Мегатрон не сразу понял, что именно его разбудило, но спустя миг звук повторился снова — кто-то пытался связаться с ними через входной коммуникатор. К дверям пошёл оставшийся у них Рэтчет.

— Я слушаю... Что?? Хорошо, подождите пару клик. — Он вернулся. — Оптимус, Мегатрон, это полиция. Их патрульные нашли тот корпус.

Прайм открыл оптику и, взглянув на него, проговорил:

— Впусти их. Нам скрывать нечего. Пусть знают, что это была самооборона.

— Я надеюсь, — задумчиво проговорил медбот, набирая на панели коммуникатора код доступа.

Через несколько кликов в их кварте были трое полисботов.

— Простите, что потревожили, но мы обязаны провести опрос, — вежливо, но твёрдо проговорил один из них — молодой сине-белый мех.

— Ну, это не ко мне вам, — ответил Рэтчет, отходя в сторону.

— Сэр! — почтительно выдохнули полицейские при виде Прайма.

— Я вас слушаю, — проговорил лидер автоботов, взглянув на них.

— Недалеко отсюда был найден дезактивный корпус, — произнёс второй полицейский. — Раны, нанесённые ему, далеко не каждому под силу оставить. Так что у нас есть подозреваемый — ваш соузник Мегатрон.

— Так и есть. Нам нечего скрывать. — Оптимус взглянул на перезаряжащегося десептикона и вздохнул. — Однако это была самооборона. Рэтчет подтвердит. Мегатрон вернулся весь израненный, рассказал, что на него напали наёмники, пытались убить. Это уже не первый случай. Только вот мы не стали заявлять, когда пару недель назад Мегатрона изнасиловали, а до этого угрожали расправой и пытались отравить.

— Что, простите?? — воскликнул полицейский. — Расскажите подробнее.

— Конечно. Может, присядете? — предложил Оптимус, указав на кресла. — Рассказ будет долгим.

Полисботы переглянулись и приняли предложение.

— Мы слушаем, — проговорил один из них.

— Вы пришли обвинить меня? — со вздохом произнёс Мегатрон.

— Для начала мы хотим разобраться во всём, — ответил полицейский.

— Мы понимаем, — ответил Оптимус и, взглянув на Мегатрона, ободряюще улыбнулся. — Сейчас я всё расскажу.

И он, присев рядом, поведал во всех подробностях о том, что произошло за последнее время.

— ...В конечном итоге, двое моих сознаковцев наняли мехов, чтобы убить Мегатрона, — закончил лидер автоботов. — Как я сказал, Рэтчет может всё подтвердить. Он был здесь, когда вернулся Мегатрон.

Полицейские слушали рассказ Прайма в абсолютном молчании, не забывая, тем не менее, вносить записи в датапад с протоколами.

— Вот шлак! — с чувством высказался один из них.

— Мы хотели бы опросить и Рэтчета, — проговорил другой. — Это необходимо для протокола, а также на случай, если будет составляться заявление.

— Конечно. — Оптимус посмотрел на медбота и кивнул. — Вы можете задать ему вопросы прямо сейчас.

И Прайм указал на стоявшего рядом с дверью меха.

— Что же, — начал говорить тот, — всё, перечисленное Оптимусом, правда. На Мегатрона неоднократно покушались. И угрожали ему много раз, и яд в энергоне подсунули, и подстроили изнасилование. У меня сохранился образец яда и результат осмотра полученных от изнасилования и сегодняшнего покушения травм.

— Вы можете предъявить это всё? — спросил полисбот.

— Разумеется, — отозвался Рэтчет, беря со стола свой датапад. — Смотрите. — Он пролистнул несколько файлов, а затем выбрал несколько из них, указав на них полицейским. — Вот, здесь всё подробно описано.

Мехи внимательно изучили предложенное.

— Действительно... И, говорите, всё организовано Смоукскрином и Уилджеком? — спросил один из них, вновь обращаясь к Оптимусу.

— Да, верно, — отозвался лидер автоботов. — Они этого и не отрицают. Полагаю, вы хотите опросить и Мегатрона тоже?

