Трансформка

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Глава 6

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

— И что нам теперь делать? — спросил один из десептиконов у Мегатрона, когда те вернулись в Каон, и раненых распределили по отсекам.
- Придём в себя, раненые подлечатся, а потом вернёмся в Иакон и заявим о своих правах на отмену кастовой системы, - решительно проговорил Мегатрон.
— Хорошо, — ответил тот.
Нокаут устало посмотрел на него и потер оптику.
— Может, вернемся в отсек? — спросил он.
"А ведь он совсем вымотался", - подумал Мегатрон и произнёс:
- Конечно, идём.
Мехлинг сделал шаг и рухнул на землю без сил. Оптика слабо мерцала.
- Эй, ты чего?? Нокаут! - Мегатрон потормошил его и легонько похлопал по щеке.
— Больше.. не... могу... — кое-как ответил тот, стараясь не отключиться.
Десептикон подхватил его на манипуляторы и понёс в свой отсек.
- Потерпи. - В отсеке он уложил мехлинга на платформу и укрыл термоодеялом.
Тот блаженно расслабился и прикрыл оптику.
— Спасибо, лорд Мегатрон... — прошептал мехлинг.
- Отдыхай. - Десептикон заранее вытащил из шкафчика три куба энергона. - Поспишь - выпей энергон. - Он погладил Нокаута по щеке.
Тот еле улыбнулся и медленно уснул.
... Проснулся Нокаут только утром. Открыв оптику, он сел и, покосившись на энергон, взял один из кубов и опустошил его.
— Ммм... Как заново активировался, — он взглянул на перезаряжающегося Мегатрона и благодарно поцеловал в щеку.
Тот сонно выдохнул и раскрыл оптику.
- Вижу, тебе лучше? - Мегатрон притянул Нокаута к себе и обнял.
— Да, — ответил мехлинг, прижавшись к нему. — Спасибо за помощь.
Десептикон улыбнулся и чувственно поцеловал его, проведя ладонью по спине и погладив бедро.
Нокаут на мгновение оторопел, затем, прикрыв оптику, ответил на поцелуй и, убрав паховые пластины, полностью отдался ласкам партнера.
Мегатрон интимно поглаживал его по корпусу, целовал шейные магистрали, ласкал проводку в стыках бронепластин и то и дело сбрасывал лёгкие разряды на контур порта.
Мехлинг выгибался под нестерпимыми ласками партнера и сладостно стонал. Из его порта тонкими струйками текла смазка.
— Хочу, — выдохнул он. — Возьмите меня. Прошу...
- С удовольствием, - интимно проурчал Мегатрон, мягко покусывая его шейные магистрали, а затем прижал его к себе и плавным толчком проник в маслянистый порт.
Нокаут изогнулся и расслабился. Ему было хорошо. И даже хотелось большего. Иго порт истекал смазкой. Мехлинг не выдержал и застонал сильнее.
Десептикон подхватил его под бёдра и стал двигаться сильнее, проникая как можно глубже, и с каждым толчком из порта перевозбуждённого, стонущего мехлинга выплёскивалась разогретая смазка.
Нокаут уже буквально кричал от перевозбуждения. Его Искра полыхала от жажды слияния, но мехлинг всеми силами старался держать ее закрытой.
— А-а-ах! — кричал он, все сильнее погружаясь в состояние экстаза.
Мегатрон, перевозбуждённый не менее, коннектил его уже в полную силу. размашисто, вгоняя коннектор в самую глубину упруго сжимающегося порта, и в какой-то миг бурно перезагрузился, переполнив порт мехлинга горячей смазкой и вылетев оффлайн.
Нокаут отключился следом, извергнув на корпус десептикона смазку и перезагрузившись.

***

— Ты готов? — спросил Мист, держа на манипуляторах Виргера.
- Полностью! - с радостью и предвкушением подтвердил Би.
— Тогда идем, — ответил мех и направился к двери.
...Домой они добрались относительно быстро, и, едва оказавшись в кварте, Би тут же направился в их с Нокаутом отсек, где с блаженной улыбкой вытянулся на платформе.
- Оооо, как же хорошооо...
Мистрайд присел рядом.
— Может, хочешь немного побыть один? — спросил он.
- Но только недолго, - отозвался Бамблби.
— Хорошо, Искорка, — мех обнял его. — Я тогда по быстрому съезжу на работу, отзову отпуск и вернусь.
- Угу. Я подожду. - Бамблби улыбнулся и погладил дани по манипулятору, после чего уютно завернулся в термоодеяло.
Тот поднялся и, взглянув на спокойно перезаряжающего бету покинул отсек, а затем и кварту.
Бамблби лежал на платформе, наслаждаясь и радуясь тому, что наконец-то дома, в безопасности, где никто не будет его ненавидеть и унижать. Где они с Ноки спали. обнявшись - с бетства, ещё до того, как осознали, что любят друг друга не только как братья.
"По крайней мере, я люблю", - с грустью подумал Би. - "А вот любит ли Ноки? Наверно, я перестал быть ему нужен".
Он стиснул денты и обхватил себя за плечи. Воспоминания как о бетстве, так и о недавнем времени рядом с братом нахлынули с новой силой - тёплые, нежные, светлые. И сожаление о том, как он обошёлся с Нокаутом...
"Только ведь он действительно не защищал меня... И без заискрения всё было бы иначе - без ненависти других студентов и без этой ссоры", - вновь возникла назойливая мысль. - "Но как же больно!"
Мехлинг тихо всхлипнул и беззвучно разрыдался; его Искру сжимала боль и щемящая, безнадёжная тоска.
Проснувшийся бета открыл оптику и посмотрел на дани. Его маленькую Искру наполнила жгучая боль за самое дорогое для него существо. Совсем еще крошечный, он не понимал, почему его альфа сейчас плачет. Тихонько пискнув, Блитцвиргер подполз к нему и, сев, начал медленно гладить корпус дани, пытаясь хоть немного его утешить.
Би дёрнулся и резко обернулся, встретившись взглядом с оптикой искренне встревоженного малыша, ласково гладившего его. От самого факта того, с какой любовью к нему относится отвергаемый им бета, мехлингу стало ещё шлаковей, и он, уткнувшись фейсплейтом в ладони, вновь расплакался.
- Прости меня... - еле слышно прошептал он сквозь рыдания.
Вергер удивленно посмотрел на него, не понимая, за что тот извиняется, и вновь предпринял попытку забраться на корпус дани. Его крохотные ладошки продолжали нежно поглаживать Би.
— Пи-и-и-и... — тихо попробовал произнести он.
- Малыш... Какой же ты хороший... - Бамблби перевёл на него взгляд заплаканной оптики. - Я не заслуживаю такого чудесного бету, как ты. Прости, маленький. - Он осторожно коснулся брони спарклинга.
Тот обхватил его палец крохотной ладошкой и тепло улыбнулся.
— Пи-и-и-и... — его алая оптика не сводила взгляда с дани. — Пи-и...
Бамблби мягко прижал его к себе.
- Я буду заботиться о тебе, и, уверен, всё-таки полюблю. Прости за ненависть... Блиствиргер.
Бета прижался к его грудным пластинам, за которыми теплилась Искра дани. А через полджоора вернулся Мистрайд.
— Я дома, Би, — проговорил он.
- Дани. - Бамблби слабо улыбнулся, утерев омыватель и принимаясь нежно поглаживать бету по спинке.
— Что такое, Искорка? — спросил тот, подойдя ближе. — Он снова плакал?
Вмргер же тихонько вентилировал, находясь в перезарядке.
- Нет, не он, - проговорил Би, бережно обнимая спарка.
Мех присел рядом.
— Что такое, милый? — осторожно поинтересовался он. — Но если не хочешь, можешь не отвечать.
- Мне больно от того, что Ноки не здесь, - дрогнувшим голосом отозвался Бамблби. - Сразу ведь вспомнилось, как мы лежали в обнимку на этой платформе... - Он провентилировал. - Я не сдержался, заплакал, и Виргер... он... он стал меня утешать. И от того, что он любит меня, стало ещё больнее - я ведь совсем недавно ненавидел его.
Мистрайд тихо вздохнул и приобнял его за плечи.
— Не стоило мне оставлять тебя, — сказал он. — Но с другой стороны... — мех погладил пальцем спинку беты. — Он будет всегда любить тебя. Он ведь твой...
- Как и я его, - неожиданно проговорил Би. - Он очень славный. - Он прижался к Мистрайду.
— Искорка... — по фейсу меха стекла одинокая капля омывателя. — Вот и хорошо, милый. Все обязательно будет хорошо. Ты не один, милый. Теперь уж точно.
- Да, ты прав. Может, прогуляемся потом втроём? - Он погладил малыша по голове.
— Конечно. После выходных мне на работу. Думаю, в ближайшие три орна заняться обустройством детской в свободном отсеке. Что скажешь?
- Конечно! Дани, я помогу тебе! - радостно воскликнул просиявший юный мех.
Спарк в его манипуляторах завозился.
— Лучше потом обсудим, — сказал Мист. — Может, тоже перезарядишься немного?
- Не откажусь. Тем более, что хочу побыстрее привыкнуть к малышу.
— Вот и хорошо. Ложись. А я пока почитаю в кресле, — мех улыбнулся и поцеловал его в лоб.
- Я люблю тебя, дани. - Бамблби коснулся его манипулятора и устроился поудобнее, обняв бету и понемногу засыпая.
***

Уже второй орн Орион не находил себе места после того, что случилось в Сенате. Он ничего не сделал. Да и что бы смог? Он — простой архивист, и все тут.
Присев на платформу, юный мехлинг прикрыл оптику. Он помнил предложение, которое дал ему один из сенаторов, — стать Праймом. Орион до сих пор думал, готов к этому или нет. И сам же склонялся больше к первому. Просидев так пару брийм, ое поднялся и вышел в гостинный отсек, где за головизором сидел опи.
— Мы можем поговорить, альфа? — спросил он у высокого меха, который сейчас возглавлял Кибертронские военные силы.
- Конечно, родной, - отозвался тот. - Садись. - Он приобнял севшего рядом бету.
Тот вздохнул и перешел к делу.
— Я хочу стать Праймом и остановить десептиконов, — проговорил Орион. — Я знаю, что слишком молод для этого, но я хочу взять на себя ответственность, как это когда-то сделал ты.
- Орион, это опасно, - покачал головой мех. - Одно дело - возглавлять Военные силы, и другое - возглавить целый мир.
— Я знаю об опасности. И все же... Народ сейчас в гораздо большей опасности. Война началась, опи. Сенат уничтожен. Сейчас единственный, кто может остановить десептиконов, — Прайм. Ты ведь это знаешь.
- Знаю, Ори. Но пойми - я не хочу потерять тебя. На Кибертроне много храбрых мехов. Пусть кто-нибудь из них возглавит наш народ.
— Ты меня не потеряешь, опи. Даже если память исчезнет, Искра все равно будет помнить. Я понимаю, что ты волнуешься, но я уже все решил. И надеюсь, ты меня поймешь. Я был там. Я видел, как Сенат и солдат расстреляли. Мне позволили уйти.
- Ты видел Мегатрона? И говорил с ним? - взволнованно спросил его мех.
— Лишь клик. Он милостиво отпустил меня. Он воплощение Юникрона. Это зло нужно остановить. И знаешь, что хуже всего? А его армии мехлинги.
- Что?! - Мех вскочил с места; его оптика яростно сверкала. - Этот подонок втравил мехлингов в свои мерзкие дела?!
— Как не прискорбно, да, — глухо ответил тот. — Поэтому, прошу: позволь мне это сделать.
- Ты погибнешь, малыш, - тихо произнёс мгновенно сникший мех.
— Нет, не погибну, — отозвался Орион. — Мы с тобой обязательно отыщем дани. Хотя прошло уже столько ворн с того момента, как он исчез. Поэтому, нет. Я не умру.
