…Оптимус проснулся через джоор. Открыв оптику, он поднялся и потянулся.

— Оххх, как же хорошо я отдохнул, — проговорил он и, повернув голову, посмотрел на Мегатрона, пару кликов помолчал, а затем, не подозревая о случившемся, спросил:

— Как ты, дорогой?

Мегатрон хрипло выдохнул и сдавленно произнёс:

— Всё нормально.

— Издеваешься?? С каких пор то, что было, это нормально?! — воскликнул Рэтчет.

— Рэтчет! — с отчаянием выкрикнул десептикон.

— А ты думал скрыть такое? — озадачился медбот.

— Что случилось? — с волнением спросил Прайм, подойдя к ним. — Рэтчет? Мегатрон? Что вы от меня скрываете?

Мегатрон вздрогнул, отводя взгляд.

— Оптимус, не надо тебе этого знать...

— Мегатрон... — Прайм взял его за манипулятор. — Тише. Что такое? Что-то произошло, пока ты гулял?

— Оптимус... - Тот зажмурился, жалобно всхлипывая.

— Тише. — Автобот сел рядом с ним и, взглянув на Рэтчета, тихо вздохнул. — Тише, милый... Хорошо, я не стану больше спрашивать... — Он начал осторожно гладить любимого по голове.

— Ты побудь с ним, — проговорил Рэтчет. — Ему сейчас очень плохо.

— Конечно, — ответил Оптимус. — Иди ко мне, любимый.

Мегатрон обнял его и прижался, весь дрожа.

— Я хочу умереть... — прошептал он.

— Чш... Не говори так, пожалуйста... — Прайм вновь взглянул на Рэтчета. — Принеси энергон, и... Я не знаю... Успокоительное. Хотя не уверен, что оно поможет, но всё же...

Оптимус вновь посмотрел на Мегатрона и осторожно поцеловал, при этом продолжая гладить и успокаивать.

— Они не оставят меня в покое, — проговорил Мегатрон. — Им ведь... понравилось. — Он глухо завыл, уткнувшись в плечо любимого.

Прайм тихо вздохнул.

— Я убью тех, кто это сделал, — сказал он, прикрыв оптику. — Найду и убью. Искры вырву...

Он крепче обнял Мегатрона, напевая колыбельную, услышанную когда-то от дани. Десептикона трясло от пережитого стресса, но надёжные объятия Оптимуса и мягкая мелодичная песня понемногу успокаивали его, и через некоторое время он уже просто прижимался к соузнику, не плача.

— Его шестеро каких-то мехов изнасиловали, — прошептал Рэтчет. — В одном из уголков кристаллического сада.

— Я найду их... — тихо повторил Оптимус. — Они ответят за то, что сделали. Рэтчет, что мне сейчас делать?

— Будь с Мегатроном, — уверенно произнёс медбот. — Учитывая, что это уже... повторно, ему гораздо тяжелее. Потом пойдёте в полицию и составите заявление.

— Нет! — вскрикнул Мегатрон, панически вскинувшись.

— Тише-тише, милый. Не бойся... — Оптимус нежно поцеловал его. — Всё хорошо — я рядом... Нет, мы не пойдём. Не волнуйся.

Оптимусу хотелось рычать от бессилия. Он еле пережил прошлый раз. А теперь... Ему хотелось забрать Мегатрона с бетами и просто улететь на другую планету.

— Их главарь угрожал сделать меня носителем, — дрогнувшим голосом проговорил Мегатрон. — И ещё он и его банда не откажутся от... повторения.

— Этого никогда не случится. Слышишь меня? Никогда. Они ответят за это. Своими Искрами! — Прайм сильнее прижал Мегатрона к себе. — Тебе нужно поспать, любимый. Хотя бы немного.

— Ты убьёшь их, да? — проговорил Мегатрон. — Они ведь... они могут... снова... — Он прерывисто завентилировал.

— Да, убью... — отозвался лидер автоботов. — Подобное нельзя спускать с манипуляторов. Они ответят за боль, что тебе причинили. За всё ответят...

