов и те... жестоко обошлись с Мегатроном. Я знаю, что ты его терпеть не можешь, но всё же... Я хочу, чтобы ты узнал, где сейчас эти двое. Я хочу сам с ними разобраться.

— Неужели они действительно могли так бесчестно поступить? — Магнус был искренне возмущён. — Вот уж не ожидал... Они сейчас в Симфуре, развлекаются.

— Мерзавцы! — воскликнул Оптимус, сжав кулаки. — Развлекаются!

Он приложил манипулятор к грудным пластинам и вздохнул.

— Тише, мои хорошие... — Он погладил пластины. — Ультра Магнус, ты сейчас свободен?

— Пока да, — ответил тот. — А что? И... ммм... Ты заискрён, что ли?

— Да, — произнёс Прайм. — Я хочу, чтобы ты помог мне. Чувствую, если отправлюсь один, могу уничтожить их.

— Даже так? Это серьёзно... — покачал головой Ультра Магнус. — Хорошо, я пойду с тобой. Постарайся их не убить.

— Ничего не обещаю, — сказал Оптимус и, трансформировавшись, рванул в Симфур.

Ультра Магнус последовал за ним.

***

Уилджека и Смоукскрина они нашли в одном из недавно восстановленных баров, где те развлекались вовсю в сомнительной компании. Взглянув на них, Оптимус сжал кулаки и подошел к автоботам.

— Отмечаете победу над Мегатроном?! — прокричал он. — Ну и кто из вас двоих подговорил предаконов сделать это?!

— Оптимус? — удивлённо воскликнул Смоукскрин. — Что ты здесь делаешь?? И как ты вообще узнал?..

— Как узнал?! — сорвался автобот, врезав ему со всей силы по фэйсу. — От Мегатрона! А ему сказали предаконы!

Смоукскрин отчаянно вскрикнул, падая на пол и закрывая ладонями разбитый фэйсплет.

— Шл-лаак... Больно...

— Это ещё не боль! — Оптимус схватил его за шейные магистрали и начал избивать. — Сейчас ты узнаешь, что такое боль!

Швырнув того на пол, Прайм наклонился и продолжил бить его, а затем разрывать броню.

— Стой! — крикнул Магнус, схватив его за манипулятор. — Ты его убьёшь!

Смоук болезненно стонал, сжавшись на полу и дрожа.

— Оптимус, ты что творишь?! — воскликнул вышедший из ступора Уилджек. — Совсем рехнулся?

Но Оптимус не слышал их, продолжая издеваться над Смоуком. Весь пол был залит энергоном. Оставив его, Прайм повернулся и с яростью взглянул на Уилджека.

— Ты следующий, — сказал он. — Проси прощения!

Уилджек отступил подальше.

— Ты точно псих! — в ужасе воскликнул он. — Ты что сделал?? А если Смоук дезактивнётся? И из-за кого — из-за глючного десептиконского оплавка, зачинщика войны, погубившего множество кибертронцев? Ты ненормальный! Готов убить собственных друзей ради такого, как Мегатрон!

— Молчать!!! — прокричал Оптимус, набросившись на него. — Я тебе покажу! Отвечай! Кто из вас разговаривал с предаконами?!

И, не дожидаясь ответа, резко разорвал его паховую броню. Уилджек взвыл от ярости и унижения.

— Да ты точно ненормальный!

— Может, и так! — Прайм со всей силы врезал ему. — Скажи спасибо, что жив останешься!

Избив Уилджека, Оптимус поднялся и, отойдя к стене, тяжело завентилировал. Ультра Магнус склонился над измочаленными мехами.

— Я и сам не в восторге от союза Мегатрона и Оптимуса, но вы зашли далеко, слишком далеко. Не удивляйтесь произошедшему.

Посмотрев на Оптимуса, он поспешно приблизился к нему.

— Оптимус, что? Тебе плохо?

— Кажется, я истратил практически всю энергию, — ответил лидер автоботов. — Надеюсь, они усвоят этот урок. Я ведь их предупреждал в прошлый раз...

— Видимо, они считали, что ничего не будет, если не слушать твои предупреждения, — вздохнул Магнус. — Идём, я отведу тебя домой.