Мех обнял его.
- Обещай, что вернёшься. Я не могу ещё и тебя лишиться. - В его взгляде мелькнула боль.
— Обещаю, — ответил тот, прижавшись к броне создателя и погладив его по спине. — Есть лишь одна проблема. Я не знаю, где именно находится Матрица Лидерства.
- Тебе нужно поговорить с Альфа Трионом. Этот старик вечно такой загадочный, что я не удивлюсь, если он знает насчёт местоположения Матрицы.
— Ты прав. Может, вместе съездим в архив? Не хочу оставлять тебя одного.
- Поехали, родной, - улыбнулся мех. - Нужно развеяться - в конце концов, мирные орны на исходе, увы.
— Ты прав, — будущий Прайм поднялся и протянул ему манипулятор. — Нельзя терять драгоценные клики.
Высокий мех легко поднялся и вскоре вместе с бетой покинул кварту. На улице они трансформировались и поехали в Архив.
— Надеюсь, мы его застанем, — сказал по дороге Орион. — Будь моя воля, я бы прямо сейчас отправился за теми мехлингами. Я видел, как некоторые из них получали ранения. Но что я мог сделать?..
- И что бы ты сделал? - серьёзно спросил его альфа. - Думаешь, сумел бы убедить их не помогать Мегатрону?
— Хотя бы попытался бы. Ты прав. Я не умею сражаться. Я обычный служащий. Но это пока что. Я слышал, Матрица полностью меняет своего владельца.
- Тебе не страшно? - проговорил мех. - Всё же, я слышал, изменения радикальные.
— Нет, опи. Я хочу мира. Для каждого, понимаешь? И если для этого нужно обо всем забыть... Я это сделаю. И даже если потом я не вспомню ничего... Ты всё равно будешь рядом со мной.
- Буду, родной, - печально произнёс альфа.
Наконец, они добрались до Архива и трансформировались. Двое охранников заступили им путь.
— Вы новенькие? — спросил Орион. — Я здесь работаю, ребят. И прямо сейчас мне нужно встретиться с Альфа Трионом.
- Вот как? - заинтересованно проговорил один их них. - Что же, раз действительно тут работаешь...
- Да подожди, нельзя так легко впускать! - раздражённо воскликнул его товарищ. - Как можно быть таким доверчивым?? Тем более теперь, во время разгула десептиконов. - Он отправил уточняющий запрос Альфа Триону с мгновенно сформировавшимся файлом памяти с изображением Ориона и, получив подтверждение, что тот действительно сотрудник Архива, отошёл в сторону, позволяя Ориону и его опи пройти.
— Благодарю, — Орион улыбнулся. — Хорошая работа. Вы уж берегите себя.
И они с альфой направились по длинному коридору в кабинет Альфа Триона.
- Всё-таки как же здесь величественно, - произнёс мех. - Всегда очень нравилось это место. О, наконец-то пришли, - проговорил он, когда они оказались у нужной двери.
Войдя внутрь, Орион, как и положено, склонил голову в прочтении.
— Приветствую Вас, учитель.
— Ори, мальчик мой, рад тебя видеть, — проговорил тот, поднявшись. — И тебя тоже, Стридмайтер. Давно ты уже не навещал старика. Как поживаешь?
- Отлично, - слегка улыбнулся тот. - Но я беспокоюсь за Ори. Он... хочет стать Праймом.
Альфа Трион взглянул на молодого меха.
— Это правда? — спросил он.
— Да. Я был в здании Сената, когда все это произошло. Мегатрон меня милостиво отпустил. Но... Я видел, как мехлинги наравне со старшими убивают. Не хочу, чтобы Кибертрон утонул в энергоне, а следующие поколения жили в страхе.
— Я понимаю, Орион. Но и ты тоже должен понять. После становления Праймом ты забудешь прошлое, забудешь все, что любишь и кого, — он покосился на Стридмайтера. — И создателей тоже. Для тебя они станут чужими. А, насколько я знаю, вы все еще продолжаете искать его.
— Продолжаем, — подтвердил тот. — Но сейчас помощь нужна всему Кибертрону. Кто знает... Может, будучи Праймом, я узнаю больше о дани.
Альфа Трион вновь посмотрел на стоящего напротив меха.
— А ты что думаешь по этому поводу, Стрид?
Тот отвёл взгляд.
- Я не хочу потерять своего бету... Почему именно он?! На Кибертроне множество достойных мехлингов! К тому же, мы всё равно не знаем, где сейчас Матрица Лидерства - уж очень давно она себя не проявляла. А даже если найдём - не факт, что она выберет Ориона, избранным может оказаться вообще кто-нибудь совершенно другой. - Он с решимостью взглянул на старого архивиста.
— Может, — подтвердил тот. — Однако, на это уйдут ворны. За это время Кибертрон уничтожат. Ты же понимаешь? Надобность в Прайме отпадает сама собой.
- Тогда почему не отправить за Матрицей сразу нескольких потенциальных кандидатов?? - озадачился Стридмайтер. - Конечно, весь Кибертрон мы за ней не отправим, но всё равно это лучше, чем одного меха посылать.
— По той же причине. Посуди сам. Для того, чтобы найти достойных, также нужно время. Или предлагаешь отправить первых попавшихся? Если так, то подумай сам. Не факт, что они будут думать о Кибертроне и мирных жителях. Или, того хуже, могут оказаться диктаторами, — Альфа Трион перевел взгляд хна Ориона. — Он же готов. И сейчас это наш лучший выбор. Я понимаю, ты боишься. Но Стрид... — мех положил манипулятор на его плечо. — У твоего беты уже просыпаются задатки лидера. Он переживает за других. И, я уверен, будучи Праймом, он не позволит убить себя. Да, он станет другим. Но он станет тем, кто спасет нас всех.
- Спасёт? Я не уверен, - горько усмехнулся Стридмайтер. - Боюсь, против Мегатрона и его армии у нас нет шансов.
— Я стар, но не глуп, — проговорил мех. — Я всегда говорю так, как оно есть. Мегатрон — всего лишь обиженный каонец, а его армию легко остановить, если у власти будет умелый лидер, — он вновь посмотрел на Ориона. — Решать тебе.
— Прости, опи, — произнес тот, взглянув на альфу. — Я уже все решил.
- Вижу, - мгновенно сникнув, ответил Стридмайтер и отвёл взгляд.
— Прости... — повторил тот, обняв его. — Я люблю тебя, опи.
Мех обнял его в ответ.
- Береги себя, родной. Пожалуйста.
— Обещаю, — Орон прижался к нему. — Скоро мы снова встретимся.
— А почему бы вам не пойти вместе? — предложил Альфа Трион и вернулся к столу. — Думаю, новому Прайму понадобится помощь. — он достал из внутреннего отдела стола голокарту и вернулся к ним. — Держи. С ее помощью ты сможешь добраться до Колодца Искр, где и находится Матрица.
— Спасибо, — Орион взял голокарту и отстранился. — Идем, опи.
- Идём, Орион. - Стрид тоскливо провнетилировал.
***
До Колодца Искр, бывшего в отдалении от всех городов Кибертрона, они добрались примерно за три джоора. Трансформировавшись и посмотрев в уходящий вниз тоннель, Стридмайтер проговорил:
- Мне пойти с тобой или здесь подождать?
— Если хочешь, можем пойти вместе. Так тебе будет спокойнее. Да и я буду знать, что ты рядом.
- Спасибо, малыш. - Майтер обнял его, а затем отстранился. - Пойдём.
Тот кивнул, и они вошли в туннель, ведущий к заветной Матрице Лидерства.
— Совсем скоро я обо всем забуду и стану другим мехом, — произнес Орион. — Поэтому я хочу, чтобы рассказал обо всем: о том, кем я был и о том, что происходит на Кибертроне. После этого я, вероятнее всего, захочу встретиться с народом.
Пока они спускались, Стридмайтер полностью сосредоточился на мыслях о том, что же будет после становления Ориона Праймом, и в итоге сам не заметил, как они добрались до Ядра.
Остановившись, Орион взглянул на него и сказал:
— Мы пришли, опи. Прости, но... Мне пора.
Он сделал несколько шагов вперед. Из ядра планеты высвободилась ослепительная энергия, Посылаемая Матрицей Лидерства. Грудные пластины меха открылись, и Матрица Лидерства медленно вошла в его камеру Искры, после чего створки закрылись. Корпус Ориона начал измениться. Он становился выше и мощнее. Через несколько клик уто был уже совсем другой трансформер. Матрица признала его и выбрала новым Праймом.
— — Значит, все же я, — произнес Прайм и приложил манипулятор к грудным пластинам. Затем он повернулся и посмотрел на опи так, словно видел впервые. — Кто Вы?
Майтер дёрнулся, словно от удара, и с болью взглянул на него.
- Значит, ты всё-таки не помнишь? - произнёс он.
— Нет, — ответил тот, взглянув на свои манипуляторы, и подошел к нему. — Все воспоминания стерты.
- Ты мой бета, - тоскливо вздохнув, проговорил мех. - И тебя звали Орион.
— Вот как, — мех осмотрел его снизу вверх. — Я правда ничего не помню, — он положил манипулятор на плечо создателя. — Расскажи обо всем. Почему я здесь?
- Альфа Трион сказал, что Матрица Лидерства может выбрать тебя новым Праймом, дал голокарту с местонахождением Матрицы, и мы вместе сюда отправились. - Стрид печально улыбнулся. - Матрица действительно тебя выбрала, и... ты забыл прошлое.
Тот спокойно посмотрел на него.
— Прости. Я действительно ничего не помню. Значит, меня выбрали... Я удивлен немного. А ты... Расскажи о себе.
- Я руковожу Кибертронскими военными силами. Меня зовут Стридмайтер, - произнёс мех. - А твой дани... пропал в экспедиции.
— И что? О нем никаких известий?
- Нет, - вздохнул Майтер. - В том-то и дело. Я... боюсь, что он не выжил.
— Найдём. У Прайма больше возможностей. А теперь пойдем. Я хочу увидеть Кибертрон, Майтер. — Извини. Я пока не могу называть тебя опи.
- Понимаю. - Мех отвёл взгляд. - Но жаль, конечно, что не помнишь ничего.
— Не стоит грустить. Я не умер. А память — не главное. Если отношения были построены на любви у уважении, ничего не потеряно. Верь мне.
- Ты прав, мой хороший. Ладно, нам нужно возвращаться.
— Верно, — он направился к выходу. — Все, что я помню, это то, что Кибертрону грозит опасность. Но вот в чем она состоит... Это тоже выпало из памяти.
- Мегатрон, этот мерзкий каонский гладиатор, это никчёмное, жалкое отребье, развязал войну! - в ярости воскликнул Майтер. - Вместе со своими приспешниками он уничтожил Сенат и собирается разрушить кастовую систему!
— Так, понятно. Однако, я не стал бы пока что разбрасываться подобными словами. Мы не знаем, что им движет на самом деле. Сейчас нужно успокоить мирных жителей, чем я и займусь. Отведи меня к главной площади, пожалуйста.
- Ты прав. Ммм, скажи, Матрица Лидерства наверняка дала тебе другое имя, верно? - поинтересовался Стрид, пока они шли на главную площадь.
— Да, — ответил тот. — Я Оптимус. — и исправился. Оптимус Прайм.
- Вот как, - тихо произнёс Стридмайтер. - Что же, буду знать. И... мы уже скоро будем на месте.
— Хорошо, — Прайм коснулся его манипулятора. — Спасибо. И не грусти. Со временем я снова смогу тебя полюбить.
- Я верю тебе. Спасибо. - Стрид улыбнулся, посмотрев на него.
Тот улыбнулся в ответ. Через пару клик они были на месте.
— Подожди меня здесь, пожалуйста, — сказал Оптимус и, оставив опи,  направился в центр главной Иаконской площади.