Мегатрон постарался успокоиться.

— Оптимус, их внешность... Они есть в моей памяти, могу передать изображение. И прошу — не говори ничего спаркам.

— Не скажу. Обещаю. А по поводу этих тварей... Давай ты сначала отдохнёшь, а потом уже поговорим о них?

— Только не уходи, — попросил десептикон, устраиваясь на платформе поудобнее. — Никогда не думал, что со мной такое происходить будет. Мой партнёр - ты, а тут за такое короткое время... Я чувствую себя... грязным и использованным.

— Я не уйду, милый. Я буду с тобой. Чш... Не думай об этом... Постарайся хотя бы на короткое время забыть и отключиться. Знаю, что тяжело, но это нужно сделать. Я люблю тебя, Мегатрон...

— Я тоже очень люблю тебя, — хрипло проговорил тот. — Мне очень плохо... Но отдохнуть постараюсь.

— Вот и умница. Не бойся. Закрывай оптику. Просто думай о том, что у тебя есть мы...

Мегатрон вздохнул и прикрыл оптику, понемногу отключаясь.

— Бедолага, — тихо произнёс Рэтчет. — Будешь мстить, да?

— Да... — тихо ответил Оптмиус и, взглянув на друга, спросил: — Всё плохо, да, Рэтчет? Расскажи, что ты видел.

— У него порт был опять разорван, — грустно проговорил медик. — Ему даже просто встать больно было, что уж говорить о том, чтобы идти. Если бы не патрульный, который меня вызвал, я бы в одиночку не сумел бы Мегатрона привести.

— Мы могли бы вообще ничего не узнать, если бы не он, — проговорил тот, погладив манипулятор любимого. — Я их уничтожу. Всех. Даже если после этого меня арестуют.

— Вот твоего ареста как раз-таки не хотелось бы, — задумчиво проговорил Рэтчет.

— А что ты предлагаешь? Оставить это просто так? — Оптимус вздохнул. — Я не могу...

— Понимаю. Тогда постарайся, чтобы свидетелей не было.

— Конечно, — ответил тот и, отстранившись, спросил: — У тебя есть сверхзаряженный энергон? Хочу успокоиться.

— Оптимус, сверхзаряженка — это не самый лучший выбор, — осторожно произнёс Рэтчет. — Может, лучше успокоительного?

— Ладно, давай. Чувствую, я сейчас не выдержу и начну кричать от бессилия. Это ведь я... отпустил его одного прогуляться после перезарядки...

— Тихо-тихо. Ты же не знал. Ты ведь наверняка спал либо был занят в этом время. Ты не виноват… —  Порывшись в аптечке, Рэтчет достал колбу с розоватым веществом, потом вытащил из коробки у стены куб энергона, который вручил Оптимусу, и, когда куб был распечатан, вылил в него успокоительное. — Пей, легче станет. Оптимус, ты не виноват.

— Спасибо. — Прайм взял куб и, выпив энергон, вернул его Рэтчету. — Если бы не моя беспечность и расслабленность, ничего бы этого не случилось... А если Мегатрон попытается убить себя?..

— Я присмотрю за ним, — успокоил его Рэтчет. — Счастье, что его не заискрили — тогда бы точно убил.

— Да, ты прав. — Оптимус взглянул на вздрогнувшего бондмейта и, вздохнув, лёг рядом и осторожно обнял.

— Я даже не знаю, захочет ли он когда-нибудь быть снизу, — задумчиво проговорил медбот.

— Ты прав, — отозвался тот. — Он мне сам сказал, что больше никогда... Жаль, у нас на Кибертроне нет психолога... Спасибо, что спас его, Рэтчет...

— А как иначе? — печально улыбнулся Рэтчет. — Не мог же я его бросить...

***

Мегатрон вернулся онлайн примерно через пару джоор и увидел, что у него под боком сгрудились все беты.

— Привет, родные. Уже успели перебраться?

— Да, — проговорил Рэвджест, улыбнувшись. — С тобой всё хорошо, дани?