— Да, пошли, — проговорил Оптимус. — Я волнуюсь за Мегатрона. Надеюсь, за это время ничего не случилось.

Покинув бар, они направились обратно. Магнус отвёл его, придерживая под манипулятор, а затем спросил:

— Насчёт Смоукскрина и Уилджека надо бы всё-таки медиков предупредить. А то нехорошо как-то получается.

— Я скажу Нокауту, — произнёс тот и, войдя в кварту, взглянул на Рэтчета. — Как у вас тут?

— У него стресс, — проговорил Рэтчет, поглаживая по спине прижавшегося к нему Мегатрона. — Оптимус... У тебя такой измученный вид. Энергии мало?

— Да... — ответил автобот и, подойдя ближе, сел на платформу. — Я здесь, милый. Прости, что ушёл. Иди ко мне...

Мегатрон порывисто обнял его, дрожа и всхлипывая, а Ультра Магнус внезапно понял, что не может ненавидеть этого несчастного, сломленного меха.

— Мегатрон, — тихо позвал он.

Тот дёрнулся и сильнее прижался к любимому.

— Тише... Всё хорошо. Я здесь, и больше не уйду. Обещаю... — Прайм вздохнул. — Я люблю тебя. Больше жизни люблю...

Магнус отвёл взгляд, испытывая неловкость.

— Ему помощь нужна, — проговорил он. — Вот только, боюсь, нет на Кибертроне психологов. Мегатрон, — вновь обратился он к меху, — Смоукскрин и Уилджек поплатились за своё преступление.

— Он прав, — проговорил Оптимус, посмотрев на любимого. — Я лично разобрался с ними.

— Ты убил их? — глухо спросил Мегатрон.

— Они живы, но медик им не помешает, — отозвался Ультра Магнус.

— Рэтчет, найди Нокаута. Пускай... осмотрит их. Ты мне здесь нужен. И не только мне.

— Я свяжусь с ним, — кивнул медбот. — Скинь координаты, по которым он должен выехать.

— Вот так будет лучше всего. А я, пожалуй, пойду, — произнёс Магнус.

— Спасибо за помощь, — сказал Оптимус, взглянув на ситикоммандера, а затем переслал координаты Рэтчету и тихо вздохнул.

Рэтчет поспешно дал ему куб энергона, а сам связался с Нокаутом.

/— Ты сейчас не занят? Отлично. Вот, держи координаты, там Уилджек и Смоукскрин сильно избитые, им помощь нужна. Кто избил? Оптимус, за Мегатрона. Поезжай, а то дезактивнутся ещё./

— Всё, он уже выехал, — объявил медбот.

— Отлично. Спасибо. — Прайм взглянул на Мегатрона. — Ты как, милый?

— Когда ты рядом — мне спокойней, — тихо отозвался он. — Но... Я уже никогда не буду прежним. Что-то во мне уничтожено навсегда...

— Я всё равно буду любить тебя, — проговорил автобот, поцеловав его. — Ты можешь со мной поделиться, если хочешь. Я всегда выслушаю.

— Какой из меня дани теперь, когда мне самому помощь нужна...

— Самый лучший, — с улыбкой отозвался Оптимус. — Они тебя любят. А это пройдёт. Обязательно. Ведь мы вместе. Любовь творит чудеса. Просто верь мне.

— Мне плохо, Оптимус. Я чувствую себя... разрушенным. — Его начало трясти.

— Тише... — Прайм начал гладить его и прижимать к себе. — Больше тебя никто не тронет. А я буду всегда с тобой. Всегда. Помнишь, как мы были счастливы, когда Рэв со Скиртом активировались?

— Да, — ответил Мегатрон. — И Айс с Мэйком. Только я не уверен, что меня оставят в покое! — с отчаянием воскликнул он. — Я виноват, но не хочу умирать!

— Ты не умрёшь, — проговорил Оптимус. — Больше никто тебя не тронет. Никогда. Вообще.

— Надеюсь, — отозвался Мегатрон, зажмурившись и уткнувшись ему в плечо. — Мне страшно... Но я не хочу прятаться вечно.