— Жители Кибертрона! — воскликнул он. — Сенат уничтожен. Началась война. Но не все потеряно! — он на мгновение замолчал. Мое имя — Оптимус Прайм. Я здесь, чтобы оставить начавшуюся войну. Я знаю, что мои слова сейчас никого не убедят. В ваших Искрах страх за будущее, как свое так и спарков. Но поверьте мне: счастливое будущее возможно! Даже если я буду один, я все равно остановлю Мегатрона! Да, я молод, но стремления мои истинны! — он замолчал и устремил свой взор вперед.
За время его выступления шедшие через площадь прохожие останавливались и собирались напротив него, озадаченно переглядываясь между собой.
- Ты - Прайм? Чем докажешь? - недоверчиво воскликнул один из мехов.
Тот посмотрел на него. Как и предполагалось, ему не верят. Не произнося ни слова, он открыл грудные пластины, откуда показалась Матрица Лидерства,
— Думаю, это будет достаточно? — спросил он.
Иаконцы ахнули, с благоговением глядя на нового лидера.
- Прости за недоверие, - смущённо произнёс тот мех. - Просто Матрица так давно никого не выбирала, да ещё и время сейчас неспокойное... нужно было убедиться.
— Я понимаю, — Оптимус скрыл Матрицу за грудными пластинами. — Как и ваши страхи и сомнения. Но поверьте мне: мирное будущее возможно! Кто-нибудь из вас пострадал?
- Пострадали наши друзья и близкие, которые служат в Элитной Гвардии и в полиции. Они были ранены, некоторые из них... убиты.
— Я навещу их, но позже, — пообещал Оптимус. И... Как я уже сказал, мне понадобится помощь. Если кто-то хочет присоединиться, буду только рад. Моя цель — не допустить новых жертв. Поэтому я сделаю все возможное, чтобы больше никто не пострадал.
... — Что здесь происходит? — спросил проходивший мимо с Би и малышом Мистрайд у одного из слушателей.
- У нас появился новый Прайм! - радостно воскликнул тот. - Он обещает сделать так, чтобы больше никто не пострадал из-за десептиконов!
— Никто не пострадал? — он взглянул на Оптимуса. — А как же те, кто уже умер? Как же их семьи.
Молодой мех посмотрел на него и сказал:
— Их не вернуть, да. Но можно избежать новых жертв. — он перевел взгляд на маленького Виргера. — Я сделаю все от себя зависящее, чтобы беты жили без страха потерять создателей, чтобы у них было будущее, — затем обратился к Бамблби: — Это твой малыш?
- Да, мой, - с нежностью отозвался Би, поглаживая кроху по спинке.
- Этот подонок Мегатрон возомнил, что имеет право уничтожить кастовую систему! - выкрикнул кто-то из толпы. - Нужно поставить его и каонцев на место! Что они о себе возомнили?!
Маленький бета закопошился на манипуляторах у альфы и тихо запищал. Оптимус подошел к говорившему и остановившись, взглянул в его оптику.
— Никто не имеет право поднимать оружие, если на это нет веской причины, — сказал он. — Ровным счетом, как никто не имеет право издеваться над другими. Факт остается фактом, к сожалению. И если подобное не соблюдать, вспыхнет война, как сейчас. Сегодняшние события — результат неправильного поведения Сената. Но. Я не защищаю каонцев, как можно подумать. Я защищаю будущее спарков, которые уже появились и которым суждено активироваться в будущем. Я против войны. Я против энергоеопролития. Но если мирным способом войну не оставить, придется пойти на это. Но повторюсь же: я этого не желаю. Я не хочу, чтобы беты, подобные ему, — он указал на Виргера, — росли без создателей!
- Да этих каонцев просто истребить нужно - и всё! - воскликнул один из мехов. - И начать с Мегатрона! Вот тогда нам действительно ничего не будет угрожать!
— Вы хотите пролить энергон? — неожиданно спросил Оптимус.
- Энергон преступников? Безусловно! Они напали на ни в чём не повинных граждан, погубили наше правительство - пусть поплатятся!
— Здесь нет преступников, — ответил тот. — Вам нравилось такое правительство? Правительство, которое не заботилось о благе всех жителей? — и не дожидаясь ответа, он подошел к Би. — А ты? Ты хочешь сражаться. Даже если все считают это правильным?
- Я вообще сражаться не хочу! - перепугался Бамблби. - Вот ещё! Это опасно, а мне жить хочется!
- О них заботились! - раздался возмущённый возглас. - Им предоставили бордели и гладиаторские арены!
— И это, по-вашему, забота? — задал вопрос Оптимус. — Если забыть, что на миг, что они из низших слоев, кто-нибудь из вас хотел бы такого будущего для своих родных и друзей?
- Нет! Но они из высшего общества, а не из отбросов, как Мегатрон с его бандой.
— И что? — спокойно спросил тот. — Пожелай Сенат, и подобное могли бы устроить даже здесь. На потеху остальным.
- Это невозможно! - воскликнул Бамблби. - Сенаторы никогда так не поступили бы! Это ведь Иакон, кибертронская столица!
— Поступили бы, — ответил Оптимус. — Ведь они считали, что это правильно. Тогда ответь: отправлять молодых мехов на войну наравне с остальными это правильно?
- Нет. - Бамблби вздрогнул. - А что? - Он испуганно посмотрел на Прайма.
— Но при этом это делают. Отправляют воевать и умирать, беря с них присягу, считая это долгом. Или что не прав?
- Правы, - прошептал мехлинг. - Когда я в Академии учился, от мехлингов требовали присягу. Но то, что Академия - Военная не означает, что студенты обязаны сражаться.
— Вот именно, — ответил тот. — Как не означает то, что мехи из низшего слоя общества должны что-то делать без собственной воли. У каждого есть право на свободу. Если мы будем поступать так, как хотят другие, — потеряем ее.
- А я не хочу, чтобы эти мерзкие каонцы на что-то там рассчитывали! - вскинулся Би. - Там сплошняком интерботы и гладиаторы, а вы их защищаете!
— Я никого не защищаю, — возразил тот. — Я хочу создать общество, где у каждого будет свобода выбора, малыш. Чтобы мехлингов не заставляли сражаться без их собственного желания, чтобы не было разделения на касты. А ты знаешь, как оно появилось? Просто мехам из Сената когда-то захотелось развлечений. И никто не подумал о том, что они такие же мехи, как и остальные. Вот только... А ведь оказаться там мог любой. Даже твои создатели. И все по желанию Сената. Такова истина.
- Вы против кастовой системы! - воскликнул Бамблби. - А вот я - за! Вы всё испортить хотите. Не место каонцам в приличном обществе!
— И почему же? — спросил он. — Лишь по той причине, что активировались не такими, как мы с тобой?
- Они низшие, - сурово произнёс золотистый мехлинг. - Недостойно Прайма заступаться за таких.
— А что тогда достойно? — вновь спросил Оптимус. — Ты знаешь, что такое быть Праймом?
- Быть лидером и руководить своим народом, - проговорил Бамблби. - И поддерживать заведённый порядок, а не разрушать его, повергая мир в хаос!
— Не верно, — ответил тот. — Точнее, не все верно, — Оптимус вздохнул. — Прайм в первую очередь лидер, да. И как лидер, он обязан заботиться о каждом, но не ценой чьих-то жизней. Прежние Праймы отправляли на войну, не заботясь о том, погибнет мех или нет. И почему? Потому что, как они думали, поступают правильно. Но у тех мехов был собственный выбор. Я не поддерживаю подобную точку зрения. Я не хочу, чтобы юные мехлинги, подобные тебе, умирали на войне, а ведь раньше так и было. И они считали это правильным. И, малыш, хаос сейчас. Он уже зародился. Разве ты не желаешь, чтобы он был оставлен?
- Хочу. Потому и считаю, что каонцев нужно уничтожить. Они всё это начали! Это они виноваты со своими заморочками дурацкими, что им вроде как чего-то там не хватает!
— Уничтожить? — переспросил Оптимус. — Хм... Тогда позволь задать вопрос: Если же их, по-твоему, нужно уничтожить, то почему ты не хочешь принимать в этом участие? Боишься?
- Конечно! Я не воин, меня там убить могут! - запаниковал мехлинг. - И вообще... Лучше всего на Каон бомбу сбросить.
— Ничего мы сбрасывать не будем, — ответил тот. — По крайней мере, пока. Убить могут... Мехи всегда гибли, малыш. И если уж сохранять кастовую систему, то и присягу тоже. И тогда твоему бете придётся в свое время воевать. А если он не захочет, будут считать трусом. Как и тебя. Или я не прав?
- А причём тут кастовая система к присяге? - недовольно проворчал Бамблби. - Какая связь-то?
— А при том, — ответил Оптимус. — Если оставлять, как ты говоришь, то все. Такова истина. И позволь задать личный вопрос: где второй альфа малыша?
- Нет уж, оставлять всё вовсе необязательно! - решительно заявил Бамблби. - Можно отменить обязательную присягу, но оставить кастовую систему. И уж тем более мне непонятно, с чего вдруг моему бете может понадобиться воевать - ведь с каонцами будет покончено, а других врагов нет. Что до его второго альфы... - он нежно прижал к себе зашебуршившегося у него на манипуляторах манипуляторах малыша, - то это не ваше дело.
— Он... в Каоне, верно? — предположил Оптимус. — Если сбросить бомбу на Каон, как ты говоришь, он тоже погибнет.
Бамблби дёрнулся и отвёл взгляд, весь сжавшись.
- Он всё равно не вернётся. Никогда.
— И ты всё равно хочешь ему такой смерти? — осторожно спросил мех, положив манипулятор ему на плечо.
- Не хочу, - прошептал он. - Но и каонцев нужно уничтожить. Всех до одного. Может, тогда и он вернётся.
— Этого никто не знает. Может, и вернётся. А, может, и нет. Уничтожать или нет — это уже дело второстепенное. Я не убийца. Но если вдруг не будет много выхода, даже я пойду на это. Хотя я, как и ты, не желаю сражаться. Но я Прайм. И я не намного старше тебя. Я хочу, чтобы у этого малыша было будущее. С обоими альфами.
- Если Мегатрон останется в живых - будущего не будет ни у кого, - печально проговорил Би. - Он монстр.
— Пожалуй, — ответил Оптимус. — Но за Мегатроном придет еще кто-то. Войны были раньше, войны будут в будущем. Но сейчас нужно устранить текущую угрозу.
— Миром ничего не решить, — произнес молчавший до сих пор Мистрайд. — Но и видеть, как умирают беты, я не хочу. Ни Би, ни Ноки, ни кто-то другой. Однако, если не уничтожить Мегатрона, и они могут погибнуть.
— Это так, — Оптимус вздохнул. — Война оставляет осадок. И не только война. Тот мех, — он указал в сторону, — мой альфа. Цена Матрицы Лидерства — потерянные воспоминаний.
- Значит, это правда, - прошептал Би. - Матрица действительно стирает память. Мне очень жаль, что так вышло.
— Это было только мое решение, — ответил тот. — Ради будущего каждого, кто здесь находится. И ради этого малыша, — Оптимус погладил бету по шлему. — На тебя похож.
— Пойдем, Би, — сказал Мистрайд. — Молодому Прайму нужно о многом подумать.
- Да, конечно, - вздрогнув, проговорил Бамблби. - Что же нам делать, дани? Вдруг у него не получится...
— Прайм со всем справится, — ответил тот, когда они отошли. — Я верю ему. Зайдем в магазин с вещами для спарков?
- Давай, - слегка повеселел мехлинг. - Заодно попробую отвлечься хоть немного.
— Вот и правильно. Я не так давно видел там одно термоодеяло для спарков. Тебе понравится. И малышу тоже.
- Здорово, - улыбнулся Бамблби. - Представляю, как Виргер трогательно свернётся под ним.
— Я тоже, милый, — ответил мех и, остановившись, обнял его.