— Да, всё в порядке, — отозвался Мегатрон, погладив его. — Переживаешь?

— И очень. — Тот прижался к своему альфе. — Опи... Он плакал и почти не отходил от тебя.

— Ох... — Десептикон обнял малыша. — Мне так жаль... Оптимус, — позвал он соузника.

— Я здесь, — ответил тот, подойдя к платформе. — Нам с дани нужно поговорить. Погуляйте немного, хорошо?

Беты кивнули и, спустившись с платформы, побежали играть в прятки.

— Ты как? — тихо спросил автобот.

— Чувствую себя уничтоженным, — мрачно отозвался Мегатрон. — Как... груда осколков какая-то. Ещё и тебе пришлось нервничать... Прости. — Он протянул манипулятор и ласково погладил Оптимуса по щеке. — Не надо плакать из-за меня.

— Я не мог иначе... Понимаешь? Это ведь я… продолжал перезаряжаться и, получается, позволил тебе уйти прогуляться одному — и это вскоре после ситуации с предаконами! В этом частично есть и моя вина...

— Не говори так. Мне кажется, они рано или поздно всё равно меня подловили бы... — Он прерывисто вздохнул. — Оптимус, я хочу, чтобы они были мертвы. Но... Я ведь надеялся, что не придётся больше убивать. — Он посмотрел на свои ладони.

— Не волнуйся, тебе не придется никого убивать — я сам всё сделаю. Я не оставлю этих тварей безнаказанными... Они ответят за то, что совершили.

— Ты хочешь прикончить их сам? — тихо спросил Мегатрон.

— Да... — ответил автобот.

Мегатрон порывисто обнял его.

— Будь осторожен, прошу.

— Не бойся, буду, — отозвался тот, обняв любимого в ответ. — Тебе больно, любимый?

— Вроде нет. Рэтчет хорошо всё сделал. Мне морально шлаково.

— Да, знаю... — Оптимус тихо вздохнул. — Мы переживём это. Вместе... Ты мне веришь?

— Верю, — прошептал десептикон и, сосредоточившись, скинул ему изображение насильников.

— Вот так... Я сделаю это, когда ты будешь перезаряжаться. А до тех пор я не отойду от тебя.

— Они сильные, милый. Я не переживу, если ты...

— Со мной ничего не случится, любимый. Хочешь энергона?

— Нет, — покачал головой Мегатрон. — Больше всего я хотел бы защитить тебя от опасности.

— Всё будет хорошо. — Автобот вздохнул. — Я боюсь за тебя, Мегатрон. Ведь ты сказал, что... не хочешь жить...

— Потому что после такого жить очень трудно, — тоскливо произнёс Мегатрон. — Хочется отключиться и уже не очнуться никогда.

— Но мы ведь рядом! И мы поможем тебе обо всём забыть. Я так хочу, чтобы ты... забыл об этом…

— Я и сам хочу забыть... Но пока не выходит. Слишком больно. Не физически, — уточнил он, — здесь. — Он коснулся грудных пластин.

— Тише, милый, тише. — Оптимус вновь обнял его. — Боль пройдёт... Мы с малышами поможем ее залечить.

— Ты только выживи! — Десептикон с отчаянием взглянул на любимого, испытывая невероятной силы вину за то, что тому предстоит очень сильно рисковать — жизнью либо свободой.

— Со мной всё будет замечательно. Не волнуйся. Знаешь, я так счастлив, что ты есть в моей жизни...

Мегатрон обнял его, поглаживая по спине.

— Как и я... Не против, если я снова прилягу?

— Конечно, нет. Отдыхай, любимый... Обещай, что ничего не сделаешь с собой, пока меня не будет.

Мегатрон печально и в то же время нежно посмотрел на него.

— Обещаю. И... Ты собираешься идти прямо сейчас?

— Пока не знаю... Эй, ну ты чего? Всё будет хорошо. Я вернусь.

Десептикон прижался щекой к его коленям.

— Я буду очень надеяться.

— Чш... — Оптимус погладил его по голове. — Я попрошу Рэтчета остаться с вами на всякий случай.

