…Утром они проснулись практически одновременно.

— Как отдохнул? — Мегатрон ласково обнял бондмейта.

— Прекрасно, — отозвался тот, улыбнувшись. — Как сам?

— Тоже выспался, — довольно проговорил десептикон. — Сейчас выпьем энергона — и пойдём, чтобы время не терять.

— Да, ты прав.

Поднявшись, Оптимус взял два куба с энергоном и протянул один Мегатрону. Выпив энергон, тот спросил:

— Бет с собой возьмём или с Рэтчетом оставим?

— Лучше с Рэтчетом. Им не стоит знать, куда мы идём, — ответил автобот, допив свой куб. — Я схожу к нему.

Выйдя из отсека, он направился к медботу.

— Рэтчет, я вхожу, — проговорил Оптимус, отправив сигнал вызова через коммуникатор. — У меня просьба. Ты не мог бы посидеть с бетами? – произнёс он, войдя в кварту. — Мы с Мегатроном идём в полицию.

— Правильно, напишите заявление, — кивнул Рэтчет. — Посижу, конечно же.

— Спасибо. Ты настоящий друг, Рэтчет.

Вернувшись обратно, он посмотрел на любимого и спросил:

— Готов?

— А куда я денусь? — улыбнулся Мегатрон. — Идём.
Дождавшись Рэтчета, соузники покинули отсек и направились в полицию.

— Не волнуйся, — произнёс Оптимус, войдя в просторное здание.

— Я стараюсь, - отозвался Мегатрон.

Вскоре они пришли к нужному кабинету, и десептикон взял Прайма за манипулятор, слегка сжав. Войдя внутрь, Прайм взглянул на молодого офицера и проговорил:

— Мы хотели бы написать заявление.

— Конечно, — ответил тот. — Проходите. Кто из вас пострадавший?

— Я, — с тяжёлым вздохом отозвался Мегатрон, стараясь смотреть куда угодно, но только не на полицейского.

— Что ж, присаживайтесь, — произнёс мех.

Оптимус взглянул на возлюбленного и ободряюще кивнул. Мегатрон сел напротив полисбота.

— Уилджек и Смоукскрин пытаются меня убить, — произнёс он. — Угрожали, подсунули отравленный энергон, и... — Он замялся.

Офицер принялся записывать.

— Расскажите обо всем, — сказал он. — Мы Вам поможем. Здесь Вы в безопасности.

Десептикон постарался расслабиться.

— Эти двое подговорили предаконов меня изнасиловать. И те согласились, — произнёс он надтреснутым голосом. — А спустя некоторое время нашли двух наёмников, попытавшихся меня убить. Одного я прикончил в процессе самообороны, а вот второй... — Он прерывисто вздохнул. - В общем, второй пообщался со Смоукскрином и Уилджеком, собрал команду отморозков, и вшестером... — Он отвёл взгляд.

— Так, понятно. — Полицейский закончил записывать. — Это всё?

— Да, — ответил за десептикона Оптимус. — Хотя нет. Эти шестеро были убиты вчера. Знаю, правосудие вершится не так, но все же...

— Вот как? Хм… Что ж. Я принимаю заявление. — Мех посмотрел на Мегатрона. — Не волнуйтесь. Мы найдём их.

— Найдите, прошу. Пока они не придумали что-нибудь ещё, — проговорил Мегатрон.

— Всё будет в порядке, — заверил его офицер. — Это всё, о чем Вы хотели сообщить?

— Да, — ответил десептикон.

— Хорошо. Оставьте свои данные. Мы свяжемся с вами.

Мегатрон, как и Оптимус, оставил код своего коммлинка.

— Сообщите, когда поймаете их, ладно? — попросил он. — Мне важно знать, что они не на свободе больше.

— Да, конечно. Можете идти.

Оптимус улыбнулся и, посмотрев на Мегатрона, протянул манипулятор. Мегатрон мягко сжал его ладонь, и они отправились домой.

— Ну, ты как? — спросил по пути автобот, с волнением наблюдая за любимым.

— Мне было ужасно неловко рассказывать вот это всё, — признался тот.  — А ещё я переживал, что кто-нибудь ещё узнает и тоже захочет... попробовать.

— Не захотят, — отозвался Оптимус. — Больше никто никогда к тебе не притронется... Обещаю тебе. — Он улыбнулся. — Их найдут. И очень скоро.

— Интересно, очная ставка будет? — спросил Мегатрон.