— Не бойся... Уилджек со Смоукскрином надолго запомнят урок. Как, впрочем, и предаконы. Прости. Не хотел напоминать... Эй... Ты плачешь?

Мех и правда тихо всхлипывал, прижавшись к нему и вздрагивая.

— Чш... Всё хорошо... — Оптимус продолжал гладить его по спине. — У тебя есть я. Я люблю тебя...

Прайм положил его голову к себе на колени и вновь погладил по спине, думая о том, что поступил глупо, оставив автоботов, организовавших изнасилование Мегатрона, в живых. Мегатрон же понемногу успокоился, и теперь тихо лежал, прижавшись щекой к его коленям. Рэв и Айс забрались на платформу и притёрлись поближе к нему, гладя его по манипулятору. Посмотрев на них, Оптимус улыбнулся.

— Мои хорошие... — прошептал он и взглянул на Рэтчета. — Осмотришь меня, когда он уснёт?

— Да, конечно. Тебя что-то беспокоит? — встревожился тот. — В смысле, помимо упадка сил.

— Нет. Всё хорошо. Просто хочу знать, что с бетами. Я волнуюсь за них.

— Понимаю. Я уверен, всё будет хорошо, — успокоил его медбот.
Когда Мегатрон ушёл в перезарядку, Рэтчет взял свой сканер и приложил его к грудным пластинам Оптимуса, внимательно всматриваясь в показатели.

— Всё отлично, — улыбнулся он.

— Сколько времени осталось? — спросил он.

— Ещё две недели. Сильно волнуешься?

— Да. И не только за них. — Оптимус покосился на Мегатрона.

— Он не навредит себе, — произнёс Рэтчет. — Были бы психологи — было бы легче.

— Ты прав. Может, нам лучше отправиться на Землю? Что скажешь?

— Что это даст? — озадачился Рэтчет. — К тому же на Земле с энергоном не особо...

— Зато там спокойно, — тихо проговорил Прайм. — За энергоном я буду приходить. А когда Мегатрону станет легче, мы обязательно вернёмся. Хотя... Я не из тех, кто бежит от опасностей.

— А на Земле ему сильно рады будут? — скептически спросил Рэтчет. — Люди его боятся и ненавидят. Не забывай — он разнёс в своё время Джаспер в хлам, и поверь, далеко не всех успели эвакуировать.

— Да, верно. Просто сейчас я готов пойти на всё, чтобы ему стало легче... Но, увы, я не знаю, что придумать. Я обещал, что всё будет хорошо. Это моя вина, Рэтчет.

— Оптимус, ты что? Ты ни в чём не виноват! — воскликнул Рэтчет.

— Виноват. Мне нужно было удержать его, — с отчаянием проговорил автобот. — Отговорить. Этого бы не случилось. И Мегатрон бы так не страдал.

— Его тоже можно понять — тяжело всё время вот так, взаперти, — со вздохом ответил Рэтчет. — Кто же знал, что так получится.

— Никто... — тихо произнес Оптимус, подойдя к окну. — Я мог бы убить их, Рэтчет. Я еле сдерживался, чтобы не вырвать Уилджеку и Смоукскрину Искры.

— Ты действительно их чуть не убил? — потрясённо спросил Рэтчет.

— Да, — ответил автобот. — Ещё и унизил Уилджека перед всеми, кто был в том баре.

— Боюсь представить — как, — поёжился Рэтчет.

— Сорвал ему паховую броню. И всё, — проговорил он и, повернувшись, вздохнул.

— Ого, сильно, — впечатлился медбот.

***

Спустя две недели Мегатрону уже было полегче, хотя полностью, он, конечно, от ситуации не отошёл. Кошмары сниться перестали, но он был почти всё время отрешённый, словно все эмоции исчезли. Единственно, что могло его хоть как-то встряхнуть, это забота о регулярно терявшем энергию Оптимусе, его ласка и, конечно же, спарки, в том числе и те двое, которые вот-вот должны были активироваться.

Прайм стоял около окна, когда весь его корпус пронзила невыносимая боль.

— Мегатрон... — прошептал он, опустившись на колени и сжавшись в комок.

Затем Оптимус застонал. Так больно ему ещё никогда не было. Мегатрон подбежал к нему, обнимая за плечи.