— Конечно, — ответил полицейский и, взглянув на Мегатрона, сказал: — Выходит, вы всё-таки убили того меха?

— Убил. Но это была самооборона, — с достоинством проговорил Мегатрон. — Он и его товарищ напали на меня и пытались убить. Мне пришлось защищаться. И потом, второй жив всё-таки.

— Самооборона... Да, в данном случае действительно так. Что же, тогда мы допросим Смоукскрина и Уилджека, а также найдём того второго нападавшего. Хорошего вечера.

Полицейские ушли, и Мегатрон, шагнув к Прайму, крепко обнял его.

— Я боялся, что меня всё-таки арестуют.

Оптимус обнял его в ответ.

— Я тоже думал, — проговорил он. — Но всё обошлось. Нам поверили. Как отдохнул, милый?

— Очень хорошо, — улыбнулся десептикон. — Вот бы этих идиотов арестовали...

— Да, верно. Пока они ещё чего не задумали... Ничего не болит?

— Нет, всё в порядке, — успокоил его Мегатрон. — Рэтчет идеально всё сделал. А вот Смоукскрин и Уилджек запросто могут что-нибудь ещё задумать.

— Будем надеяться, их найдут и арестуют.

Оптимус поцеловал любимого и провёл манипулятором по его спине.

— Оптимус, я так хочу, чтобы никто не мешал нам быть вместе!

— Я тоже. — Прайм улыбнулся. — Может, прогуляемся немного?

— Да, конечно! — с энтузиазмом воскликнул Мегатрон. — По крайней мере, на нас двоих никто нападать хоть не будет. И неплохо было бы бет с собой взять, а то они либо с Рэтчетом гуляют, либо с тобой, ну, со мной вот было ещё как раз незадолго до… предаконов, а с нами обоими одновременно — ещё, кажется, ни разу.

— Да, ты прав. Возьмёшь средних? А я малышей. Это будет их первая совместная прогулка в жизни.

Подойдя к платформе, он взял Стива с Виртом и прижал к себе.
Мегатрон подхватил на манипуляторы Айса и Мэйка, и те мгновенно прижались к нему, уцепившись коготками за броню.

— Мы правда пойдём все вместе? — обрадовался Скирт. — Урааа!

— Правда, малыш, — ответил Оптимус, взглянув на него.

— Дани, а эти дяди больше не придут за тобой? — спросил Рэв, прижавшись к ноге Мегатрона.

— Не должны, по идее, — ответил Мегатрон. — Зато надеюсь, что придут за Смоукскрином и Уилджеком.

— А почему они так с тобой поступили? Ты... что-то сделал в прошлом?

Мегатрон с отчаянием посмотрел на Прайма.

/— Оптимус, я не могу рассказать им о своём прошлом. Не хочу, чтобы они знали, кем я был./

/— Не волнуйся/, — сказал Оптимус и, посмотрев на него, ласково улыбнулся.

— Скажем так, ваш дани боролся с тьмой в Искре, — проговорил автобот. — И хорошая его часть победила. Да, любимый?

— Да, надеюсь на это, — проговорил Мегатрон, взяв его за манипулятор.

— Но почему тогда те мехи его ненавидят? — расстроенно спросил Скирт.

— Завидуют тому, что мы семья, — ответил Оптимус, взглянув на спарка. — Ведь у них нет партнёров. Да и... — Автобот замялся. — Многие хотят, чтобы он умер. Мегатрон мало кому нравится.

— Но... но ведь наш дани очень хороший! — воскликнул Скиртвэйв. — Как они могут вот так...

— Могут, малыш... — Оптимус вздохнул. — Идём. Давно мы никуда не выбирались.

Улыбнувшись, он вместе с Мегатроном вышел из отсека. Рэв побежал за ними, схватив брата за манипулятор.

В Иаконе спарклингам очень понравилось — город был полностью восстановлен, и теперь там было, на что посмотреть. И, что немаловажно, никто не проявлял к Мегатрону враждебности, так что они действительно могли без проблем насладиться прогулкой.