— Должна быть, — ответил автобот. — Но мы с тобой и с этим справимся.

— Тогда остаётся только ждать, — улыбнулся Мегатрон.

— Ты прав. Может, немного прогуляемся? Не хочется пока идти домой.

— Давай. По крайней мере, хоть пройдёмся нормально.

— Верно. — Оптимус поцеловал его.

Мегатрон обнял его.

— Я тебя очень люблю. С нетерпением жду того времени, когда мы сможем часто вот так выбираться.

— Я тоже, — с улыбкой отозвался автобот, обняв его в ответ. — Куда хочешь сходить?

— Не знаю даже... Можем просто по городу погулять.

— Хорошо. Заодно купим что-нибудь бетам. Им понравится.

— А потом и вместе с ними погуляем, — обрадовался Мегатрон.

— Да, верно. — Прайм перевел взгляд на бетский магазин. — Зайдём туда?

— Давай! Там наверняка много интересного, — отозвался десептикон, направляясь к двери.

—Кстати. Через два орна у Рэтчета Орн Активации. Надо бы купить подарок.

— Как время-то летит, — озадаченно произнёс Мегатрон.

— О да. — Оптимус задумался. — А когда у тебя?

— У меня только через месяц, — улыбнулся десептикон. — А у тебя как?

— У меня... ещё позже. Через четыре месяца. — Прайм усмехнулся. — Зато у наших старших бет разница — всего три недели.

— Да уж, необычно у нас получилось, — произнёс явно довольный Мегатрон.

— Это точно. Надеюсь, это далеко не конец? — спросил автобот, войдя в магазин.

— Ты имеешь ввиду, что ещё спарков хочешь? — поинтересовался Мегатрон, рассматривая витрину.

— Да, — ответил тот. — Смотри. Как насчёт набора юного художника? Они у нас рисовать любят.

— То, что надо! Тут как раз много разновидностей красок. А вот ещё коллекция минералов — они на свету меняют цвет.

— Мне нравится. Хм... Надо что-то младшим взять. К сожалению, мы пока не знаем, что им нравится.

— Можно тоже краски взять, и пластилин ещё.

— Давай.

Оптимус взял всё необходимое, и они направились к кассе. Оплатив, они отправились дальше гулять по Иакону, наслаждаясь прекрасным орном.

***

Бамблби тем временем пересёкся со Смоукскрином и Уилджеком рядом с гоночной трассой — те как раз завершили участие в соревновании.

— Ребята, давно не виделись! — обрадовался Би.

— Привет! Где пропадал? — спросил Смоукскрин.

— Обустраивался понемногу, заодно восстановился в Иаконской военной Академии, а то из-за войны не закончил ведь её, — рассказал Бамблби.

— И правда... Я-то аккурат перед началом войны выпуститься успел, а тебе действительно не удалось тогда, — протянул Смоук.

— Ну да, — кивнул Бамблби. — Зато уж теперь наверстаю! А у вас как дела?

— О, у нас столько событий! — воодушевился Смоукскрин. — Джеки, давай расскажем?

— Давай! — с энтузиазмом воскликнул тот. — Тебе понравится, Би! Мы так повеселились! Хм... Смоук, начни ты. А я продолжу.

— Ну, что же, - начал Смоукскрин. — То, что Оптимус и Мегатрон вместе — ты знаешь. И что у них спарки есть — тоже знаешь, если не ошибаюсь. Так вот — мы с Уилджеком не могли вот так запросто оставить в покое эту тварь. Вначале мы пытались донести до Оптимуса, как он ошибается, на словах. Но всё никак! — Он раздосадованно фыркнул. — Но потоооом... — Он усмехнулся. — Мы с Джеки посовещались, и решили Мегатрона травануть. Я раздобыл яд — это было очень нелегко, между прочим! — отдал его Уилджеку, а тот уже смешал его с энергоном. Осталось придумать, как этот энергон всучить Мегамрази. И тут он так удачно решил сделать выступление о том, что будто бы во всём раскаивается, сожалеет, будет действовать на благо Кибертрона и прочее враньё. А Джеки успел втереться в доверие, и отдал Мегатрону тот куб! — Смоук победоносно ухмыльнулся. — Правда, Мегатрон, к сожалению, выжил, — мрачно проговорил он. — И тогда мы решили придумать что-нибудь покруче.