— Активируешь? Всё хорошо, милый, я с тобой и никуда не денусь. — Он нежно погладил бондмейта по грудным пластинам. — Потерпи, сейчас Рэтчета позову. — Он отвёл Оптимуса к платформе, помог лечь и связался с Рэтчетом.

/— Рэтчет, иди скорее к нам — Оптимусу помощь нужна! Он активирует!/

/— Сейчас буду./

Рэтчет пришёл через несколько кликов и, пройдя в кварту, сел рядом с Праймом. Оптимус с болью посмотрел на друга и закричал, не в силах больше терпеть.

— Мне больно! — Он схватил Мегатрона за манипулятор. — Не уходи от меня!

— Не уйду, любимый, я здесь, — проговорил тот, поцеловав его.
Рэтчет, взяв нужный инструмент, успокаивающе погладил друга по плечу.

— Я постараюсь извлечь малышей быстро. Потерпи.

Он начал осторожно раскрывать грудную броню Прайма. Оптимус закричал сильнее и вскинул голову.

— Мои маленькие! Я больше не могу!

— Тише-тише, — мягко прошептал Мегатрон. — Сейчас всё пройдёт, мой милый.

— Оптимус, я почти закончил, потерпи ещё чуть-чуть, — сочувственно проговорил Рэтчет.

Раздвинув броню сильнее, он бережно извлёк по очереди оба кокона, вручил их Мегатрону и постепенно закрыл броню обратно.

— Оптимус, взгляни, — с улыбкой произнёс Мегатрон, держа на манипуляторах уже развернувшихся из коконов малышей.

Посмотрев на них, автобот слабо улыбнулся и проговорил:

— Мои хорошие...

Он погладил их и прикрыл оптику.

— Спасибо, Рэтчет.

— Обращайся. Я был очень рад помочь им появиться на свет, — тепло отозвался медбот. — Всё же ваши с Мегатроном малыши — единственные, кому я помог активироваться за очень долгое время.

— Ты словно... их дядя, — отозвался Оптимус. — Я благодарен тебе за всё.

— Да-ни... — проговорил Рэв, подойдя к Мегатрону и посмотрев на братьев.

— Маленький мой, наконец, ты заговорил! — обрадовался Мегатрон. — Познакомься — это твои младшие братья.

— При-вет. — Спарк погладил их, затем взглянул на Оптимуса и спросил: — Опи больно?

— Ему уже легче, родной, — ответил Мегатрон, аккуратно укладывая новоактивированных бет рядом с Оптимусом. — Иди ко мне. — Он подхватил Рэвджеста на манипуляторы и обнял.

Приоткрыв оптику, лидер автоботов взглянул на них и прошептал:

— Стивдэйс и Виртфайр... Ты не против, любимый?..

— Красиво! — обрадовался Мегатрон. — Мне нравится. Я так счастлив, что у нас столько малышей...

— Я тоже, — проговорил Оптимус, улыбнувшись. — Я рад, что тебе стало легче...

— Я всё равно не забуду. Не получится, — вздохнул Мегатрон.

— Я знаю... Ничего, милый... Время лечит...

Оптимус крепче сжал манипулятор любимого и прижался к нему. Десептикон с удовольствием обнял его.

— Как хорошо, что хотя бы наших бет никто не ненавидит, — задумчиво проговорил он.

— Да, ты прав... — отозвался лидер автоботов. — Я отключусь ненадолго... Сил не осталось...

— Спи, Оптимус, я побуду рядом. — Мегатрон нежно поцеловал его в висок и укрыл термоодеялом.

— Хорошо... Я люблю тебя...

И тот отключился.

— С опи правда всё будет хорошо? — спросил Рэв.

— Конечно, Рэв, — ответил Мегатрон. — Ему просто надо отдохнуть.

— А ты, дани? — поинтересовался спарклинг. — Тебе же было плохо...

— Со мной всё в порядке, малыш, – улыбнулся он, мысленно надеясь, что никто из малышей не запомнил того периода, когда ему было плохо после пережитого, не говоря уж об осмотрах порта.