— Оптимус, спасибо тебе. Знаешь, как я рад, что могу расслабиться и не беспокоиться, что на меня снова нападут? — проговорил Мегатрон.

— Знаю, любимый, — сказал автобот, остановившись и взглянув на него. — Я тоже рад этому. Я ведь тебе говорил, что со временем всё образуется.

— И, похоже, так оно и есть. — Мегатрон приобнял его за талию и склонил голову на плечо, безмятежно рассматривая окрестности.

— Ой, а это и есть кристаллические деревья? — спросил немного убежавший вперёд Скиртвэйв. — Красиво! Давайте побродим между ними, — восторженно предложил он.

— Конечно, малыш, — отозвался автобот, и они направились к деревьям.

Рэвджест побежал за братом.

— Только далеко не убегайте! — прокричал Прайм. — И когда они выросли?

— А, казалось, только-только активировались, — улыбнулся Мегатрон. — Как же здорово, что их шестеро, и все — такие разные.

— Ты прав. Вирт со Стивом абсолютно не похожи на старших. Я бы сказал, их полная противоположность. Остановить бы время, чтобы насладиться каждым кликом, проведённым с ними...

— Ты абсолютно прав! А когда они станут старше, мы можем ещё спарков завести, — произнёс Мегатрон.

— Это да! — Оптимус рассмеялся. — И подкинем Рэтчету работы.

Остановившись, он поцеловал Мегатрона.

— Я люблю тебя, — прошептал он.

Мегатрон обнял его.

— И я тебя, мой милый. — И с удовольствием поцеловал в ответ.

И тут со стороны кристаллических деревьев послышался пронзительный визг.

— Что это? — спросил Оптимус, отстранившись. — Рэв? Скирт?

Однако беты не ответили. Лишь продолжали визжать.

— Мегатрон! — воскликнул автобот, с волнением посмотрев на любимого, и бросился туда.

Мегатрон яростно бросился вперёд, готовясь размазать тонким слоем того, кто посмел обидеть его крох. Вбежав между зарослей, он увидел Смоукскрина, крепко державшего верещавших и брыкающихся спарков.

— Молчать, шлакоделы! — прокричал тот, ударив одного из спарков. — Иначе убью вас прямо здесь!

— Не смей их трогать! — воскликнул Оптимус.

— А вот и наши альфы! — Смоук взглянул на Мегатрона и ухмыльнулся. — Что такое, десептикон? Убить меня хочешь?

— Я вырву тебе Искру, если ты сейчас же не отпустишь наших бет! — рявкнул Мегатрон.

— Да-ани-и... Я его боюсь! — расплакался Скиртвэйв.

— Отпусти. Их. Немедленно!

— О! Давай! — Смоукскрин сильнее прижал бет. — Покажи им, какой ты на самом деле! Монстр! Убийца!

— Да-а-ани! — прокричал Рэвджест, прижавшись к брату.

Мегатрон зловеще сузил оптику, глухо рыча, а затем метнулся вперёд, крепко сжав автоботу горло.

— Отпусти их!

Тот вскрикнул от боли и невольно отпустил спарков.

— Ну и?.. — прохрипел он. — Убьёшь меня?..

— Очень неплохо было бы, — мрачно ухмыльнулся Мегатрон и подцепил когтем одну из шейных магистралей, явно прикидывая, как бы её рассечь.

— Давай, — проговорил тот. — Прямо при спарках. Наверняка ты не рассказывал им о том, что когда-то убивал? А теперь строишь из себя хорошего.

Мегатрон наотмашь ударил его по фэйсплету и отшвырнул подальше.

— Убирайся и оставь мою семью в покое! И не смей приближаться к спаркам!

— С удовольствием... приближусь! — крикнул Смоукскрин и, усмехнувшись, пошёл прочь.

Мегатрон же одним прыжком догнал его и, выкрутив ему манипуляторы, прошипел:

— Ещё раз тронешь моих бет — простишься с жизнью! Оставь их — они ни в чём не виноваты!

— Я им Искры вырву! — не выдержал тот. — Какой дани — такие и беты! А впрочем... Ладно. Пусть живут. Я добился того, чего хотел. Ну и как ты теперь выкрутишься?