— О да! — воскликнул врекер. — Сначала мы подговорили предаконов изнасиловать Мегатрона. Они потом в деталях рассказали, как всё прошло! Затем я нашёл парочку наёмников, которые согласились напасть на Мегатрона. Но и этого оказалось недостаточно! И мы решили... Этот шлак убил одного из наёмников. А второй, — автобот усмехнулся, — собрал таких же, как и он, отморозков, и те... поимели Мегатрона хорошенько! Как бы мне хотелось увидеть его фэйс в этот момент!

Бамблби в ужасе смотрел на давних друзей. Он и сам терпеть не мог Мегатрона — в конце концов, сам дважды едва не погиб из-за него! — но такое было уже слишком. Би был уверен, что хорошо знает своих друзей, и такая низость и жестокость, хоть и к зачинщику войны, его полностью деморализовала и шокировала.

— Вы... вы... Ребята, вы это серьёзно?? — потрясённо проговорил он.

— О да! — ответил Уилджек. — Серьёзнее некуда! Уверен, тебе бы тоже понравилось!

Бамблби с отвращением посмотрел на него.

— С чего ты это взял?!

— Ну как же? Ты же тоже хотел отомстить этому шлаку! Вспомни, что он сделал с тобой?!

— Я помню, — вздохнул Би. — Но, знаешь, моя жажда мести значительно уменьшилась. Мегатрон творил множество преступлений, но до такого даже он не опускался. А вы всё же автоботы, как-никак.

— И что? — махнул Уилджек манипулятором. — Месть сладка! Смоук, скажи ему.

— Ты даже не представляешь, какой это кайф — расправиться с этой тварью, сломать его, уничтожить! Заставить ответить за всё! — с наслаждением произнёс Смоукскрин.

Бамблби посмотрел на него с тоской и грустью.

— Мне больно видеть, какими вы стали.

— Да брось! Эта мразь должна за всё ответить! Присоединяйся к нам! У нас столько планов! Кстати, Смоук, ты забыл упомянуть, как пытался похитить их бет.

— Что?! — воскликнул Би. — Смоук, как ты мог?! Спарки ни в чём не виноваты! Ребята, что с вами такое?? Откуда эта жестокость?

— Откуда?! Этот шлак должен за всё ответить! За всех, кого он убил! Мы за справедливость!

— Я помню всё, что он натворил, — грустно проговорил Бамблби. — Я понимаю ваши чувства, и сам, ещё когда на базе жил, с Оптимусом спорил насчёт него. Но вы зашли слишком далеко.

— Ты... оправдываешь этот шлак?! — с презрением воскликнул Уилджек, пристально посмотрев на него.

— Не оправдываю! — вскинулся Бамблби. — То, что он делал, оправдать нельзя. Но это не значит, что можно так издеваться.

— Нужно, Би! Это и есть справедливость! Решай: либо ты с нами, либо против нас! Но тогда... Не смей показываться нам на оптику!

— Вы очень сильно изменились, — проговорил Бамблби дрожащим голосом. — Вы ведь не были такими...

— Ха! Месть куда важнее!

— Ради мести мы пойдём на всё! — добавил Смоукскрин. — А теперь проваливай, раз уж не желаешь помогать!

Бамблби печально посмотрел на них и медленно поплёлся прочь, опустив голову.

"Мы ведь друзья... Почему они стали совсем другими?" — одолевали его невесёлые мысли.

Би сам не заметил, как прошёл почти полгорода, и сел на скамейку, понуро разглядывая поверхность.

— Бамблби? — позвал его Оптимус, подойдя ближе. — Что с тобой?
Он с волнением взглянул на автобота и, покосившись на Мегатрона, стоявшего рядом с ним, вздохнул. Бамблби виновато посмотрел на Прайма.

— Прости, что так вёл себя с тобой... — тихо проговорил он.

— Ничего. Всё позади. — Оптимус присел рядом. — Что случилось?

— Я виделся сегодня с Джеки и Смоуком. Они... такими жестокими стали.

— Мы знаем... — Оптимус вздохнул. — И это огорчает. Я никогда больше не смогу им доверять. — Он посмотрел на Мегатрона. — Присядешь?

Мегатрон с подозрением глянул на жёлтого меха — всё же тот в своё время сумел его убить, к тому же на базе потом чётко выражал свою ненависть, — но сел.

— Оптимус, мне жаль, что они сделали такое, — со вздохом произнёс Бамблби. — Мне бы и в голову подобное не пришло.