— Дядя Рэтчет постоянно с нами. Мы со Скиртом видели, как он осматривал тебя. Мы перепугались. — Он прижался к Мегатрону. — Мы любим тебя.

Десептикон обнял спарка, гладя по спинке.

— И я очень люблю вас всех. И... Мне очень жаль, что вам пришлось это видеть. — Он вздохнул.

— Главное, ты жив. Ты будешь им мстить?

— Им уже отомстили, — проговорил Мегатрон. м Надеюсь, они усвоили урок.

Спарк положил голову на плечо дани.

— Нам было очень страшно за тебя, — сказал, взглянув на Мегатрона, Скирт.

— Прости, дружок, — виновато проговорил Мегатрон. — Не следовало вам этого видеть...

— Но ведь ты же ничего не сделал? Правда, дани?

— Я просто хотел прогуляться по окраине города, а они напали на меня, — вздохнул десептикон. — Правда, не надо вам этого знать...

— Прости, что напомнили об этом... — Скирт слабо улыбнулся. — Ты очень хороший.

Через несколько джооров проснулся Оптимус. Открыв оптику, он взглянул на Мегатрона и улыбнулся.

— Любимый мой... — прошептал он, взяв десептикона за манипулятор.

Тот склонился над ним и поцеловал.

— Как ты? — спросил Мегатрон, погладив его по манипулятору. — Мы тут со спарками пока были. Представляешь, они знают, что со мной произошло! — Он был потрясён.

— Мне гораздо лучше, — Прайм сел на платформу. — Правда?.. Ох... Не думал, что так получится. Надеюсь, это не всколыхнуло болезненные воспоминания?

— Немного, — признался Мегатрон. — Но мне было гораздо легче, чем, к примеру, одну либо две недели назад.

— Да... Я помню... Ты всё это время не выходил из дома. Может, прогуляешься?

— Я бы очень хотел! Но... я боюсь...

— Не нужно. Всё будет хорошо. Ты мне веришь, любимый?

— Верю, — улыбнулся Мегатрон. — Всё же они после разборок и правда не должны... повторить.

— Вот именно. Поэтому ступай пройдись. Тебе это необходимо.

— Я буду осторожен, — произнёс десептикон и, поцеловав его и приласкав спарклингов, вышел из отсека, медленно направляясь по переулку.

— А вот и добыча... — прошептал кто-то, увидев Мегатрона.

В переулке его поджидала парочка наёмников. Сжав клинки, они набросились на десептикона, прижали к земле и начали наносить удары, разрывая проводку и нанося как можно больше ран. Однако Мегатрон не собирался сдаваться так легко. Хватит, что не удалось с предаконами справиться, но уж от обычных мехов он отбиться сумеет! С яростным рычанием он вывернулся и хлёстко полоснул их когтями по фэйсплетам, раскраивая их, и тут же, глухо охнув, упал на колени, прижимая ладони к ранам. Наёмники зарычали от боли.

— Нет... Ты нас не остановишь!

И они вновь начали наносить ранения. Мегатрон с силой ударил ногой одного из них в грудь, отбросив в сторону, и набросился на второго, вцепляясь ему клыками в шейные магистрали и разрывая их. Мех зарычал. Он старался избавиться от лидера десептиконов, но попытки были тщетны.

— Понравилось быть изнасилованным? — спросил наёмник.

Мегатрон аж замер от неожиданности, но мгновенно пришёл в себя.

— Ах ты ублюдок! — заорал он и с силой ударил меха в грудь — так, что проломил броню, — хищно оскалившись при виде Искры, отсветы которой бликами легли на его перемазанный в энергоне наёмника фэйсплет.

Тот не прекращал орать.

— Кто-нибудь обязательно повторит это! — воскликнул мех перед тем, как Искра погасла.

Второй наёмник вновь напал на Мегатрона сзади. Повалив его на землю, тот вонзил клинок ему в бок и проговорил:

— Хочу увидеть твой порт.

Мегатрон заорал от сильной боли — клинок повредил одну из крупных энергомагистралей и несколько чувствительных проводков, — и, извернувшись, вцепился когтями ему в шейные магистрали.

— Пошёл прочь, тварь, пока я тебя отпускаю! — прорычал он.