Тот прижался к нему, а Блиствиргер ласково погладил броню гранд-дани.
- Он любит тебя, - с нежностью произнёс Би.
— Это точно, — мех поцеловал бету в лобик. — Он такой славный. И, кажется, комплекцией такой же, как и ты. Слишком маленький.
- Похоже на то, - умилённо произнёс Би, ласково почёсывая малышу шейные магистрали. - Этот магазин, да? - Он посмотрел на витрину.
— Да, милый. Идем.
Они вошли в магазин и подошли к прилавку, на котором лежали термоодеяла. Мистрайд указал на небольшое голубое с маленькими звездами.
— Как тебе? — спросил он.
- Красиво, - заинтересованно произнёс Би. - И, кажется, Виргеру тоже нравится.
Малыш и впрямь, нежно заурчав, потянулся к термоодеялу.
— Тогда берем его, — ответил тот и, сложив одеяльце, посмотрел на игрушки для совсем крохотных спарков. — Надо взять что-нибудь.
- А... а я даже не знаю - что, - растерялся Бамблби. - У меня совсем нет опыта в этих вопросах. - Он тихо провентилировал.
— Ладно. Подожди тут.
Он подошел к соседнему прилавку и взял пару погремушек, а на соседней — мягкую игрушку. Затем, повернув голову, столкнулся взглядом с розовым термополотенцем. Взяв и его, вернулся к Би.
— Все. Идем рассчитываться.
Пока Мистрайд расплачивался в терминале, Бамблби завернулся малыша в свежеприобретённое термоодеяло и прижал к себе.
- Нравится, родной?
Тот удовлетворенно запиликал и потянул крошечные манипуляторы к дани. А через клик вернулся Мист.
— Ну что, домой? — спросил он.
- Домой! - удовлетворённо выдохнул Би, поглаживая малыша по спинке.

***
Тем временем и главная площадь Иакона практически опустела, и Стридмайтер проговорил:
- Понимаю, ты наверняка можешь не доверять мне, но я был бы рад, если бы ты вернулся домой. Всё же тебе ведь действительно пока что некуда деваться.
— Тут ты прав, — произнес Оптимус и, немного подумав, добавил: — Я согласен.
- Вот и замечательно. После такого насыщенного орна тебе не помешает отдохнуть и всё обдумать в спокойной обстановке.
— Верно. А еще меня волнует тот юный мех, которого я встретил джоором ранее. Я хочу попробовать вернуть его партнера.
- Ты о том золотистом мехлинге со спарклингом? - уточнил Майтер, идя рядом с ним. - Уверен, что десептикона можно переубедить?
— Да, о нем, — кивнул тот. — А что до десептикона... Да. Уверен. Пусть и не сразу, но я это сделаю.
- Я верю тебе, - улыбнулся Стридмайтер. - И думаю, ты будешь очень хорошим Праймом.
— Далеко нам идти? — неожиданно спросил он. — Я устал, если честно...
- Мы почти пришли, - заверил его Майтер. - В следующем здании наша кварта. - Он указал на нужный поворот.
— Хорошее место. И, главное, спокойное, — он вошел в здание. — У меня много вопросов о прошлом.
- Спрашивай, я расскажу, - с готовностью проговорил Майтер. - Мне так хочется, чтобы ты вспомнил...
— Ты сказал, что дани пропал во время экспедиции... Как именно это произошло? Мне важна любая мелочь по этому вопросу.
- Твой дани был исследователем, - произнёс Стрид, заходя в кварту. - Он отправился изучать на тот момент недавно обнаруженную планету - хотел выяснить, есть ли там энергон и какие-нибудь интересные формы жизни, а потом... сигнал его корабля пропал.
— Значит, поиски нужно начать с той планеты. Возможно, удастся найти обломки корабля, пусть и мелкие. А заодно и соседние рядом с ней проверить.
- И его корпус, - прошептал Стридмайтер. - Он ведь... мог и не выжить.
— Все может быть, — отозвался Оптимус, посмотрев на него. — Расскажешь, как вы познакомились?
- С радостью, - тепло улыбнулся Майтер. - Я тогда был куда моложе, и моей обязанностью было вместе с ещё несколькими офицерами встретить вернувшуюся на Кибертрон из дальней экспедиции команду исследователей. В их числе и был твой будущий дани. - Мех прерывисто провентилировал. - После официальной части тогда все несколько расслабились, и мне удалось завязать с ним разговор - уж очень было любопытно узнать про экспедицию, а твой дани показался мне самым открытым к диалогу.
Оптимус присел в кресло.
— Интересно, — проговорил он. — И как скоро вы начали встречаться?
- Спустя неделю, - отозвался Стридмайтер. - А ещё спустя месяц был коннект. Твой дани был таким страстным и чутким... Мы очень любили друг друга. - Он грустно улыбнулся. - Спустя ворн нам малыша захотелось, и появился ты.
— А можно... посмотреть голографии? — попросил он.
- Конечно. - Мех принёс датапад с ними и вручил своему бете, садясь рядом.
Оптимус включил его и мгновенно столкнулся взглядом с невысоким белым мехом с нежноголубой оптикой, держащим на манипуляторах крошечного бету.
— Это... дани?
- Да, он, - тихо произнёс Стридмайтер. - Мой Сноуспэйс.
Прайм несколько клик не отводил от него взгляда. Затем перелистнул, потом еще и еще.
— Вы были счастливыми. Сколько мне было, когда он исчез?
- Пять ворн, - со вздохом ответил Стридмайтер. - Он очень любил тебя.
Тихо вздохнув, мех отложил датапад и, впервые после получения Матрицы, обнял опи.
Майтер обнял его в ответ, ласково гладя по спине.
- Мой хороший. Я не брошу тебя.
Тот прижался крепче, а спустя клик отстранился.
— Я хотел бы подзарядиться немного, если ты не против?
- Конечно, не против. Там как раз твой отсек, - Майтер указал на дверь неподалёку, - и ты сможешь отдохнуть.
— Спасибо, — Прайм поднялся. — Чем займешься ты?
- А я пока подумаю над сложившейся на Кибертроне ситуацией.
Тот кивнул и направился в свой отсек.
— Не волнуйся, — бросил Оптимус. — Я со всем разберусь.
- Да, это так. Я в тебя верю, - тепло произнёс Майтер.
Войдя к себе в отсек, Прайм рухнул на платформу и мгновенно отключился.
***
Тем временем на другой стороне планеты, в Каоне, вернулся онлайн Мегатрон, держа в объятиях пока ещё спавшего Нокаута. Улыбнувшись, серый мех осторожно поцеловал его.
Тот что-то промычал и открыл оптику.
— Доброе... Ой, кажется, уже день, — проговорил он, целуя Мегатрона в ответ. — Как отдохнули?
- Я-то хорошо, а вот что с ранеными... - Мех сел на платформе. - Собственно, нужно проверить, как они там. Ты сам-то как, пришёл в себя?
— Да, — ответил тот. — Тогда давайте сейчас попьем энергона и пойдем к ним?
- Надеюсь, никто не дезактивировался. - Мегатрон вручил ему два куба и взял себе.
— Я тоже, — сказал мехлинг, опустошив один из кубов. — Не хочу вновь пережить тот ужас... Одно дело — убить врага, и совсем другое — не суметь спасти товарища.
Мегатрон, выпив свою порцию, обнял его.
- Тебе стоит поговорить с бетой того погибшего меха.
— Вы правы. Так и сделаю. И, если Вы не против, я бы хотел хотя бы орн побыть с ним.
- Я сам хотел тебе это предложить. Он в шоковом состоянии.
— Да... Как бы глупостей не наделал... — мехлинг поднялся. — Поспешим.
...Несчастный мехлинг был в маленькой кварте, наспех выделенной Брейкдауну в одном из бараков, и сидел с опустошённым взглядом, забившись в угол.
Подойдя к нему, Нокаут присел рядом и коснулся манипулятором его плеча.
— Ну всё-всё, — проговорил он тихим голосом. — Я знаю, каково это. Я сам потерял опи ворн назад...
Тот дёрнулся от прикосновения и перевёл на него взгляд тусклой оптики.
- Это должен был быть я...
— Твой опи спас тебя, — мехлинг тепло улыбнулся. — Ты должен гордиться им. Не каждый альфа пойдет на это ради собственного беты. Я бы на его месте поступил точно так же. Иди сюда...
Мехлинг весь сжался и опустил голову.
- Мы не должны были в этом участвовать... Теперь мой опи мёртв... По вине Мегатрона!
— Это не так, — Нокаут придвинулся к нему и осторожно обнял. — Во всем виноват Сенат. Если бы они согласились на наши требования, нам не пришлось бы сражаться. Никто из нас этого не хотел. И не только Сенат... Я не смог спасти его.
- Они не согласились бы. Но и Мегатрон не должен был всё это начинать! Если бы я знал, что так выйдет, не полез бы в это и опи отговорил бы.
— Я не стану с тобой спорить. Просто ты не видел тех ужасов, что видел я. Именно поэтому я и согласился помочь. Хотя... Не только поэтому. Мне некуда было идти. Я потерял все, что любил когда-то.
- В смысле? - вздрогнул мехлинг. - У тебя тоже кого-то близкого убили?
— Хуже... — ответил Нокаут. — Меня предал тот, кого я любил больше жизни. Я ему не нужен. У меня больше нет ни дома, ни дани, ни брата... ни беты, — последнее он проговорил совсем тихо.
- Беты? У тебя есть бета? - Мехлинг слегка оживился. - Но, раз партнёр предал... Мне очень жаль, Нокаут.
— Да, есть. Только недавно активировался, как мне кажется. Да, предал... Но хуже всего то, что мой партнер — мой брат. И не просто брат... Мы близнецы.
- Ох, ничего себе... Представляю, каково тебе... А за что он с тобой так?? - Мехлинг был здорово ошарашен.
— За то, что я его заискрил. В Академии, где мы учились, подобное под запретом, но для нас сделали исключение. В итоге нас возненавидела чуть ли не вся Академия.
- Жуть. Ему тяжело было и он не выдержал. Его тоже понять можно. Может, не стоило заискрять?
— Мы хотели. Оба. Я видел это в его оптике. Хотя он и говорил, что не готов, но все же... Я все еще люблю его. Не будем о грустном. Как себя чувствуешь? Болит что-нибудь?
- Искра. Дани погиб на стройке, когда я был маленьким, где-то ворна два. А теперь опи... убили... - Он подтянул колени к груди и уткнулся в них фейсплейтом, сдавленно застонав.
Нокаут прижал его к себе, медленно поглаживая.
— Ты не один, — сказал он. — Я о тебе позабочусь. Обещаю. Чш... Все будет хорошо. — он незаметно ввел мехлингу деактиватор. — Вот так.
- Мне больно, - прошептал тот, опустив голову на его плечо. - Он ведь... мой опи...
— Сейчас боль пройдет, — тихо произнес Нокаут, продолжая гладить его. — Я знаю, что это такое. Но ты не один. Ты никогда не будешь один. Я стану твоим старшим братом.
- Ты... ты правда?.. - Он неверяще посмотрел на юного медика. - Спасибо...
Тот улыбнулся и кивнул.
— Так что не грусти, — сказал Нокаут. — Все хорошо. А теперь давай я поменяю повязки, ладно?
- Да, пожалуйста... Но, когда выздоровею, не буду сражаться. Это не моя война. Хватит того, что опи погиб.
— Хорошо. Я понимаю. Но и отпустить тебя я не могу. А сам я нужен здесь. Я медик, как-никак. А теперь ложись.
- Почему не можешь? Когда раны отрегенерируют, мне можно будет вернуться домой. - Он осторожно лёг а платформу.
— Потому что не хочу, чтобы ты жил один. Я несу за тебя ответственность, — ответил Нокаут и начал аккуратно убирать старые повязки.