— Я знаю, — сказал Прайм. — Тебе нужно успокоиться. Каждый из нас совершает ошибки, в том числе и Мегатрон. Но такое отношение... простить нельзя. Я люблю своего соузника. Он изменился.

— Видимо, да, раз не убил Джеки и Смоукскрина после того, что они делали. И... Я должен предупредить.

— О чём? — спросил Оптимус, положив манипулятор ему на плечо.

— Уилджек говорил, что у них со Смоуком ещё много планов насчёт Мегатрона, — ответил Бамблби.

— И почему я не удивляюсь? — мрачно хмыкнул тот.

— Потому что эти двое вряд ли остановятся. Но ничего... Скоро их поймают. Где они сейчас, Би?

— Мы с ними говорили рядом с гоночной трассой на окраине Иакона. Когда я ушёл, они были ещё там. А что ты хочешь сделать?

— Полиции сдать! — оскалился Мегатрон.

— Тише, милый. — Прайм взял его за манипулятор. — Спасибо, что сказал, Бамблби. Для нас это очень важно.

— Их что — действительно арестуют? — растерялся Би.

— Да, — ответил Оптимус. — И чем скорее это сделают, тем лучше.

— Тогда лучше, если полиция отправится за ними сейчас, пока они не уехали куда-нибудь.

— Да, верно. Стоит им сообщить. Вернёмся к ним прямо сейчас. Би, ты пойдёшь с нами. Возможно, у них появятся к тебе вопросы.

— Идём. — Бамблби был преисполнен решимости, так что на этот раз они пришли в отделении полиции втроём.

Увидев их, офицер удивился и проговорил:

— У нас нет для вас новостей.

— У нас есть. — Оптимус указал на Би. — Он знает, где сейчас Смоукскрин с Уилджеком.

— Расскажи поподробнее, парень, — попросил полицейский.

— Они должны быть сейчас недалеко от Иаконской гоночной трассы, - ответил Бамблби. — Может, гуляют там, может — в баре сидят... А ещё Уилджек говорил, что у них много планов насчёт Мегатрона.

— Нужно прямо сейчас арестовать их, пока ещё что-нибудь не случилось. Поедете с нами?

— Если Мегатрон захочет, — ответил Оптимус.

— Хм, а я даже и не против посмотреть, как их арестуют, — мрачно проговорил Мегатрон. — Они напросились.

— Тогда решено. Мы с вами.

— Отлично, — проговорил офицер. — Поможете опознать их.

Поднявшись, он вышел из кабинета. Оптимус взглянул на десептикона и улыбнулся.

— Скоро всё закончится, — сказал он.

По прибытии на место они обнаружили Уилджека со Смоукскрином как раз выходившими из бара.

— Попались! — оскалился Мегатрон.

— О, куколка, — бросил Джеки, с презрением взглянув на него. — Знаешь, сколько мехов хотят поиметь тебя?

Мегатрон яростно зарычал, с трудом сдерживаясь, чтобы не наброситься на него и не разорвать на куски. Бамблби опасливо покосился на него и стал поближе к Оптимусу.

— Предатель! — воскликнул Смоук, с ненавистью глядя на Би. — Что? Решил поплакаться Оптимусу? Слабак!

— Смоук, прекрати! — в отчаянии воскликнул Бамблби. — Ты и Джеки сами своими поступками всё это на себя навлекли!

— Ой, как жаль! Что такое, десептошлак?! Не нравится правда?! Хм... А не хочешь с нами порезвиться?

Прайм с ненавистью взглянул на него, затем покосился на Мегатрона.

— Не слушай его, — сказал он.

— Я их сейчас прибью, — с глухим рычанием проговорил Мегатрон.

— Уилджек, скажи, — осторожно поинтересовался Би, — а ты его просто разозлить хотел, или действительно есть ещё желающие Мегатрона изнасиловать?

— О. Их много, — довольно ответил тот. — Помню, как главарь тех наёмников рассказывал, как они поимели Мегатрона. Им понравилось. Другие тоже хотят.

— Сэр, пройдёмте-ка с нами, заодно и расскажете обо всех... хм, желающих надругаться, — проговорил офицер, подойдя вплотную с наручниками-блокираторами наготове.

— Никуда я с тобой не пойду! — ответил Уилджек, активировав оружие. — А насчёт желающих... Думаю, их уже гораздо больше!

— Нападение при исполнении? И это учтём, — воодушевлённо проговорил полицейский.