— Замучили мы его, — слегка улыбнулся Мегатрон.

— Знаю. Но Рэтчет... Он не просто мой друг. Мы как братья. Так что он делает это с теплотой и... любовью.

— Да, он очень хорошо заботится обо мне. Рядом с Рэтчетом я чувствую себя почти в такой же безопасности, что и рядом с тобой.

— Вот и замечательно.  Хочешь поспать или просто немного полежать?

— Пожалуй, полежу просто. С бетами поиграю.

— Хорошо. — Оптимус усмехнулся. — Они хотели тебя разрисовать.

— Да, они это любят! — засмеялся десептикон. — Нокаут мне как-то рассказывал, что они ему броню разрисовывали, да и сам я это видел.

— Да, помню. Так что... Скучать тебе не придётся. Они точно не оставят тебя в покое.

— Дани, — позвал подбежавший Рэв. — Мы хотим сделать из тебя динобота.

— Э-э... Ну, давайте. — Он искренне заинтересовался, что же там придумали спарки.

— Я вас оставлю, — сказал Оптимус. — Схожу к Рэтчету. Тебе принести энергона? У нас кончился.

— Принеси, пожалуйста, — улыбнулся десептикон.

— Хорошо. — Автобот поднялся. — Рэв, вы со Скиртом за главных.

— Хорошо, опи.

Прайм улыбнулся и вышел из кварты.

— Дани, тебе понравится. — Спарк взял его за манипулятор. — Пойдём.

Мегатрон осторожно погладил его по голове и пошёл за ним.

— Так, что вы там придумали?

— Разрисовать тебя! — довольно воскликнул Рэвджест.

— О, так ты это серьёзно? Ну, что же, на моей броне рисовать точно интереснее, чем на броне Нокаута — всё же у него она слишком яркая.

— Это точно. А теперь садись на пол! У нас всё готово.

Заинтригованный происходящим, Мегатрон сел на пол рядом с бетами. Те взяли краски и начали его обрисовывать.

— Тебе идёт! — воскликнул вскоре вернувшийся Оптимус.

— Это немного непривычно, — проговорил Мегатрон, разглядывая получившееся.

— Да, знаю. — Прайм улыбнулся и, подойдя ближе, протянул ему куб с энергоном.

Он с удовольствием выпил энергон.

— Ммм, как хорошо... Спасибо, любимый.

— Пожалуйста. — Прайм присел рядом. — Рэтчет скоро будет. Он сейчас оказывает помощь одному меху.

— Кто-то пострадал? Неужели и этот мех тем негодяям попался?

— Нет. Даже в мирное время всякое бывает, а Рэтчет… Он ведь медбот,  вот и помогает ему.

— Знаешь, — задумчиво проговорил Мегатрон, — мне бы следовало пойти с тобой. Так безопасней было бы. Вот только... А вдруг я опять убью? Я и так нарушил слово, прикончив того наёмника...

— Тебе лучше остаться здесь, — проговорил Оптимус. — Я... скоро пойду. Чем быстрее я с этим покончу, тем лучше. Да и тебе станет  спокойнее.

Десептикон нежно сжал его манипулятор.

— Возвращайся скорее.

— Вернусь. — Прайм улыбнулся и поцеловал его. — Я люблю тебя...

Мегатрон поцеловал его.

— Я верю в тебя.

— Я не буду дожидаться Рэтчета... Уйду прямо сейчас.

— Хорошо. Я понимаю, — согласился Мегатрон. — А где искать их хоть будешь? И как?

— Думаю, они ошиваются в одном из баров Иакона, — ответил тот. — Ведь эти мерзавцы хотят... найти тебя...

Мегатрон нервно поёжился.

— Пожалуйста, не напоминай...

— Прости...

Оптимус слабо улыбнулся и обнял любимого. Десептикон с готовностью обнял его в ответ.

— Уничтожь их, — прошептал он.

— Конечно. — Тот погладил Мегатрона по спине. — А ты... просто жди меня, дорогой.