- Здесь я тоже не могу остаться. Если бы Мегатрон не начал войну - опи был бы жив.
— Ты боишься оставаться здесь? — тихо спросил тот.
- Да. Здесь ужасно. И все очень воинственно настроены. Я не такого ожидвл.
— Не все. Поверь. Большинство мехов, живущих здесь, не хотят воевать. И Мегатрон поддерживает их решение. Эти мехи хотят нормальной жизни, но не сражений. А большинство из них просто разуверовались в этом.
- Тогда, может, пусть и не воюют вообще? - с болью в голосе произнёс мехлинг. - Всем только лучше будет. Зря мы с опи влезли в это. Собственно, это он уговорил.
— Такая жизнь хуже смерти, — произнес Нокаут, закрепив на его раны новые повязки. — Вот так. Через несколько орн тебе можно будет встать. А до тех пор отдыхай.
- Только вот почему жители других городов должны умирать ради каонцев?? Пускай они свои проблемы самостоятельно решают.
— Потому что они умирают. Медленно. Мучительно. Нет, брат, так нельзя. И я так не могу. Я ненавижу несправедливость. Именно поэтому и сражаюсь. Как и все остальные.
- Я не буду в этом участвовать. Из-за них мой опи погиб. Пусть поплатятся. Я жажду мести.
— Тогда мсти мне, — ответил тот. — Ведь это я позволил ему умереть.
- Ты не смог бы его спасти, - тихо произнёс юный мех. - Рана была слишком серьёзной.
— Смог бы. Опи говорил, что можно спасти даже тех, кто безнадежен. Он спас многих. Не позволил им слиться с ВсеИскрой. Будь я хоть немного опытнее, этого бы не произошло.
- И всё же, виноват не ты, а зачинщики войны. - Он завернулся в термоодеяло. - Не нужно было опи их слушать - он был бы жив тогда.
Нокаут тихо вздохнул.
— Пожелать с тобой? — спросил он.
- Да, прошу. - Мехлинг беспомощно посмотрел на него. - Мне одиноко.
Тот лег рядом с ним и осторожно обнял.
— Я не уйду, — сказал медик. — Тебе не холодно?
- Нет. Только на Искре паршиво. - Он прикрыл оптику.
— Это пройдет. Со временем. У тебя есть друзья или родственники?
- Да, в Праксусе и в Симфуре. Приду в себя, и поеду к ним.
— Вот и хорошо. Сейчас тебе нельзя оставаться в одиночестве. А теперь постарайся отключиться.
- Хорошо. Спасибо. - Мехлинг устало выдохнул и закрыл оптику.
***
Мегатрон на тот момент успел поговорить и воодушевить не пострадавших либо легко раненых мехов, а затем с ним связался Саундвейв, шпионивший в Иаконе сразу после первого, закончившегося неудачей мирного похода в Сенат, и сообщил о появлении нового Прайма.
- Шлак! - яростно зарычал лидер десептиконов. - Этого только не хватало!
— Что-то не так, лорд Мегатрон? — спросил нарисовавшийся рядом с ним Старскрим.
- Матрица Лидерства выбрала нового Прайма, - мрачно ответил тот.
- Повелитель, может, это не так уж и плохо? - предположил Дредвинг. - Вдруг он не будет таким мерзавцем, как сенаторы?
- Сомневаюсь, - фыркнул Мегатрон. - Не думаю, что стоит ждать от него чего-то хорошего. Я и сам хотел бы всё мирно разрешить, но после ситуации с Сенатом не верю больше в то, что с власть предержащими можно о чём-либо договориться.
— А вот я наоборот согласен с Дредвингом. В давние времена Праймы были на стороне народа. А этот пока только принимает дела. Плюс, каждый, кого выбирает Матрица, теряет память. Мы можем попробовать переманить его на свою сторону.
- Полагаешь, Прайм может захотеть действовать заодно с повстанцами? - скептически спросил Мегатрон. - Что-то я в этом сомневаюсь.
— Все возможно. Смотря, какой он. Мы можем попробовать поговорить с ним. А вдруг и получится?
- Тогда завтра и устроим встречу - всё же нужно вначале обдумать хорошенько. Восхищаюсь твоим оптимизмом.
— О да. Может, тогда в бар? — предложил сикер. — Там можно выпить энергона и все обсудить.
- Я как раз знаю тут один, довольно комфортный. Тебе понравится. Идём, Старскрим.
Тот кивнул и медленно направился вперед, еле заметно покачивая бампером.
"Главное, что этот Дредвинг за нами не пошел, — подумал он. — Очень хочется остаться с Мегатроном наедине."
Мегатрон проводил сикера задумчивым взглядом и пошёл за ним, пройдя затем вперёд и поведя за собой к упомянутому бару; по иронии, этот самый лучший в Каоне бар был как раз тот, где однажды он коннектился с наэнергонившимся Нокаутом.
Войдя внутрь, Старскрим осмотрелся и удовлетворено мыкнул.
— Здесь здорово, — сказал он. — Где бы присесть?
- А вон там. - Мегатрон указал на один из угловых столиков. - Как раз никто мешать не будет.
— Хороший выбор, — сикер направился туда, чуть интимно ухмыльнувшись.
- Пил когда-нибудь "Пылающую Бездну"? - загадочно улыбнулся Мегатрон.
— Нет, — ответил тот, присев. — Вкусно, наверное?
- О да. И очень сильно. - Он заказал два куба. - Сейчас попробуешь.
— Хорошо, — Старскрим положил манипулятор на его колено. — Вы мне нравитесь, лорд Мегатрон. Вы даже не представляете, как сильно.
- Даже так? - заинтересованно спросил тот, погладив изящную, когтистую ладонь. - Интересно.
— Вы удивлены? — интимно поинтересовался тот. — Мы мне сразу понравились.
- До этого только мне кто-либо нравился. А чтобы я - ты первый признался в таком, Старскрим.
Сикер ухмыльнулся и настойчиво поцеловал его в губы.
— Я хочу тебя, Мегатрон, — выдохнул он. — Хочу, чтобы ты взял меня. Прямо здесь. Сейчас.
- Вот это было неожиданно, - впечатлился Мегатрон и опустил ладонь на его бедро, неторопливо поглаживая. - А я не против. - Он улыбнулся с хищным предвкушением и лизнул его шейные магистрали, после чего одарил глубоким, эротичным поцелуем.
Тот удовлетворенно выдохнул и сев к нему на колени, эротично запрокинул голову, открыв доступ ко всем чувствительным точкам в корпусе. Его манипуляторы легли на широкие плечи.
— О да... — прошептал мех, взглянув на него. — Как же я этого хочу... Только вот... — он отвел взгляд. — Это мой первый раз, так что, пожалуйста, пусть он будет незабываемым...
Тот обнял сикера, принимаясь чувственно оглаживать его корпус и теребить проводку между разошедшимися сегментами брони, возбуждая его ещё сильнее, пока, наконец, не увидел с удовлетворением подтекающую смазку из соблазнительно раскрытого, узкого порта.
- Какой сладкий! - проурчал Мегатрон, высвобождая свой мощный, уже вовсю поблёскивающий смазкой агрегат, и сильным, но притом аккуратным толчком, проник в тесный порт и застонал от блаженства, жмурясь, исступлённо целуя Старскрима, лаская ладонями его крылья, а глоссой - форсунки, и ритмично, но пока что плавно двигаясь.
Старскрим охнул от боли в только что порванном порту и едва сдержал крил. Но спустя пару клик боль отступила, и сикер блаженно застонал, повиснув в объятиях партнера и наседая на его коннектор, все глубже и глубже вбирая его в себя и вожделенно урча каждый раз, когда тот входил в него.
— О да... — шепнул он в аудиодатчик Мегатрона. — Как же хорошо... Но, знаешь... Я хочу сильнее и... грубее. Можешь ведь?
- Могу, - страстно откликнулся тот, лапая его бёдра. - И хочу! - Он легко опрокинул сикера на пол и принялся жёстко, размашисто двигаться, проникая на всю длину в извивающегося, стонущего партнёра; с каждым толчком из порта выплёскивалась смазка, смешанная с энергоном.
Старскрим застонал сильнее, откинув голову назад и наслаждаясь каждым движением лидера десептиконов. Ему было больно, но при этом очень хорошо!
— Я люблю тебя! — прокричал сикер. — Я только твой!
Тот в порыве страсти кусанул его за плечо, провёл глоссой по беззащитным шейным магистралям и, уже не сдерживаясь, двигаясь во всю силу, принялся буквально втрахивать крылатого меха в пол.
Тот не выдержал и закричал от переизбытка чувств, распластавшись под мощным корпусом. И вскоре, пребывая в состоянии экстаза, он бурно перезагрузился, выплеснув на Мегатрона море смазки.
Серый мех с хриплым, эротичным стоном перезагрузился несколько раз подряд, переполнив порт Старскрима смазкой, и сжал его в объятиях.
Сикер пришел онлайн спустя джоор. Взглянув на Мегатрона, он улыбнулся и, медленно выбравшись из его объятий, наклонился и, ухмыльнувшись, вобрал в рот коннектор партнера, на котором все еще поблескивала смазка, и принялся эротично облизывать его, виляя при этом бампером.
Тот застонал и изогнулся, вскинув бёдра и протолкнув коннектор глубже. Учащённо вентилируя, Мегатрон произнёс:
- Ещё!
Старскрим муркнул и принялся активнее ласкать достоинство Мегатрона, быстро проводя глоссой по всей длине и глотая сочащуюся смазку.
Мех застонал и принялся понемногу двигать бёдрами, наслаждаясь тем, как его коннектор скользит во рту упоённо ласкающего его сикера.
Тот ласкал его коннектор около джоора. Затем, проглотив смазку, ухмыльнулся и интимно спросил.
— Можно еще раз на нем попрыгать? Мне очень... понравилось, Мегатрон.
- Я буду только рад, - довольно жмурясь, промурлыкал Мегатрон. - Иди ко мне.
Старскрим подполз к нему и страстно поцеловал в губы. Затем он медленно вставил коннектор партнера в порт до упора.
— Как же хорошо... — он вновь поцеловал Мегатрона. — Я люблю тебя...
Серый мех вовсю стонал от удовольствия, доставляемого тем, как порт сикера плотно сжимал его коннектор.
- Ты мой! Мой...
— И ты мой, — жадно выдохнул тот, активно насаживаясь на коннектор. — Я хочу однажды активировать для тебя бету, мой лорд. Ах... Как же приятно.
Мегатрон же испытал настоящий шок от такого заявления и ошарашенно замер.
— Что-то не так? — спросил Скрим, ускоряясь и забрызгивая корпус партнера смазкой.
- Не уверен, что хочу бет. - выдохнул перевозбуждённый мех.
Тот наклонился и страстно поцеловал его в губы.
— Хорошо, — шепнул сикер. — Я вот-вот перезагружусь. Ах... Это прекрасно!
- Мххх... Ты... ненасытный! Ах! - Мегатрон с силой сжал его бёдра и вылетел в каскадную перезагрузку, обильно накачивая порт партнёра горячей смазкой.
Сделав еще несколько толчков, Старскрим, довольно рыча от перевозбуждения, бурно перезагрузился, блаженно рухнув на горячий корпус десептикона.
...Вернувшись онлайн, Мегатрон приподнялся и обнял всё ещё отключённого сикера. Увидев потёки энергона на бёдрах того, он тихо произнёс:
- Не хотел навредить тебе. Мне жаль.
Старскрим медленно открыл оптику и шепнул:
— Ничего... Я сам хотел этого... Ты даже не представляешь, как сильно, — он медленно сел и охнул. — Больно... Ну что? По квартам?
Мегатрон покачал головой.
- Вначале - в медблок. Тебе нужна помощь, Старскрим. И не спорь. - Он легко подхватил сикера на манипуляторы и пошёл вперёд.