— Значит, я не буду в безопасности даже после их ареста... — тихо произнёс Мегатрон.

— Ой, как страшно! — Уилджек усмехнулся. — Да, куколка, да. Ничего не кончено! Ты уже готов?

— Я так больше не могу, — вздохнул Мегатрон.

Полисбот же, пользуясь тем, что Уилджек отвлёкся, ловко сковал его манипуляторы.

— Так, один готов. Сэр, последите, пожалуйста, чтобы он не сбежал, пока я вторым занимаюсь, — обратился он к Прайму, направляясь к Смоукскрину.

— Конечно, — ответил Оптимус и, подойдя к врекеру, ударил его по затылку, заставив упасть на колени.

— Я так просто не сдамся! — воскликнул Смоукскрин, выстрелив в офицера.

Однако тот ловко увернулся.

— Увеличиваете себе срок! — объявил он, набросив на него выуженную из сабспейса электросеть.

— И что с того? — спросил Смоук. — Это и есть справедливость! Монстр должен быть уничтожен!

— Это не вам решать, — ответил полицейский, надевая блокираторы на него и снимая электросеть.

— А что ещё остаётся?! — прокричал Смоукскрин. — Он монстр! — И взглянул на Мегатрона. — Тебе понравился прошлый раз? О-о-о... Как бы я хотел посмотреть на твой порт тогда.

Мегатрон рванул было к нему, и, если бы Оптимус его не удержал, на одного наглого меха стало бы меньше. Полицейский же невозмутимо взялся за перемычки блокираторов — одним манипулятором за перемычку на блокираторах Уилджека и вторым, соответственно, на блокираторах Смоукскрина, — и повёл арестованных за собой.

— Не советую сопротивляться — себе же хуже сделаете, — спокойно проговорил он.

— Ага. Спасибо за совет, шлак, — плюнул ему в фэйс Уилджек.

Оптимус же, тихо вздохнув, посмотрел на любимого и обнял.

— Ну, всё. Успокойся. Он просто пытался тебя спровоцировать.

Полисбот в ответ приложил Уилджека шокером — не до отключки, но крайне болезненно.

— Ещё одна выходка — и вы пожалеете, — предупредил он, буквально таща за собой арестованных.

Мегатрон молча уткнулся в плечо бондмейта.

Джеки застонал от боли.

— Мы ещё вернёмся, Мегатрон! — прокричал Смоукскрин. — И тогда...

Оптимус обнимал любимого до тех пор, пока те полностью не скрылись.

— Ты как? — спросил он, отстранившись и посмотрев любимому в оптику.

— Наконец их арестовали, — проговорил тот. — Но вдруг они правы, и... есть ещё желающие?

— Хотел бы я сказать, что это не так, но... Я слишком хорошо их знаю. Такое может быть. — Прайм вздохнул. — Я больше никому не позволю тебя тронуть. Никогда. Идём домой?

— Да, пошли, — согласился десептикон. — Я так надеялся, что, когда их арестуют, смогу уже ничего не опасаться...

— И не нужно, — ответил Оптимус. — Мы справимся. — Он посмотрел на Би. — Ты с нами?

— Если ты действительно не против, — слегка улыбнулся Бамблби. — А что будет с Джеки и Смоуком?

— Их осудят, — отозвался Оптимус, когда они направились домой. — Возможно, казнят.

— Казнят?! — потрясённо воскликнул Би. — Ужасно...

— Это будет решать суд Кибертрона. Они переступили черту.  — Оптимус вновь посмотрел на любимого. — Устал?

— Пока нет, — отозвался Мегатрон. — Хм, надеюсь, меня судить не захотят.

— Нет... — ответил автобот, сжав его манипулятор. — Ты изменился и раскаялся в том, что сделал. И народ тебя принял. — Он улыбнулся. — Не волнуйся об этом.

— Я постараюсь, — ответил Мегатрон.

…Домой они пришли достаточно быстро, разделившись по пути с Би —  тот пошёл по своим делам, — и им навстречу выбежали все спарки в сопровождении Рэтчета.

— Мои хорошие, — проговорил Оптимус, наклонившись и обнимая их. — Как они себя вели?

— Ты знаешь, на удивление неплохо, — ответил Рэтчет. — Не замучили.

— Вот и хорошо, — ответил автобот. — Хотите увидеть, что мы с дани вам купили?

— Ура! Да, покажи, пожалуйста! — обрадовался Скиртвэйв.