— Обязательно! — горячо откликнулся десептикон. — А уж вместе с нашими малышами ждать точно будет легче.

— Это верно. Они точно не остановятся. И... Они о тебе позаботятся даже лучше, чем я.

— Вот как? — Мегатрон был удивлён.

— О да. — Прайм усмехнулся. — Мне... пора.

— Ступай, — улыбнулся десептикон. Когда за Оптимусом закрылась дверь, он посмотрел на спарклингов. — Ну, кто ещё хочет порисовать?

— Мы! — воскликнул Айс. — Ты... когда-нибудь хотел стать феммой?

— О таком я даже никогда и не размышлял! — озадачился Мегатрон.

— О-о-о... — Тот усмехнулся. — Теперь станешь!

Спарк начал обрисовывать Мегатрона, делая из него фемм.

— Это... очень необычно, — проговорил десептикон.

— Хочешь посмотреть? — спросил Айс.

— Да, очень уж интересно, что у вас получилось.

— Тогда идём! — Спарк взял его за манипулятор.

Заинтригованный десептикон последовал за ним.

Подведя дани к отражающей поверхности, Айс остановился и улыбнулся.

— Ну как тебе? — спросил он.

— Ничего себе! — воскликнул впечатлившийся Мегатрон. — Здорово получилось.

— А то! Только пока не смывай! Мы хотим тебя опи показать. А куда он ушёл?

— Эээ... У него возникла необходимость в срочной встрече, — выкрутился десептикон. — Ну, сами понимаете — у Праймов такое бывает.

— Правда?

— Конечно! — ответил медбот, войдя в кварту. — А что вам дядя Рэтчет принёс? — Он достал несколько брикетов с кристаллами. — Налетайте!

— Ура!

Беты с радостным визгом подбежали к нему и, выхватив брикеты, сели на платформу, распаковали их и начали есть.

— О, ты вовремя, — произнёс Мегатрон. — Рад тебя видеть. Вызов не очень сложный хоть был?

— Нет, — махнул манипулятором медбот. — Пустяк. Что-то не поделили с напарником. В результате — несколько вмятин на бампере. Как сам-то? Пришёл в себя?

— Частично, — подумав, ответил Мегатрон. — Вот, с бетами играл — они меня разрисовали. — Он улыбнулся.

— Да, вижу. — Рэтчет улыбнулся в ответ. — Оптимус уже ушёл?

— Да, и я очень надеюсь, что у него всё получится. — Десептикон вздохнул.

— Эй. — Медбот положил манипулятор на его плечо. — Оптимус справится. Всегда справлялся. Вспомни, сколько вы сражались.

— Да уж, это было слишком долго, — хмыкнул Мегатрон. — Хорошо, что мы наконец-то вместе. И... Спасибо, что помогаешь мне.

— Это моя работа. И не только. Я всегда рад помочь другу. — Рэтчет улыбнулся. — Тебе точно не нужен осмотр?

— Нет, всё в порядке, — заверил его Мегатрон.

— Хорошо. Хм... Присядем?

— Давай. — Они сели рядом на платформу, а спарки в это время наводили порядок в своих наборах красок и оттирали ладошки.

— Оптимус переживал, — проговорил медбот, вздохнув. — Он очень любит тебя и волнуется. Ты для него значишь больше, чем можешь себе представить, Мегатрон.

— Я знаю, — тихо произнёс Мегатрон. — Именно поэтому я сдержу данное ему слово не убивать себя.

— Вот и хорошо. Иначе... Если с тобой что-то случится, Оптимус этого не переживет. Он еле сдерживался, чтобы не напиться сверхзаряженного энергона. Благо я смог его отговорить.

— Какой ужас! — воскликнул Мегатрон. — Я ни за что не причиню ему боль.

— Ты для него дороже многих, — проговорил медбот, положив манипулятор на его плечо. — Поэтому... Постарайся забыть. Ради Оптимуса и ваших бет.

— Это не так-то легко, — печально проговорил Мегатрон. — Не каждый переживает подобное... дважды.