— Чего ты хочешь?! — яростно прошипел десептикон.

— Чтобы твои беты знали, с каким чудовищем живут! — ответил Смоукскрин. — Они видели, какой ты на самом деле. А теперь отпусти.

Мегатрон разжал хватку и отошёл от него.

— Проваливай, тварь, пока позволяю.

— Ой, спасибо, — с ухмылкой проговорил автобот и двинулся прочь.

— Дани! — воскликнул Рэвджест и вместе с братом подбежал к Мегатрону.

Из оптики обоих спарков тёк омыватель. Мегатрон порывисто подхватил малышей и прижал к грудным пластинам.

— Бедные мои... Не бойтесь, всё закончилось, он вас не тронет.

— Этот дядя сказал, что ты плохой, — проговорил Рэв, обняв его. — Это правда?

Мегатрон замер, не зная, что и ответить — ему совершенно не хотелось лгать собственным спаркам. Но и правду открыть он тоже не мог.

— Нет, милый, он тебя обманул.

— Тогда... Почему он это сказал?

Оптимус тихо вздохнул, наблюдая за ними. Он и сам не знал, как объяснить старшим бетам о том, что произошло.

— Он ненавидит меня, — тихо произнёс Мегатрон. — И это был Смоукскрин — он вместе с Уилджеком не один раз уже пытается со мной покончить.

— Мы хотим домой, дани. Нам со Скиртом страшно...

— Конечно, идёмте. — Он нежно обнял их и подошёл к Оптимусу. — Им страшно, милый.

— Да, знаю... Не думал, что Смоукскрин опустится до подобного... Нужно будет сказать полицейским.

— Больно, да? — Мегатрон погладил Рэва по спинке. — Этот гад тебя ударил... Как он мог! Поднять манипулятор на спарклинга...

— Немного... — ответил тот, засыпая. — Он плохой...

— Это ещё мягко сказано, — мрачно проговорил Мегатрон. — Идём домой? — Он посмотрел на Оптимуса.

— Да, — отозвался автобот.

Взглянув на него, Прайм вздохнул, и они пошли обратно.

…Дома Мегатрон бережно уложил спарклингов на платформу и укрыл термопокрывалом.

— Почему должны страдать спарки? — тихо произнёс он. — Как вообще Смоукскрин мог пойти на такое?! А ведь он поначалу ещё и угрожал их убить!

Подойдя ближе, Оптимус уложил младших бет и, взяв его за манипулятор, вздохнул.

— Потому что он превращается в десептикона, — ответил тот. — Его жажда мести перешла все границы. Я начинаю его ненавидеть.

— А уж как я его ненавижу! — Мегатрон уткнулся ему в плечо. — Я просто хочу спокойно жить...

— Я тоже, — проговорил автобот, погладив его по спине. — Давай присядем?

Мегатрон согласно кивнул, и они сели рядышком.

— Я люблю тебя, Оптимус. И очень хочу, чтобы нам просто дали нормально жить.

— И я тебя тоже, — проговорил тот, поцеловав его. — Да... Так хочется спокойной жизни и... тебя...

— Оптимус, — напряжённо проговорил Мегатрон, — ты уверен?

— Да... Не бойся... Всё будет хорошо... Обещаю... — Он вновь поцеловал любимого.

— Прости... Но я боюсь. Оптимус, может, не стоит?

— Прошло уже достаточно времени, — сказал тот, погладив десептикона по спине. — Я буду аккуратен. Да и потом... Разве я когда-нибудь врал тебе? — Оптимус мягко улыбнулся. — Тебе нужно пройти через это, чтобы продолжать жить.

— Нет! — Во взгляде десептикона мелькнула паника. — Не нужно, пожалуйста... Оптимус, лучше я сверху буду.

— Хорошо... — ответил тот. — Попробуем в другой раз. — Он вновь поцеловал Мегатрона. — Раз ты так хочешь.

— Прости, любимый... Но я, наверно, никогда не смогу быть снизу.

— Ничего... Главное, чтобы с тобой всё было хорошо. Мы с этим справимся. Так что я с удовольствием побуду снизу.