Сикер прижался к нему, тихо постанывая, как маленький бета. Ему было больно. С одной стороны. А с другой... Он не жалел о том, что случилось ранее.
— Спасибо, — сказал он.
- Не мог же я тебя там бросить. - Мегатрон прижал его к себе чуть крепче.
Добравшись, таким образом, неспешным шагом, до кварт, он направился в медблок, где Нокаут как раз заканчивал осмотр одного из раненых.
Повернув голову, мехлинг посмотрел на них и спросил у Мегатрона:
— Что случилось?
- Мы с ним несколько... увлеклись во время коннекта, - объяснил тот. - Надо его подлатать.
Нокаут хмыкнул,
— Положите его на свободную платформу, пожалуйста, и выйдите.
Мегатрон осторожно опустил сикера на платформу.
- Не бойся, Нокаут поможет тебе. Не смотри, что юный - он талантливый. - Погладив крылатого меха по щеке, он тихо покинул медблок.
Мехлинг подошел к нему и, присев рядом, сказал:
— Расслабься, пожалуйста.
Старскрим рвано выдохнул и, раскрыв броню, раздвинул ноги.
- Больно.
— Потерпи немного, — проговорил мехлинг, погладив его по манипулятору, и приступил к ремонту. — Как ты только выдержал?
- Я очень хотел его, - улыбнулся Старскрим. - Мегатрон... Он такой... такой! Это было обалденно!
— Вот так, — Нокаут на мгновение отстранился. — Что ж... Я рад. Наверное... В прочем, сейчас я не должен ни о чем думать кроме восстановления твоего порта.
Старскрим прижмурился и стал с наслаждением вспоминать коннект с Мегатроном. Вот только чем дольше чуткие, изящные пальцы знавшего своё дело Нокаута находились в его порте, тем чаще его образ проникал в бесстыдные фантазии сикера.
Через джоор юный медик закончил.
— Ну вот и все, — сказал он. — Никакого коннекта в ближайшую неделю.
- Да? Оу. Всё настолько плохо было? - поинтересовался крылатый мех, потихоньку любуясь красивым, точёным фейсплейтом и необычного разреза оптикой Нокаута.
— Да, — ответил тот. — Все. Иди. Я еще осмотр не закончил.
- Спасибо, - обворожительно улыбнулся Старскрим и, поднявшись, плавной походкой направился к выходу.
Нокаут лишь хмыкнул.
— Вот не надо этого, — бросил он и отвернулся. — Никогда не любил сикеров... — И вернулся к пациенту, которого осматривал ранее.
Дарткраш задумчиво проговорил:
- Док, а он, похоже, запал на тебя. Сикеры - любвеобильные ребята, предпочитают, чтобы партнёров было двое-трое.
— Пусть, — сказал тот, заменяя повязки. — Мне все равно кроме Би никто не нужен... Не болит?
- Не, хорошо себя чувствую. У тебя лёгкие манипуляторы. - Краш улыбнулся. - Кроме Би. Хм. А как же Мегатрон? Вы разве не вместе?
— Вместе, но... Все дело в том, что я не люблю его... И Мегатрон об этом знает. Мне просто хорошо с ним.
- Как-то у тебя всё сложно, - сочувственно проговорил мех. - Ну, ничего. Со временем, думаю, всё разрешится. Кстати, а ты не хочешь связаться с Би? Поговорить с ним.
— Бесполезно... — с грустью ответил тот. — Я не нужен ему. Если бы нужен был, он не желал бы избавиться от беты...
- А он хотел?? - Краш потрясённо уставился на мехлинга. - Но... как так?? Ведь спарки - большая редкость!
— Он обвинил меня в заискрении, — прошептал Нокаут. — В Академии подобное было под запретом. Но... Для нас сделали исключение... В итоге все ополчились на нас с Би...
- Он не выдержал, верно? - проговорил Дарткраш. - Но ведь ему тяжело было во враждебном окружении.
— Значит, нужно было обвинять меня во всем и разрывать отношения? — с болью в голосе спросил мехлинг и коснулся манипулятором грудных пластин. — Я ведь... Я ведь люблю его!
- Эй, тише-тише, дружок. - Краш аккуратно сел на платформе. - Я уверен - он помирится. Понимаю - тебе больно. - Он сочувственно взглянул на юного медика.
— Порой от этой боли хочется умереть... — прошептал мехлинг и, поджав под себя колени, уткнулся в них фейсом.
- Чшшш, успокойся. - Краш обнял его за плечи. - Ты ведь такой сильный. Нужно время, малыш. Но главное, знай - у тебя здесь есть друзья.
Нокаут вцепился в его броню и задрожал.
— Я так больше не могу, — сказал он.
Мех прижал его к себе, принимаясь мягко поглаживать по спине.
- Я не уйду. Тебе надо успокоиться. Бедолага...
Мехлинг всхлипнул и сильнее прижался.
— Это больно... — прошептал он. — Любить того, кого никогда не увидишь, не обнимешь и не поцелуешь...
- Малыш... - Краш печально вздохнул. - Мне очень жаль. Так хочу помочь тебе...
Тот тихонько разрыдался.
— Опи... — позвал Нокаут. — Дани... Би... Почему?.. Я совсем один...
- Чшшш... Ну, всё-всё, дружок. Уж здесь тебя не бросят. - Дарткраш мягко обнимал его, поглаживая по голове и окутывая энергополями.
Мехлинг медленно успокоился и просто лежал в его объятиях, не произнося ни слова. Лишь через пару брийм он сказал:
— Спасибо.
- Обращайся, - тепло отозвался Дарткраш.
В следующий миг в медотсек вошёл Мегатрон.
- Так,надеюсь, все пострадавшие идут на поправку, и... - Тут он глянул на Нокаута. - В чём дело?
— Все... нормально, кажется, — печально отозвался тот. — Просто... Шлаково на Искре было от того, что дани и Би нет рядом. И опи... тоже.
- Я тебя понимаю, - прерывисто провентилировав, проговорил Мегатрон, подойдя к ним и опустив ладонь на плечо мехлинга.
Нокаут покосился на него и резко обнял.
— Я не хочу быть один, — сказал он.
Мегатрон подхватил его на манипуляторы и прижал к себе.
- Не будешь. - Он отнёс мехлинга в кварту и, сев на платформу, усадил его к себе на колени, продолжая обнимать. - Ты дрожишь.
— Мне страшно, — ответил тот. — И... Я так хочу увидеть Би. — По фейсу мехлинга вновь потек омыватель.
- Уф. Но ведь он тебя бросил, - осторожно проговорил Мегатрон, погладив его по щеке и стерев омыватель. - Не плачь. Он того не стоит, раз так обошёлся с тобой.
— Я так больше не могу... — прошептал он. — Искру разрывает на части от дикой боли...
- Тебе не стоит возвращаться в Иакон. Полиция до сих пор разыскивает тебя, - назидательно произнёс Мегатрон, успокаивающими движениями водя ладонью по его спине.
— Тогда... Что же мне делать? — спросил Нокаут, посмотрев на него печальной оптикой.
- Жить дальше, - серьёзно проговорил каонец и накрыл его губы своими, горячо целуя.
Тот застыл с удивленным фейсом. Быстро прийти в себя, мехлинг ответил на поцелуй и убрал паховые пластины, продвинувшись плотнее к нему и задев коннектором ладонь.
Мегатрон предвкушающе улыбнулся и провёл ладонью по его коннектору, помассировав его, а затем раздвинул свою броню.
— Я... — мехлинг указал на коннектор. — Можно? Или... Лучше мне... самому... сесть на ваш?  — он смущенно отвел взгляд.
- Вначале манипуляторами поласкай - они у тебя такие чуткие, - промурлыкал Мегатрон.
Тот кивнул и коснулся его коннектора, неопытными движениями массируя достоинство лидера десептиконов.
Мощный мех запрокинул голову и сладостно застонал, прерывисто вентилируя и жмурясь; его коннектор нагрелся и засочился смазкой, а самому Мегатрону безумно захотелось, чтобы этот красивый, трепетный мехлинг поласкал его и ртом.
Нокаут наклонился и, словно услышав его мысли, вобрал огромный агрегат в рот и начал водить по нему глоссой, действуя при этом все активнее и активнее.
- О дааа... Ещё! - Его ладонь легла на голову алого мехлинга, слегка надавив и порывисто поглаживая. - Мммххх... - Он двинул бёдрами, слегка протолкнув коннектор глубже и еле сдерживаясь, чтобы не начать двигаться в полную силу; горячая смазка полилась в горло Нокаута.
Тот сглотнул и закашлял, пытаясь прийти в себя.
— Вкусно, — сказал он через пару клик. Затем, выпрямившись, сел на коннектор и начал двигать бампером. — А так мне нравится еще больше.
После чего впился в губы Мегатрона жадным поцелуем.
Серый мех стиснул его в страстных объятиях, властно и пылко целуя в ответ, и приглушённо застонал от наслаждения.
Нокаут посмотрел в его оптику и улыбнулся.
— Делайте со мной все, что хотите, — сказал он, сильнее двигаясь и хлюпая уже изрядко подтекающим портом.
- С удовольствием! - хищно оскалившись, прошипел Мегатрон и, опрокинув мехлинга на платформу, принялся жёстко вбиваться в его переполненный смазкой, упругий порт.
Нокаут вскрикнул, опрокинув голову, но в следующий миг расслабился и лишь наслаждался жесткими движениями, сильнее раздвинув ноги. Манипуляторы легли на широкие плечи партнера.
Мегатрон закинул его ноги себе на бёдра и продолжил ритмично проталкивать коннектор в жаркую, тесную глубину, при этом упоённо целуя юного меха; на платформе под ними расплывалась лужица смазки.
Мехлинг прижимался к нему всем корпусом, двигал бампером, сильнее насаживаясь на коннектор партнера и м удовольствием отвечал на жадные поцелуи, не желая отпускать того ни на клик.
— Как же хорошо! — выкрикнул он. — Аххх!
В итоге, Нокаут просто перезагрузился, распластавшись под партнером.
Тот вжал его в платформу, размашисто вогнав коннектор до упора и с рычанием перезагрузился следом, вытянувшись на платформе рядом и залив броню мехлинга смазкой.
***
Бамблби сидел у окна, обнимая Блиствиргера, и предавался грустным размышлениям. Ему безумно хотелось, чтобы Нокаут был рядом с ним.
Бета посмотрел на него и коснулся крохотной ладошкой манипулятора.
— Пи? — позвал его малыш.
- Маленький мой... - Бамблби осторожно поцеловал его в щёчку. - Как бы я хотел увидеть твоего опи.
— Пи? — удивился тот, не понимая, почему второго создателя нет рядом.
- Он... ушёл, малыш. - Мехлинг погладил его по спинке. - Я не нужен ему.
Бета прижался к его манипулятору, продолжая гладить. В этот момент в его отсек вошел Мистрайд.
— Искорка... — мех подошел к нему и присел рядом. — Иди ко мне.
Бамблби уткнулся в его плечо.
- Мне больно, дани. И Виргеру ведь тоже опи нужен.
— Я знаю, малыш, — мех обнял его, прижав к себе и успокаивающе поглаживая. — Но мы ничего не можем сделать. Лишь ждать. Я уверен, что Прайму удастся вернуть его...
- А если не сможет? - прошептал Би. - Он ведь неопытный и наверняка пока не знает, что делать.
— Справится. Хоть он и не опытный пока что, но все же... Опыт приходит со временем, малыш. Конечно, сразу ничего не получится, но со временем... Тише, Искорка. Не плачь.
- Ноки меня ненавидит, - прошептал Бамблби. - Я в этом уверен. Да ещё и каонцы наверняка не захотят отпустить его.
— Скорее всего, да. И все же... Я верю Оптимусу. Я видел его взгляд. Я почувствовал, что Матрица выбрала достойного лидера.
- Ты веришь ему, да? - спросил Би, прижавшись покрепче и обнимая спарка.