Мегатрон развернул упаковки, показывая малышам наборы красок и коробку с пластилином.

— Классно! — восхищённо проговорил Мэйкрэшт.

— Бегите играть, — проговорил Оптимус, поднявшись.  Как только беты убежали, Прайм взглянул на Рэтчета и сказал: — Их поймали.

— Ну, наконец-то! - воскликнул медбот. — Теперь-то уж не должно быть никаких проблем.

— Хотелось бы. Уилджек говорил, что ещё хватает всяких... желающих, — проговорил Мегатрон.

Оптимус вздохнул и, прикрыв оптику, проговорил:

— Он прав. Так что... Мы не знаем, чего ожидать. Главное, что зачинщики всего этого арестованы.

— Да уж, теперь они не вернутся, — произнёс Рэтчет. — Их вышлют с Кибертрона.

— И правильно сделают. Эти двое давно перестали быть автоботами. — Он взглянул на Мегатрона и улыбнулся. — Не переживай. Больше никто тебя не тронет.

— Буду надеяться, — серьёзно ответил тот. — Очень хочется спокойной жизни.

— Мне тоже. И она у нас будет.

Оптимус прошёл к платформе и сел. Мегатрон сел рядом, обнимая его.

— Нам, наверно, надо будет в суде присутствовать.

— Это обязательно, — ответил автобот, обняв его. — Ты же потерпевший.

— Опять этих уродов видеть придётся...

— Это в последний раз, милый. И всё... Больше мы никогда о них не услышим.

...Суд был назначен спустя три орна. В зале суда, помимо самого судьи, присяжных, охраны и обвиняемых были только Оптимус с Мегатроном и Бамблби с Рэтчетом — медбот вызвался всё-таки пойти с ними, поэтому для бет пришлось найти хороший дневной центр, где бы они были под надёжным присмотром воспитателей. Посмотрев на Уилджека со Смоукскрином, Прайм сузил оптику. Он никогда не думал, что будет присутствовать на суде.

— Тишина в зале, — проговорил судья, подняв манипулятор. — Сначала допросим потерпевшего. Мегатрон, выйдите вперед.

Мегатрон с обречённым вздохом вышел на середину зала.

— Спрашивайте, — произнёс он.

— Расскажите о том, что произошло с Вами за последнее время, — попросил мех, посмотрев на него.

— Уилджек и Смоукскрин вначале просто угрожали, — начал Мегатрон. — Потом Уилджек вроде как стал более лояльно меня воспринимать, только это хитростью оказалось. Смоукскрин достал яд, и Уилджек отравил энергон и дал его мне. А я оказался слишком доверчивым... — Он немного помолчал, а затем продолжил: — Когда они узнали, что я выжил, решили действовать более радикально, и уговорили предаконов напасть и... изнасиловать меня. — Ему было тяжело говорить об этом. — Наверно, надеялись, что или я не выживу, или убью себя. Жив, как видите. — Он горько усмехнулся. — Тогда ко мне подослали наёмников, чтобы уж просто убить. Я сумел защититься и в процессе прикончил одного из них, но они успели меня изранить. И, разумеется, на этом тоже всё не закончилось... — Мегатрон посмотрел на Оптимуса, после чего вновь заговорил: — Оставшийся наёмник собрал банду, и они поймали меня в Иаконском кристаллическом саду и… тоже изнасиловали. — Он замолчал, тяжело вентилируя и ни на кого не глядя.

— Мало получил! — фыркнул Смоукскрин, с презрением взглянув на него. — Скажи спасибо, что их было только шестеро.

— Тишина в зале! — воскликнул судья. — Вам ещё будет дано слово! — Он поднялся и подошёл к Мегатрону. — Успокойтесь. Мы понимаем, как Вам тяжело об этом вспоминать. Что послужило причиной такого отношения к Вам?

— То, что я — зачинщик войны, погубившей Кибертрон, спокойно живу и стал бондмейтом Оптимуса, — ответил Мегатрон.

— Больше нет вопросов. Можете вернуться на своё место.

Он сел рядом с Оптимусом, прижавшись к нему и прерывисто вентилируя. Прайм успокаивающе взял его за манипулятор и ободряюще улыбнулся.

— Переходим к допросу подсудимых, — проговорил судья. — Вы подтверждаете сказанное Мегатроном?

— О да! — воскликнул Уилджек. — И знаете? Нам так понравилось!