— Иди ко мне. — Мегатрон поцеловал его, поглаживая при этом по спине, и плавно уложил на платформу. Накрыв ладонью его паховую броню, он спросил: — Готов?

— Конечно, — ответил тот. — В любое время... Я так этого хочу!

— Мой хороший... — Мегатрон принялся ласково целовать его шейные магистрали и, когда броня Оптимуса раздвинулась, аккуратно вошёл в его уже полный смазки порт, начиная двигаться.

Прайм застонал от наслаждения.

— О да-а-а... — протянул он. — Сильнее, любимый! Я так хочу тебя.

Десептикон игриво пробежался коготками по его антеннкам и, легонько куснув за магистраль, усилил толчки, стараясь войти поглубже и задеть побольше чувствительных датчиков, сам при этом очень возбуждаясь. Оптимус возбуждался не меньше его, еле сдерживаясь, чтобы не раскрыть камеру Искры, но он всё же помнил о риске, который может возникнуть при повторном заискрении. Полностью расслабившись, он пару раз перезагрузился, получая наслаждение от коннекта. Мегатрон ушёл в перезагрузку практически одновременно с ним, также с трудом удерживая грудные пластины от разъединения, и с удовлетворённым урчанием вытянулся рядом, обнимая.

— Мой любимый.

— А ты мой, — прошептал Оптимус, обнимая его в ответ. — Я так люблю тебя... Это было потрясающе.

— О да. Ты такой страстный, — улыбнулся Мегатрон.

— Я знаю... — Прайм прикрыл оптику. — Я еле сдерживался, чтобы не подарить тебе ещ ё парочку бет.

— Я тоже Искру удерживал. Беты — это всегда прекрасно, но порой хочется просто коннекта.

— Это точно. Я так устал, Мегатрон. Сейчас отключусь...

— Спи. — Десептикон поцеловал его в висок, сам понемногу уходя в перезарядку.

— Да, верно... Доброго сна.

И, крепче обняв его, Прайм отключился, бормоча имя любимого десептикона.

...Из перезарядки Мегатрон вышел раньше Прайма - тот мирно и безмятежно продолжал спать, прижавшись к нему.

"Мой хороший", — мелькнула мимолётная, нежная мысль.

Осторожно, чтобы не разбудить, Мегатрон погладил его по щеке и некоторое время просто полежал, размышляя о недавно произошедшем — всё-таки нападение на спарклингов нельзя назвать чем-то обычным. И он очень сомневался, что Смоукскрин не надумает повторить такое.
Тихо встав, Мегатрон решил вновь прогуляться, чтобы хорошенько всё обдумать и попробовать составить какой-нибудь план.
На этот раз он отправился в кристаллический сад. Медленно бродя между сверкающих деревьев, обросших многочисленными отростками-друзами, он был полностью погружён в свои мысли.

— Какая куколка нам попалась, — донёсся до Мегатрона незнакомый голос.

— О да, — отозвался второй. — Поиграем с ним.

Несколько мехов напали на десептикона и скрутили тому манипуляторы, попутно сковав их сзади наручниками.

— Ты наш! — крикнул высокий мех тёмно-синего окраса, развернув к себе десептикона. — О. А вот и заветный порт!

Он резко сорвал с Мегатрона паховую броню и облизнулся. Другие насильники моментально раздвинули собственные створки, готовясь взять добычу в любой момент.

Нападение произошло настолько быстро и неожиданно, что Мегатрон попросту не успел ничего сделать, и теперь лишь пытался сломать наручники — впрочем, безуспешно.

— Отпустите меня! Как вы смеете! — воскликнул он. В следующий миг он увидел среди напавших и того оставшегося в живых наёмника. — Ты! — прошипел он. — Когда я освобожусь, то первым убью тебя! Немедленно освободите!

Мегатрон не знал, что атаковавшие его мехи в момент нападения разбросали среди кристаллических деревьев датчики-глушилки, и теперь всё происходящее не было слышно никому за пределами сада, а также блокировалась связь по коммлинку, а если бы вдруг кто зашёл в сам сад, они уж наверняка успели бы сбежать.