— Да, милый. И, думаю, только он сможет вернуть на Кибертрон привычный порядок... и твоего брата.
Блитсвиргер залез ближе к грудным пластинам дани и, свернувшись, тихонько завентилировал, прикрыв оптику.
- Может, Оптимус и правда поможет встретиться с Ноки, - задумчиво проговорил золотистый мехлинг. - Как думаешь?
— Я в этом уверен. Все же, война началась. Они в любом случае увидятся.
- Надеюсь ещё, что Оптимусу удастся разобраться с Мегатроном.
— Я тоже. Однако, я не уверен, что это получится довольно-таки скоро. Я имею ввиду победу над Мегатроном.
- Думаешь, его сложно победить будет?? - Мехлинг испуганно вздрогнул. - Как же так...
— Он же гладиатор... Они натренированы битвами на арене. Они привыкли убивать. А Оптимус... У него пока нет опыта. И нет команды, тех, кто согласился бы сражаться рядом с ним и просто помогать, поддерживать.
- Вряд ли кто-то захочет рисковать своей жизнью, - покачал головой Би. - Так что Оптимусу самому придётся разбираться.
— В таком случае, боюсь, один он не справится. Хотя и знаю, что будет стараться, — он взглянул на перезаряжающего Виргера. — Давай положим его на платформу? Да и тебе тоже стоит отдохнуть.
- Ты прав.
Бамблби бережно уложил бету и сам лёг рядом, обняв его.
— Мне полежать с тобой? — спросил, ласково улыбнувшись, мех.
- Конечно, дани. - Би слабо улыбнулся в ответ, обернувшись к нему.
Мистрайд лег рядом и нежно обнял его.
— Я не уйду, — сказал он. — Я люблю тебя, Искорка.
- Я тебя тоже очень люблю, дани. - Бамблби ласково обнял меха в ответ, понемногу успокаиваясь.
Через некоторое время он уснул.
Мех укрыл его термоодеялом и нежно поцеловал в шлем.

***

Нокаут страстно поцеловал партнера и взял за манипулятор.
— Я люблю тебя, — он посадил Би к себе на колени. — Ты очень дорог мне. Ведь ты — вторая часть меня.
- Мой Ноки! - с нежностью проговорил золотистый мехлинг, обняв его. - Я очень тебя люблю. Мы ведь будем всегда вместе, верно? И у нас будут спарки. - Он поцеловал любимого в ответ и провёл ладонью по его щеке.
Алый близнец улыбнулся и запустил манипуляторы под стыки брони брата, жадно лаская проводку.
— Конечно, будем, — ответил он. — У нас будет много спарков. Очень много.
- Ааах... Как же я люблю тебя... - Би изящно выгнулся, подаваясь навстречу лакающим манипуляторам и сильнее раздвигая бронесегменты. - Я хочу тебя, милый.
— И я тебя, — отозвался тот и, уложив брата на платформу, стал жадно целовать его корпус, спускаясь все ниже и ниже.
Бамблби застонал, извиваясь от возбуждения, и, раздвинув ноги, раскрыл паховую броню.
- Пожалуйста...
Тот улыбнулся и, коснувшись глоссой его порта, слизнул капельку смазки.
— Ты вкусный, — сказал он и, освободив коннектор, медленно вошёл в порт брата.
- Ооооах! Да! Оох, Ноки, милый! Как хорошо! - откровенно наслаждался тот, активно подмахивая и стараясь насадиться посильнее.
Нокаут посмотрел в его оптику и страстно впился в губы брата, жадно целуя; при этом он сильно, но не грубо, не доставляя боли, входил в порт близнеца. С каждым разом толчки становились сильнее, пока Нокаут не достиг своего пика. Залив порт брата смазкой, он перезагрузился, рухнув рядом с Бамблби.
Тот перезагрузился одновременно с ним, забившись на платформе с эротичными стонами и вскриками, заливая её смазкой, и вылетел оффлайн.

0

2

***
Бамблби проснулся и резко сел на платформе, весь дрожа и прерывисто вентилируя.
"Ноки... Любимый мой. Где же ты?" - с отчаянием подумал он и, опустив голову, тихонько заплакал.
Мистрайд мгновенно открыл оптику и посмотрел на него.
— Би? — он осторожно обнял бету. — Милый, что случилось. Тише, мой хороший... Я с тобой.
Мехлинг прижался к нему, беспомощно вздрагивая.
- Я скучаю по нему... Дани, мне плохо без него.
— Я знаю, малыш. Мне тоже его не хватает, — мех аккуратно посадил его к себе на колени и начал медленно покачивать. — Он вернётся, Би. Обязательно вернётся.
- Не вернётся, - прошептал Бамблби. - Я не нужен ему. - Он сжался в комок и горько разрыдался, словно бета.
— Мой маленький... — мех прижал его к грудным пластинам, ласково глядя по спине и нашептывая слова утешения. — Я люблю тебя, Искорка.
- И я тебя, - прошептал Би. - И Нокаута.
— Я знаю, милый, — Мист укутал его термоодеялом. — Чш... Ты не один. У тебя есть Виргер.
- И ты тоже. - Бамблби погладил Миста по манипулятору.
***
Саундвэйв неслышно летел над Иаконом в такой удобной и удачной для шпионажа альтформе беспилотника, тщательно сканируя окрестности. Наконец, удовлетворённый результатом, он трансформировался и мягко опустился на поверхность перед высоким красно-синим мехом.
Повернувшись, Оптимус посмотрел на него и спросил:
— Чем могу помочь?
- Ты должен встретиться с Мегатроном, - монотонно проговорил десептикон.
Тот немного помолчал, все хорошенько обдумав, и спросил:
— Где и когда?
- На окраине Иакона. В этих координатах. - Он отобразил данные на своей маске-дисплее.
— Хорошо, — ответил мех. — Я буду там. Но только завтра. С утра. Сегодня я не смогу встретиться с ним. И... Пусть возьмет с собой мехлинга по имени Нокаут. У меня к нему разговор. По просьбе дани.
- Я сообщу, - всё так же бесстрастно ответил Саундвэйв и улетел.
...Тем временем в кварту только-только начавшего возвращаться онлайн Мегатрона. по-прежнему обнимавшего перезаряжавшегося Нокаута, заглянул Старскрим.
— Мой Лорд, можно тебя? — интимно спросил он. — Есть... деликатный разговор.
Мегатрон осторожно укрыл Нокаута термоодеялом и вышел к Старскриму.
- В чём дело?
Старскрим обнял его и, прижав к стене, поцеловал в губы.
— Хотел сделать это, — сказал он. — Плюс... Кажется, мне нравится Нокаут.
- Не удивлён, - хмыкнул Мегатрон, - вы, сикеры, любвеобильные. - Он ухмыльнулся и обнял Старскрима. - Вы оба мне нравитесь. Да ещё такое разнообразие - колёсный и крылатый. - Он страстно поцеловал меха.
Старскрим ухмыльнулся.
— Я хочу повторения, — сказал он.
- У тебя ведь порт был совсем недавно повреждён, - засомневался каонец.
— Ничего, — выдохнул тот. — Мне уже совсем не больно. Да и... Коннект с любимым мехом — лучшее лекарство.
- Я не хочу снова навредить тебе, - твёрдо произнёс Мегатрон. - Так что в ближайшие несколько орнов коннектиться не будем.
Сикер отвернулся и спросил:
— А с ним, значит, будешь, да?
Мегатрон заставил его посмотреть на себя.
- Ты что - ревнуешь?
— Да, — ответил тот. — А что? Нельзя?
- Это неожиданно, - проговорил Мегатрон. - И как ты смотришь на то, чтобы сконнектить Нокаута?
— Я? — сикер замялся. — Не знаю... Кажется, я ему противен.
- Ничего себе... Однако, - озадачился Мегатрон. - Попробуй всё же поговорить с ним.
— Попытаюсь. Просто... Мне показалось, что он тоже ревнует тебя ко мне.
- Вот это вряд ли - он сам говорил, что не любит меня.
— Вот только, когда он мне порт чинил... Мне показалось, что Нокаут хотел мне Искру погасить.
- Это действительно странно, - удивлённо протянул серый мех. - Ты меня заинтриговал. Поговорю с ним.
— Поговори. Быть может, он просто еще не разобрался в своих чувствах. Значит, пока без коннекта?
- Пока так. Не хочу снова навредить тебе. О, Саундвэйв. - Он обернулся к подошедшему меху. - Есть новости?
- Прайм готов встретиться с тобой завтра утром, - доложил тот.
- Отлично.
— Значит, завтра все и решится, — сказал Старскрим и обратился к Мегатрону: — Мне полететь с тобой?
- Да, - решительно заявил тот. - Я решил, что ты будешь моим заместителем, так что при переговорах с Праймом должен быть рядом.
Тот кивнул.
— Тогда мне нужно подготовиться, — произнес сикер. — С Вашего позволения. — И, склонившись, он ушел.
— Еще Прайм сказал, что хочет поговорить с Нокаутом, — заявил Саундвэйв. — По просьбе его альфы.
- Ну-ну, - мрачно отозвался Мегатрон. - Этого только не хватало. Но, раз уж переговоры должны пройти успешно, возьму его с собой. Да и вообще - медик лишним не бывает.
— Это да. И мой Вам совет: будьте бдительны. Этот Прайм отличается от сенаторов.
- В худшую сторону или лучшую? - насторожился гладиатор.
— Думаю, в лучшую. Другой на его месте не стал бы с нами встречаться. И вообще. Он был на удивление спокоен.
- Это интересно, - задумчиво проговорил Мегатрон. - Одно из двух: или он действительно хочет справедливости, или же что-то замышляет. Ну что же, завтра и выясним.
— Я еще нужен Вам? — спросил Саундвэйв.
- Нет, можешь идти. Отлично поработал.
Едва Саундвэйв ушёл, Мегатрон вернулся в кварту - как раз к моменту пробуждения Нокаута.
Тот посмотрел на Мегатрона удивленным взглядом.
— Что случилось? — спросил он.
- Хотел убедиться, что с тобой всё в порядке. Не хотелось бы ещё и тебя покалечить - хватит того, что Старскриму навредил, - произнёс Мегатрон, садясь рядом с ним. - И, к слову. хотелось бы прояснить ваши с ним взаимоотношения. Такое впечатление, что ты его недолюбливаешь.
— Так и есть, — ответил мехлинг, сев. — Он мне не нравится. Вот и все. Такие, как он, липнут на всех подряд.
- Сикеры обычно выбирают двух или трёх партнёров, - объяснил Мегатрон. - Он любит меня, но и ты ему понравился.
— Вот как. Хм... Пусть тогда докажет свои чувства. Может, после этого я и изменю свое мнение о нем.
- Что ж, скажу ему. Но главное - вам самими поговорить не мешало бы. Гораздо продуктивнее будет.
— Хорошо, — он коснулся грудных пластин и улыбнулся. — Спасибо Вам за последний коннект. Он был прекрасен.
- Даже несмотря на то. что я тебя покалечил?? - ошарашенно спросил Мегатрон, накрыв его ладонь своей.
— Да, — ответил тот, положив голову на плечо меха. — Я почти не чувствую боли.
Мегатрон обнял его, поглаживая по спине.
- Я постараюсь быть осторожнее. И с тобой, и со Старскримом. И самое на данный момент главное - завтра на встречу с Праймом ты пойдёшь со мной.
— Зачем? — удивленно спросил Нокаут, посмотрев на него.
- Твой дани просил Прайма о встрече. Видимо, ищет. Не спорь.
— И все же... Это обязательно? Я не хотел бы... Это больно.
- Твоему дани тоже больно! - зарычал каонец. - И вообще - цени то, что он у тебя, по крайней мере, есть!
— Хорошо, — ответил тот, вздрогнув от неожиданности. — Я пойду.
Мегатрон прерывисто провентилировал.