— То есть вы даже отрицать не будете?

— Не-а, — подхватил Смоукскрин и, посмотрев на Мегатрона, ухмыльнулся. — Хочешь меня, куколка?

Мегатрон молча уткнулся в плечо любимого.

— Оптимус, мне плохо от этих воспоминаний.

— Потерпи немного... Скоро всё закончится...

Опросив Прайма и свидетелей, судья ушёл, чтобы решить, как поступить с обвиняемыми. Приобняв любимого, Оптимус погладил его по спине и прошептал:

— Потерпи... Уже немного осталось.

Рэтчет тем временем решил поговорить с арестантами. Подойдя к конвоирам и получив разрешение, он посмотрел на Смоукскрина и Уилджека и спросил:

— Вы понимаете, что очень надолго лишитесь свободы?

— И что с того? — бросил Смоукскрин, с презрением взглянув на него. — Зато этот шлак надолго запомнит урок.

— И когда из нормальных мехов вы превратились в таких жестоких существ? — вздохнул медбот. — Вы представляете, каково ему было?

— Ах, как жаль! — Джеки оскалился. — Будь моя воля, я бы и сам его отымел! Как ты вообще можешь защищать это чудовище?! Вспомни, скольких он убил!

— А я и не отрицаю, — ответил Рэтчет. — Я сам был не в восторге от их с Оптимусом союза. Но я вижу, что Мегатрон действительно его любит. И, что немаловажно — любит и заботится о спарклингах. К слову о них. — Он взглянул на Смоукскрина. — Чем оправдаешь взятие в заложники ни в чём не повинных бет?

— Ничем, — ответил тот. — Просто захотелось попугать. А что? Нельзя?

— Нельзя впутывать в свои дела спарклингов! — прошипел Рэтчет.

— Ха. Нельзя. Ну-ну...

— А сам-то? — с ухмылкой спросил Уилджек. — Не хотел бы поиметь Мегатрона?

— Ты больной? — сузил оптику Рэтчет. — Могу полечить.

— Нет, не надо. Я просто спросил.

— Ещё вопросы будут, Рэтчет?

— Нет, мне всё с вами понятно, — вздохнул он и вернулся на своё место.

— Разговор не задался? — сочувственно спросил Би.

— Как видишь...

— Это бесполезно, Рэтчет, — проговорил Оптимус, взглянув на него. — Они никого не слушают.

— Они такими жестокими стали, — грустно проговорил Бамблби.

— Надеюсь, я больше не должен ничего рассказывать? — спросил Мегатрон.

— Нет, — ответил Прайм, крепче обняв его. — Скоро вынесут приговор, и всё закончится.

— Поскорее бы... Я хочу уйти отсюда.

— Я знаю, милый...

Вскоре вернулся судья.

— Оглашается приговор. Законом Кибертрона Уилджек и Смоукскрин признаются виновными по всем пунктам и приговариваются к пожизненному заключению. Они будут сосланы в тюрьму на планете Эльбириус. Приговор вступает в законную силу немедленно. Заседание окончено.

— Вот и всё, — проговорил Оптимус, посмотрев на Мегатрона и улыбнувшись.

— Впечатляет! - проникся Би. — Это очень далеко.

— Да, верно, — отозвался лидер автоботов.

— Это ещё не конец, чудовище! — прокричал Уилджек, когда их со Смоукскрином уводили. — После нас придут другие!

— А вдруг он прав? — тоскливо спросил Мегатрон.

— Нет. Он просто хочет спровоцировать тебя, — ответил Оптимус.

— Хорошо, если так... Может, пойдём домой?

— Да, идём, — с готовностью отозвался лидер автоботов, взяв его за манипулятор.

По дороге домой они забрали бет из дневного центра, заодно купив им окислов.

— Может, и правда всё будет хорошо, — проговорил Мегатрон.

— Конечно, — добавил Оптимус.

Он был счастлив. Любимый, спарки. То, о чём он мечтал, сбылось. И будущее не пугало.

***

Оптимус стоял на окраине Иакона, поглаживая свои грудные пластины. Рядом резвились шестеро юнлингов.

— Ты только посмотри на них, — с улыбкой проговорил Оптимус, посмотрев на Мегатрона. — Кто бы мог подумать, что мы с тобой однажды создадим семью? — Он прижался к десептикону. — Я люблю тебя. И буду любить вечно. Пока не погаснет последняя звезда во Вселенной...