— Хотя бы попытайся. — Автобот улыбнулся. — Видишь, как они ради тебя стараются? Оптимус сказал спаркам, что ты болеешь.

— Они очень славные, — тихо проговорил Мегатрон и подхватил на руки старших бет.

— Дани, а ты скоро поправишься? — спросил Рэв, с улыбкой посмотрев на него.

— Надеюсь, — со вздохом ответил десептикон, ласково погладив его по голове.

Спарк прижался к нему и сказал:

— Мы любим тебя.

— И я вас всех очень люблю. — Мегатрон осторожно обнял его.

— Дани, тебе хоть кошмары не снятся больше? — спросил Скиртвэйв.

— Пока вроде нет, — ответил тот.

— Это хорошо, — улыбнулся Скирт. — Надеюсь, опи быстро вернётся.

— Конечно, малыш, — отозвался Рэтчет. — Так. Вам пора перезаряжаться. А мы с дани ещё немного поговорим.

— Но мы не хотим...

— Нужно, Рэв.

— Но дани... — Спарк посмотрел на Мегатрона.

— Иди, милый, Рэтчет прав, — проговорил тот.

— Ну, ладно...

Беты слезли с платформы и, перебравшись на соседнюю, залезли под термоодеяло и через несколько кликов отключились.

— Они так на тебя похожи, — проговорил с улыбкой Рэтчет.

Легонько, чтобы не разбудить, Мегатрон погладил малышей.

— Не представляю своей жизни без них, — отозвался он.

— Вот. Думай о них. Вашем будущем. И не оглядывайся назад. Любовь творит чудеса. Это ведь она изменила тебя в лучшую сторону.

— Я постараюсь, — вздохнул десептикон. — Но это будет нелегко. Никогда прежде меня так не унижали.

— Ты всегда можешь поговорить со мной. Я же врач. Ну, или с Нокаутом. Как-никак, он служил тебе.

— Не думаю, что ты либо Нокаут сможешь что-нибудь сделать... Вы не психологи, к сожалению.

— А Оптимус? — немного помолчав, спросил автобот. — Он больше, чем просто психолог. Он — твоя вторая половина. Он чувствует, как тебе больно.

— Я знаю, — вздохнул Мегатрон. — И мне очень жаль, что Оптимусу приходится испытывать всё это.

— Он вернётся, — с улыбкой отозвался Рэтчет. — А теперь ложись спать.

— Пожалуй, ты прав, — проговорил десептикон, ложась на платформу и заворачиваясь в термопокрывало. Через несколько клик он ушёл в перезарядку.

Рэтчет прикрыл оптику и погрузился в воспоминания о прошлом.

***

Оптимусу понадобилось пару джооров, чтобы найти мехов, изнасиловавших Мегатрона. Установив глушители, он сузил оптику, активировал оружие и, направившись к ним, начал яростно стрелять, стараясь попасть в камеры Искр. Мехи переполошились и принялись беспорядочно метаться, не понимая, что вообще происходит, но быстро взяли себя в руки.

— Вот он на нас напал! — прокричал их главарь.

— Прайм?? — Его подручные были в шоке; впрочем, потрясение быстро сменилось злостью. Они активировали оружие и принялись отстреливаться.

— Предатель! — выкрикнул один из них. — Ты пошёл против своего народа!

Автобот легко уклонялся от выстрелов, продолжая атаку.

— Кто и совершил преступление, так это вы! — выкрикнул он. — Я не потерплю подобного отношения с тем, кто мне дорог!

Зарычав, усилил выстрелы, уничтожая мехов.

— Каждый из вас ответит за то, что сделал!

Они пытались защититься, но всё было не в их пользу — пускай их было шестеро, но зато Оптимусу удалось застать их врасплох, а также на его стороне была беспредельная ярость. Один из них, падая, успел с силой полоснуть когтями по манипулятору Прайма, но сразу после этого рухнул замертво. Главарь, правда, держался дольше всех — когда все его пятеро товарищей были уже уничтожены, он ещё держался.