— Молчать! — прокричал главарь нападения. — Кажется, до нас тебя уже оприходовали?! Какая жалость! Работайте, мальчики!

Отойдя назад, он оскалился, и несколько мехов начали яростно насиловать Мегатрона, сменяясь каждые пятнадцать кликов. Мегатрон сдавленно и надрывно выл от режущей боли во вновь травмированном порте и невыносимого унижения.

— Твари... Ублюдки! Вы заплатите!

Он зажмурился, чтобы не видеть их; по фэйсплету потёк омыватель.

— Да-да, конечно! — воскликнул главарь. — Если найдёшь нас!

А мехи не останавливались. Они продолжали драть порт Мегатрона.

...Спустя несколько джооров они закончили. Отойдя от корпуса десептикона, один из них спросил:

— Тебе понравилось, сладенький?

— Убирайся! — вскрикнул Мегатрон. — Я вас всех понахожу потом! — Он еле сдерживался, чтобы не разрыдаться прямо при них.

— Ой, что такое? — спросил главарь, наклонившись и поцеловав его. — Они тебя обидели?! — Он раздвинул собственную паховую броню. — Тебе понравится!

Мех ухмыльнулся и, резко войдя в Мегатрона, начал двигаться, проникая глубже. Десептикон взвыл и попытался вырваться, но его слишком крепко удерживали.

— Прекрати! — выкрикнул он. — Ты ответишь!..

— Я остановлюсь только тогда, когда захочу! — ответил он. — Может, сделать тебя носителем?! Твоему партнёру понравится!

— Нет! Не смей! — заорал в совершенно невероятном звуковом диапазоне десептикон. — Пусти меня сейчас же!

— О нет! — Насильник начал двигаться ещё яростнее. — Я не отпущу тебя, пока сам этого не пожелаю! Ты наш!

Это продолжалось ещё несколько джооров. Наконец, выйдя из истерзанного порта Мегатрона, главарь с удовлетворением проговорил:

— Ну, вот и всё. И не нужно было сопротивляться. Неужели так больно было?

— Сволочь... — Десептикон тихо всхлипывал, беспомощно скорчившись; по бёдрам стекал энергон из разорванного порта.

— На сегодня с тебя хватит, — проговорил он. — Но мы ещё увидимся. Уходим, мальчики.

— Что, уже? — спросил кто-то из насильников. — Мы ещё не наигрались.

— В другой раз. Пусть отдохнёт.

Те нехотя стали уходить, иногда оглядываясь на Мегатрона и смеясь. Он попытался связаться с Рэтчетом, но в коммлинке была абсолютная тишина — похоже, насильники настолько обрадовались своей выходке, что в итоге забыли забрать глушилки. Кроме того, у него по-прежнему не получалось избавиться от наручников. Десептикон беззвучно расплакался, сжавшись в комок и мелко дрожа.

— Что это за звуки? — донёсся спустя примерно тридцать кликов незнакомый голос. — Здесь кто-нибудь есть?

Это был патрульный, исследовавший тот район.

Мегатрон всхлипнул и дёрнулся, болезненно охнув.

— Помогите! — воскликнул он.

Патрульный побежал на голос.

— Что здесь произошло? — с ужасом спросил он, наклонившись.

— Они... меня... — Мегатрон вновь задрожал, судорожно всхлипывая.

— Я вызову подмогу! — воскликнул полицейский и попытался связаться с диспетчером, но связи не было. — Шлак. Не работает. Придётся самому. Встать сможете?

— Н-не уверен... Больно... — сдавленно проговорил десептикон. — Не уходите.

— Но Вам нужно оказать первую помощь, — возразил полицейский. Наклонившись, он осторожно снял наручники с манипуляторов Мегатрона. — Ужасно...

Тот потёр запястья и, оперевшись о поверхность, попытался встать, но тут же со стоном упал на колени; его бёдра и частично ноги были залиты энергоном.

— Шлак... Мммм...

— Я позову кого-нибудь, — сказал полисбот, поднимаясь. — И сразу же вернусь. У вас есть знакомый медбот?