— Ой, как страшно! Ну да ладно. Привет Оптимусу. А теперь отпусти, тварь!

Мегатрон разомкнул когти и наотмашь ударил его по фэйсплету.

— Кто тебя прислал? Не сам же ты решил напасть.

— Один из них назвал себя Смоукскрином, — ответил тот, вытерев энергон с фэйса.

— А второй наверняка Уилджек, — мрачно усмехнулся десептикон. — И почему я не удивлён? А теперь убирайся.

— С удовольствием, — отозвался наёмник, убираясь оттуда. — Твой порт — лакомый кусочек для каждого. Это был не последний раз, десептикон.

— Посмотрим! — выкрикнул Мегатрон. — Они больше не посмеют напасть на меня!

Он медленно потащился домой, а, придя, обессиленно упал рядом с Оптимусом.

— Как же больно...

— Мегатрон! — воскликнул Оптимус, склонившись рядом с ним. — Кто это сделал?! Потерпи, милый! — Он связался с Рэтчетом: — /Нужна помощь! Прямо сейчас! И аптечку прихвати!/

— Двое наёмников... С-сильные, мрази... — Мегатрон сплюнул энергон. — Догадаешься, кто их послал? — с горькой усмешкой проговорил он.

Рэтчет пришёл буквально клика через три — конечно же, с аптечкой.

— Ох, что опять случилось?

— Наёмники. Их послала эта наглая парочка, — ответил Оптимус. — Не дай ему дезактивироваться, Рэтчет! Прошу тебя!

— Тише, Оптимус, не волнуйся, всё хорошо будет, — проговорил медбот, садясь рядом с Мегатроном. — Хм, похоже, ему пробили энергомагистраль... — Он внимательно осмотрел глубокую рану от клинка на боку Мегатрона. — Так и есть. — Рэтчет вздохнул и принялся за работу; примерно через два джоора проблема с ранами была решена.

Мегатрон сел рядом с Оптимусом, склонив голову ему на плечо, а Рэтчет дал ему два куба медицинского энергона.

— Спасибо, Рэтчет. Вечно меня пытаются убить...

Прайм погладил десептикона по голове.

— И от меня тоже, старый друг, — сказал он Рэтчету. — Хорошо, что ты всегда рядом с нами.

— А куда ж я денусь? — хмыкнул тот. — Не могу ведь взять и бросить вас.

— Опи? Дани снова больно? — спросил Айс, рядом с ним сгрудились Рэв и Скирт.

— Да, родной, — ответил Оптимус, взглянув на них. — Но не переживайте. Он скоро поправится. — После чего посмотрел на Мегатрона. — Может, приляжешь?

— Не откажусь, — отозвался тот, забравшись под термоодеяло. — Когда же меня оставят в покое... — Его голос дрогнул.

— Скоро... — Оптимус лёг рядом с ним и обнял. — Я их ненавижу... Я хочу им прямо сейчас Искры вырвать.

— Тогда кибертронцы поднимут восстание... — прошептал Мегатрон.

— Знаю... И поэтому держусь. И ради тебя тоже... — Он поцеловал Мегатрона. — Я люблю тебя, милый...

— И я тебя, Оптимус. — Тот обнял соузника, гладя по спине.

Спарки влезли на платформу и облепили их. Оптимус рассмеялся.

— Да... Мы самые счастливые. И наши беты тоже. Ты только посмотри на них.

— Они настоящее чудо, — с нежностью проговорил Мегатрон. — Иди сюда, родные. — И он обнял сбежавшихся к нему спарков. — Так, а где Стив с Виртом? — спросил он их.

— Вон там спят. — Мэйк указал на соседнюю платформу, где двое самых младших, выношенных Оптимусом, спарклинга крепко и безмятежно перезаряжались, сплетясь в тесный клубок.

— Хорошо, хоть мы их не разбудили... Хватит и того, что вы знаете обо всё, что со мной происходит. Надеюсь, вас это не травмирует... — Десептикон погладил Рэва по спинке.

— Нет, — ответил старший из бет. — Главное, чтобы тебе стало легче, дани. Но почему они так с тобой поступили?

— Они меня ненавидят, — вздохнул Мегатрон. — Вот и пытаются то убить, то... ещё что-нибудь.