— И ты... смеешь ещё... называть себя Праймом... — прохрипел он, захлёбываясь энергоном и с трудом держась на ногах. Собрав остатки сил, он выстрелил.

Оптимус зашипел от боли. Выстрел пробил правый бок. Из раны потёк энергон.

— Кто вас нанял? — спросил он, направив на врага оружие и готовясь выстрелить.

— Это неважно, — оскалился мех. — Главное, что нам понравилось. Он так отчаянно кричал... Жаль только, что не был нулёвкой.

Зарычав, Оптимус молча выстрелил в него, пробив камеру Искры. Стремительно сереющий корпус рухнул среди остальных пяти.

— Вот и всё... — прошептал автобот, деактивировав оружие.

Повернувшись, он направился обратно, зажимая манипулятором рану в боку.

/— Рэтчет... — связался он по пути с медботом. — Готовь аптечку... Мегатрон спит?/

/— Да, причём спокойно,/ — ответил Рэтчет. — /Оптимус, тебя ранили?/ — заволновался он.

/— Немного. Но ничего. Моя рана — ничто по сравнению с тем, что они сделали с Мегатроном... Я скоро буду/.

И автобот отключился. Дома он оказался не так быстро, как хотелось. Войдя в кварту, он опустился на колени, по-прежнему прикрывая рану.

Рэтчет поспешно подбежал к нему с аптечкой в манипуляторах.

— Оптимус! Ничего, сейчас помогу.

Он аккуратно отодвинул ладонь Оптимуса и принялся осматривать его рану.

— Тебе пробили энергомагистраль... Подожди немного.

Вытащив из аптечки небольшие зажимы, он пережал ими разорванную магистраль, затем стёр натёкший из неё энергон и принялся паять повреждённую броню.

— Хорошо хоть, только одна магистраль повреждена была, и никакие схемы не задело, — проговорил медбот. — Ты как? Сильно болит?

— Нормально, — ответил тот. — Бывало и хуже. Зато с этими шлакоделами покончено. Больше они никому не смогут навредить.

— Представляю, как они отбивались, — хмыкнул Рэтчет. — Погоди-ка... Это у кого-то из них такие когти были?? — ошарашенно воскликнул он, обратив внимание на длинные, глубокие царапины-разрезы на манипуляторе Прайма.

— Да, — тихо проговорил автобот, стараясь не разбудить любимого и спарков. — Но больно не от этого. Больно от того, что они сделали...

Рэтчет успокаивающе коснулся его плеча.

— Я понимаю. Мегатрон не уверен, что сможет это забыть.

— Как и я... Но я постараюсь сделать всё возможное, чтобы он смог жить дальше. Помоги мне сесть на платформу рядом с ним.

Рэтчет провёл его к платформе с перезаряжающимся Мегатроном и помог сесть на свободный участок.

— Он будет рад, что ты вернулся живым, — улыбнулся он.

— Я знаю... — со слабой улыбкой отозвался Оптимус и, взглянув на любимого, наклонился и поцеловал его.

Мегатрон вздохнул и открыл оптику.

— Оптимус! — Он порывисто обнял любимого. — Ты вернулся.

— Вернулся, — ответил автобот, стиснув дентопластины и обняв его в ответ. — Всё хорошо, милый. С ними покончено навсегда.

— Тебе больно? — встревожился тот. — Они ранили тебя?

— Царапина. Через несколько орнов регенерирует. Как ты, родной?

— Отдохнул вот немного... Оптимус, а эти двое больше ничего хоть не придумают?

— Нет. Не волнуйся. Я их, правда, ещё не нашел, но... — Он вздохнул. — Больше ничего не случится. Обещаю.

— Найди их, прошу. Я третьего раза не вынесу. — Мегатрон склонил голову на его плечо.

— Конечно... — Прайм погладил его по спине. — Всё будет хорошо, милый. Скоро они исчезнут из нашей жизни.

— И тогда мы наконец-то будем спокойно жить и растить наших бет, — слегка улыбнулся Мегатрон.

— Вот именно. — Оптимус взглянул на Рэтчета. — Спасибо, что побыл с ними.