— Да, Рэтчет, — ответил Мегатрон. — Только вы недолго. Вдруг они вернутся.

— Конечно. У вас есть его контакты? Я свяжусь с ним и сразу же вернусь к Вам.

— Есть, держите. — Он скинул полицейскому код коммлинка Рэтчета. — Да уж, он будет в шоке...

— Я быстро, — ответил тот и побежал к выходу из сада, стараясь поймать связь. Получилось это сделать быстро. — /Рэтчет, Вы меня слышите? Это полиция. Одному Вашему знакомому нужна помощь. Высылаю координаты. Поторопитесь. И прихватите аптечку/.

/— Сейчас буду,/ — мгновенно отреагировал медбот.

"Ох, чувствую, опять с Мегатроном что-то," — подумал он, беря аптечку.

До нужного места добрался он быстро, поскольку удалось срезать путь, и вскоре пришёл в глубину кристаллического сада, сразу же увидев сидевшего на поверхности Мегатрона и полицейского рядом с ним.

— Что произошло? — взволнованно воскликнул Рэтчет.

— Я нашел его в таком... состоянии, — ответил молодой бот, взглянув на Рэтчета. — Кажется, его... изнасиловали... Моя помощь ещё нужна?

— О Праймас... Мегатрон, кто это был? — Он успокаивающе коснулся манипулятора десептикона.

— Один из них — тот выживший наёмник, — монотонно проговорил тот. — Остальных не знаю. Рэтчет, мне плохо...

— Чшш, всё позади, — мягко произнёс медбот. — Я помогу тебе. Ты сможешь идти?

— Не знаю... Мне больно. — Он спрятал фэйсплет в ладонях и всхлипнул.

— Ну-ну, перестань. — Рэтчет обнял его. — Сколько их хоть было?

— Шестеро... Я хочу умереть! — в отчаянии закричал Мегатрон.

Рэтчет растерянно посмотрел на него.

— Не надо так. Они того не стоят. — Затем Рэтчет обернулся к патрульному: — Вы не могли бы мне помочь отвести его домой?

— Конечно, — ответил молодой мех. — Только скажите, куда идти.

— Да, разумеется, — ответил Рэтчет и назвал адрес. — Давай, Мегатрон, вставай. — Он аккуратно помог ему подняться.

Молодой мех подхватил десептикона с другой стороны, и они медленно повели Мегатрона домой.

— Нужно заявить об этом в полицию Кибертрона, — проговорил тот по пути.

— Нет, все будут знать, — тихо проговорил Мегатрон. — Тогда могут ещё... желающие найтись.

— Но ведь... Это же преступление. И виновные должны быть наказаны.

Но ответа не последовало. Вскоре они вошли в кварту, где все ещё перезаряжался Оптимус, а рядом с ним беты. Мегатрона тихонько уложили на свободную благодаря тому, что спарки перебрались в этот раз к Оптимусу, соседнюю платформу, и Рэтчет стал оказывать ему помощь. Десептикон стиснул дентапластины, изо всех сил стараясь не заорать, чтобы не разбудить бондмейта и бет — лишь омыватель струился по фэйсплету.

Рэтчет старался действовать максимально бережно, но боль всё равно была сильной, однако, к счастью, в этот раз он закончил быстрее, и, как только смазал восстановленный порт регенерирующим гелем, Мегатрон свернулся в клубок, беззвучно всхлипывая.

— Спасибо, — тихо произнёс Рэтчет, глянув на патрульного. — Один я бы его не довёл.

— Обращайтесь, если нужна будет помощь, — ответил тот и, повернувшись, покинул кварту.

Рэтчет сел рядом с Мегатроном, поглаживая его по плечу.

— Всё позади, всё закончилось, — мягко проговорил он.

— Почему... второй раз уже... — простонал тот.

Рэтчет лишь вздохнул, не зная, что и сказать.

— Не уходи пока, ладно? — попросил его Мегатрон.

— Не уйду, не бойся, — успокоил его медбот, накрывая термоодеялом.

Мегатрон торопливо завернулся и притих.