— И ты не хочешь им отомстить? — спросил Скирт, посмотрев на него.

— Хочу, ещё как хочу! — горячо воскликнул Мегатрон. — Но тогда кибертронцы поднимут восстание. Хватит того, что я одного из сегодняшних наёмников убил. Шл-лак... А ведь рано или поздно его корпус найдут...

— У тебя не было иного выхода, — проговорил Оптимус. — Иначе бы он убил тебя. Я поступил бы так же. — Он погладил бондмейта. — Ты жив. И это важнее всего.

— Оптимус, меня ведь обвинят! И будут судить! Потому что легко догадаются, кто мог сделать такое, — с отчаянием выкрикнул Мегатрон. — Ну и догадайся, каков будет приговор...

— А разве лидеров могут судить? — удивился Мэйк.

— Ещё как, — ответил Мегатрон.

— Не будут. Скажем, что это была самооборона. Тебя уже пытались... взять силой, угрожали. А теперь... По поручению моих бывших подчиненных чуть не убили.

— Ты мой хороший... — прошептал десептикон, обняв его. — Как же я тебя люблю.

— А я тебя гораздо сильнее. Не представляю, как бы я жил без тебя... Это был бы самый настоящий ад...

— Даже несмотря на восстановление Кибертрона?

— Да... Ведь со мной не было бы тебя. Ты стал моим смыслом, Мегатрон. А затем и наши спарки.

— Спасибо... — Мех уткнулся ему в шейные магистрали, ласково поглаживая по спине. — Ты даже не представляешь, каким счастливым делаешь меня. Благодаря тебе у меня есть семья...

Оптимус улыбнулся.

— И так будет всегда, — проговорил он. — Не думай о плохом, хорошо? Мы со всем справимся.

— Я постараюсь, — ответил Мегатрон. — Только очень уж волнуюсь насчёт того дезактивного корпуса.

— Я, если честно, тоже. Нужно узнать что-нибудь о нём. Эти подонки что-нибудь говорили?

— Их послали Смоукскрин и Уилджек, чтобы убить меня, и они согласились, — с тяжёлым вздохом произнёс десептикон. — А ещё эти наёмники... Доканывали меня насчёт... случая с предаконами. И хотели заставить открыть порт. — Он смущённо уткнулся фэйсплетом в ладони.

— Эй... Ну, тише... Прости меня. — Оптимус крепче прижал его к себе. — Всё это в прошлом. Здесь ты в безопасности, дорогой.

— Да, дома, с тобой — да, — проговорил Мегатрон, вновь обняв его. — Как же хорошо вот так — вместе...

— Согласен... Вот так лежать, наблюдать за спарками и наслаждаться жизнью. Что ещё нужно? — Оптимус вздохнул. — Жаль только, что за спокойную жизнь приходится платить...

— Мне, своим энергоном, — грустно улыбнулся Мегатрон. — Но уж лучше так, чем тебе.

— Нет, — твёрдо ответил лидер автоботов. — Больше я не дам тебе жертвовать собой.  — Он взял Мегатрона за манипулятор. — А что до твоих страданий... Они и мои тоже.

Тот мягко коснулся губами его пальцев.

— Прости меня...

— За что, любимый? — тихо спросил Оптимус.

— За то, что тебе приходится переживать за меня, — вздохнул Мегатрон.

Автобот прикрыл оптику и улыбнулся.

— А как иначе? Мы поклялись, что всегда будем вместе и пройдём через все беды. Поэтому не стоит извиняться за это.

— Мой милый... — Мегатрон поцеловал его. — А если меня всё же обвинят — ты поможешь мне на суде? — с надеждой спросил он. — Как Прайма, тебя должны будут послушать.

— Конечно, помогу. А как иначе? — Тот тихо вздохнул. — Куда ты, туда и я. И в горе, и в радости. Так что... Я везде буду рядом.

— Какой же ты хороший, — с нежностью и любовью проговорил Мегатрон.

— Как и ты, — с теплотой отозвался Оптимус. — И не спорь. Это бесполезно.

— Как скажешь, — согласился Мегатрон. Через некоторое время они понемногу уснули.