— Ну, как бы я их всех оставил? — ответил тот. — И, думаю, тебе не мешало бы прилечь.

— Да, конечно. Тебе бы тоже не мешало отдохнуть, старый друг. Ты столько для нас сделал за это время...

— И заодно провёл время с вашими малышами, — улыбнулся медбот. — Отдыхайте, я тоже пойду.

— Спасибо ещё раз, — сказал Оптимус и, опустившись рядом с Мегатроном, обнял его и поцеловал.

— Я теперь без тебя нигде не пойду, — проговорил тот, ответив на поцелуй, когда дверь за Рэтчетом закрылась.

— А я и не отпущу тебя никуда, — прошептал автобот. — С меня хватило...

— С меня тоже, — передёрнулся десептикон. — Больно было очень. И унизительно.

— Чш... Больше они никогда не тронут тебя, милый. Никогда...

Мегатрон нежно поцеловал его.

— Что собираешься с ними сделать?

— Пусть с ними полиция разбирается, — ответил Прайм, тихо вздохнув. — И чем скорее их найдут, тем лучше для всех.

— Думаешь, найдут? — спросил Мегатрон. — Они наверняка умеют хорошо скрываться.

— Найдут. Обязательно. Не волнуйся об этом. Ты сможешь потом дать показания?

— Да, если будешь рядом, — произнёс десептикон.

— Конечно. Я тебя не брошу. — Оптимус вновь поцеловал Мегатрона. — Мой любимый...

Мегатрон ласково провёл пальцами по его шейным магистралям.

— Представляю, как ты устал.

— Да... Очень устал. Хочется спокойной жизни.

— И мне, — вздохнул Мегатрон.

/— Прости, что беспокою среди ночи, Оптимус, но меня просто любопытство разбирает — твоя тварь ещё не сдохла?/ — раздался в коммлинке издевательский голос Уилджека.

Резко вскочив, Прайм вскрикнул от боли и прошипел:

/— Вас найдут. И скоро. А когда найдут, вы за всё ответите! Обещаю!/

/— Это он за всё ответит! За гибель множества невинных!/ — мрачно пообещал Уилджек.

— Оптимус, что с тобой? — Мегатрон мгновенно оказался рядом с ним, приобняв за плечи.

— Всё... нормально... — ответил автобот, оборвав связь с врекером. — Хотя нет. Это был Уилджек. Нужно их найти. И как можно скорее...

— Что он сказал? — тихо произнёс Мегатрон, поглаживая его по спине.

— Спросил, не умер ли ты ещё. И... Сказал, что ты ответишь за смерти невинных кибертронцев.

— Мне следовало догадаться, — вздохнул десептикон. — Он жаждет мести.

— Да, — тихо ответил Оптимус, обняв его. — Я им тебя не отдам... Никогда!

— Какой же ты хороший, — проговорил Мегатрон, потеревшись щекой об его плечо.

— Как и ты... — прошептал автобот. — Ты изменился, Мегатрон... В лучшую сторону.

— Только благодаря тебе и нашим бетам, — ответил тот, обнимая его.

— И я этому очень рад. — Оптимус на мгновение задумался. — Мегатрон... Нам нужно написать заявление, чтобы их начали искать.

— Но тогда мне придётся рассказать о том, что со мной делали, — понуро ответил десептикон. - Я не хочу это вспоминать.

— Всё будет хорошо, милый... Ты же хочешь, чтобы они ответили за то, что сделали?

— Даже не представляешь, как мне этого хочется! — воскликнул Мегатрон.

— Тогда мы должны это сделать. Знаю, что больно, но... Это будет лишь раз. А потом этот кошмар закончится.

— Но мы пойдём вместе, — убеждённо проговорил Мегатрон.

— Конечно. — Автобот мягко обнял его. — Я тебя одного не оставлю.

— Тогда утром пойдём, — ответил Мегатрон, погладив его манипулятор и прижавшись.

— Хорошо. А теперь я немного посплю, если ты не против...

— Я только за — сам рядом приткнусь, — улыбнулся десептикон.