- Напугал я тебя? Просто ужасно злит, когда кто-то поверхностно относится к своим альфам. Не ценят, что имеют.
— Дело не в этом. Просто... Я хочу к нему, — прошептал мехлинг. — Мне не хватает его, понимаете?
- Понимаю, - с неожиданной тоской отозвался Мегатрон, вновь обняв его.
— Я... что-то не так сказал? — спросил Ноки, прижавшись к нему.
- Нет, всё нормально, - проговорил мех. - И я отлично понимаю твои чувства.
— Спасибо... В какое время завтра встреча?
- Сразу утром. В восемь джоор утра. Координаты есть, конечно же.
— Так рано? Впрочем, ничего... Может, так и лучше будет. Кого-нибудь еще будете с собой брать?
- Старскрим тоже пойдёт. Он мой заместитель всё-таки.
— Но... почему именно он? — удивился мехлинг.
- Он один из самых быстрых сикеров и, если уж на то пошло, пока что единственный сикер в моей команде. Такой соратник достоин высокого звания.
— Вот как... — Нокаут прикрыл оптику. — Вы так сильно ему доверяете?
- Да, как и тебе, и Саундвэйву, - ответил Мегатрон, кладя ладонь на его плечо. - А что - есть сомнения?
— Нет. Просто... — мехлинг вздохнул. — Просто он мне не нравится. Вот и все. Очень надеюсь, что со временем мое мнение о нем изменится.
- Так дай ему шанс, - предложил Мегатрон. - Пообщайся с ним наедине. Ты-то ему понравился.
— Хорошо, — сдался тот. — Но только потому, что Вы об этом просите.
- Потому что я не хочу разногласий в своей команде. - строго произнёс лидер десептиконов.
Нокаут вздохнул и отвел взгляд.
— Только пусть не пристает, — попросил он. — Пожалуйста... Я к подобному не готов. По крайней мере, пока что.
- Это от меня не зависит, - проговорил Мегатрон. - Я не всё время рядом с ним или тобой.
— Знаю, — мехлинг поцеловал его в щеку. — Я Вам верю.
Мегатрон обнял его, невольно вслушиваясь в мягкую пульсацию его Искры.
Нокаут прижался к нему и прикрыл оптику.
— Как же мне хорошо с Вами... — прошептал он.
Десептикон улыбнулся, гладя его по спине.
- Идём-ка к тому мехлингу, который опи потерял. Ему наверняка всё ещё больно.
— Да, — согласился тот. — Пойдем.
...Брейкдаун впустил их в кварту.
- Этот бедолага завернулся в термоодеяло целиком, забился в угол и ни на что не реагирует, - виновато проговорил он.
- Разберёмся, - спокойно ответил Мегатрон.
— Подождите тут, — попросил Нокаут. — Я подготовлю его к Вашему визиту.
- Только не слишком долго, - проговорил Мегатрон, остановившись у двери.
- Эй, приятель, тут Нокаут пришёл. - Брейк осторожно потеребил мехлинга за плечо.
Тот вяло шевельнулся и высунулся из-под термоодеяла.
Мехлинг подошел к платформе и присел.
— Ну что ты? — он улыбнулся. — Эй... Все хорошо. Ты не один. Я рядом.
- Я хочу к нему, - тихо проговорил несчастный, опустив голову.
Нокаут прислонил его к своей Искре и погладил по спине.
— Я знаю, малыш, — прошептал он. — Но, увы, это невозможно.
- Зачем он полез во всё это... - прошептал мехлинг. - Не нужно было... Остался бы жив.
— Затем, что считал правильным, — ответил тот. — Кстати. К тебе тут гости.
Мехлинг обернулся и глухо зарычал, с яростью глядя на подошедшего Мегатрона.
- Ненавижу! Это из-за тебя он погиб!
— Тише-тише, — Нокаут мягко прижал его к себе. — Успокойся. Он просто хотел навестить тебя. Вот и все.
- Я не принуждал твоего опи участвовать в войне, - проговорил Мегатрон, внимательно посмотрев на юного меха. - Он сам решил помочь каонцам.
- Решил, потому что именно из-за тебя узнал, что в Каоне есть проблемы! - со злостью выкрикнул тот. - Не надо было трепаться на весь Кибертрон обо всём этом - тогда никто бы не узнал!
- Слушай, ты, я, по-твоему, должен был сложить манипуляторы и ничего не делать?! - разозлился Мегатрон. - Представь себе - я надеялся, что на Кибертроне остались ещё нормальные мехи, которым небезразлично насчёт творящейся несправедливости.
- Нужно самому свои проблемы решать, а не втягивать в них жителей других городов! - закричал мехлинг.
— Успокойтесь, — попросил Нокаут. — Оба. Это я сказал, что можно все решить лишь уничтожением Сената. — Он пересадил мехлинга к себе на колени. — Я ненавидел их всей Искрой. Из-за них я потерял альфу. Но при этом я никому не хотел мстить, — он погладил мехлинга по спине и кивнул Мегатрону, чтобы тот сел рядом.
Тот сел рядом с ними, но мехлинг мгновенно вывернулся из объятий Нокаута и отпрыгнул к противоположной стенке, шипя и всем видом показывая, что не желает находиться рядом с Мегатроном.
- Я здесь ни клика больше не останусь! - воскликнул он.
Нокаут строго посмотрел на него, затем, продвинувшись плотнее, резко обнял.
— Поплачь, — сказал он. — Поможет. И знаешь... Твой альфа был героем. Ведь не каждый готов за бету жизнь отдать. И не столь важно, как это случилось. Я вот своих создателей тоже никогда больше не увижу...
Мехлинг вновь вывернулся из его объятий.
- Я ухожу отсюда, ясно?! - закричал он. - Прямо сейчас! И поверь - я отомщу!
— Я не отпущу тебя, — сказал тот и указал на одну из ран, из которой тек энергон. — Я ведь говорил, что тебе нельзя вставать. Тебе даже двигаться резко нельзя. — И взглянул на Мегатрона. — Выйдите, пожалуйста.
- Какой упрямый юный мех, - фыркнул лидер десептиконов, направляясь к выходу.
Едва за ним закрылась дверь, как юный мех мрачно посмотрел на Нокаута.
- Не смей меня удерживать.
— Я буду, — спокойно ответил тот. — В таком состоянии ты умрешь. Ты хочешь этого? Пойми же... Я в первую очередь о тебе беспокоюсь.
- Ну и пусть! Зато буду снова с опи! - с отчаянием выкрикнул мехлинг и упал на колени, горько рыдая.
Нокаут обнял его и прижал к себе.
— Ты глупый, — с теплотой произнес он. — Думаешь, твой опи хотел бы этого? Отнюдь... Будь так, он не стал бы прикрывать тебя. Он знал, на что идет. И сейчас ты хочешь свести его жертву на нет?
- Я хочу быть с ним... - Мехлинг судорожно всхлипывал и весь дрожал, прижимаясь к нему.
— Я знаю, брат, — ответил тот, поглаживая его по спине. — Но так нельзя, понимаешь? Он хотел, чтобы ты жив. Если бы ты умер там, ему было бы гораздо хуже.
- Зачем он вообще полез во всё это... Это не наша война, - прошептал он.
— Потому что считал правильным... — проговорил Нокаут. — На его месте я, скорее всего, поступил бы точно также. Ради своего маленького беты...
- Ты - не каонец, - тихо произнёс мехлинг. - Зачем тебе всё это?
— Потому что я медик, — ответил тот. — Для нас не столь важно, к какой касте принадлежит мех. Я видел ужасы, которые тут происходили. — Он аккуратно зажал рану.
- Ну и что тут такого было? - хмыкнул мехлинг и сдавленно зашипел от боли.
— Тебе показать? — спросил Нокаут и осторожно уложил его на платформу, убрав ладонь.
- Покажи, - спокойно ответил он, выжидательно посмотрев на медика.
Тот кивнул и вставил штекер в разъем в его шлеме, передав собственные воспоминания с того самого момента, как попал в Каон.
Мехлинг тихо выдохнул и прикрыл оптику.
- Жуть... Но всё же... Воевать за чужаков я не собираюсь. Сами пускай свои проблемы решают. Почему ради них должны рисковать собой жители других городов??
— Потому что не могут пройти мимо, — ответил Нокаут. — Мегатрон никого не заставляет. Это добровольно. А теперь расслабься. Я заделаю рану.
- Если бы он не трепался на весь Кибертрон - никто бы ничего не узнал! - разозлился тот.
— Ты не прав, — возразил мехлинг. — Мало кто об этом знает. Именно от них. Наши мехи сами разнесли слухи. — Он осторожно начал снимать повязку.
- Вот и неквинт было это делать, - мрачно огрызнулся раненый. - Проблемы Каона не должны касаться остальных.
— Должны, — ответил тот. — В противном случае нас просто бы считали эгоистами, не способными понять других.
- А я не собираюсь этих мразей понимать! - закричал мехлинг. - Из-за них мой опи погиб!
— Успокойся! — воскликнул Нокаут, строго посмотрев на него. — Твой опи погиб из-за действий Сената! И ты не сможешь убедить меня в обратном! Это бесполезно. — И, выдохнув, добавил: — Ты сможешь уйти, только когда я разрешу. Не раньше. И не спорь, пожалуйста...
- Не смей мне запрещать! Ты заодно с Мегатроном, с этим убийцей! - выкрикнул мехлинг. - Если бы он сидел тихо и не рыпался, а спокойно принял свою судьбу, мой опи был бы жив!
Нокаут обреченно посмотрел на него.
— А мне больше некуда идти! — выкрикнул он. — И жить мне незачем! Я опи, который не может видеть собственного спарка! У меня никого нет! — мехлинг задрожал. — Я дал твоему опи умереть! — его оптика медленно наполнялась омывателем. — Так позволь хоть тебе помочь... — он отвел взгляд. — Ведь я, так же, как и ты, жить порой не хочу...
Мехлинг вздрогнул и коснулся его ладони.
- Прости... Тебе я не хотел больно сделать. Но я хочу, чтобы Мегатрона уничтожили. И остальных каонцев тоже. Я хочу мести.
— Мне всегда больно, малыш, — ответил тот, закончив с перевязкой. — Вот и все. Может, попробуешь сесть?
Он осторожно сел на платформе.
- Вроде всё в порядке. Так что пойду, пожалуй.
Нокаут горько усмехнулся.
Ты даже из барака выйти в таком состоянии не сможешь, — сказал он. — Чего уж говорить о том, чтобы покинуть Каон. Это я тебе как медик говорю.
- Я не могу всё время здесь быть, - проворчал раненый. - И не хочу.
— А кто говорит про все время? — медик посмотрел в него. — Через неделю ты сможешь уйти. А вот я — нет. Мне некуда уходить.
- А если бы было куда - ушёл бы? - поинтересовался мехлинг.
— Да, ушел, — ответил тот. — Но, увы, не могу... Моя Искра рыдает от боли предательства. И дома у меня тоже нет.
Мехлинг стиснул денты. Ему было невероятно жаль Нокаута. Прерывисто провентилировав, он обнял его и стал мягко гладить по спине.
Юный медик вздохнул и прикрыл оптику.
— Ничего, — сказал он. — Когда-нибудь это пройдет. Давай немного походим?
- Давай. - Мехлинг медленно поднялся и, жутковато усмехнувшись, произнёс: - Я верну своего опи.
— Это как же? — Нокаут поднялся и взял его за манипулятор. — Деактивированные не возвращаются.
- Принесу Мегатрона в жертву Юникрону и обменяю этим Искру убийцы на Искру убитого, - мрачно проговорил мехлинг.
— Такое возможно лишь в том случае, когда мех виновен в чьей-то смерти. Вот только Мегатрон не убивал твоего альфу. Его даже рядом с ним не было. Да даже быть это возможным... Прежним твой опи уже не был бы.
- Мегатрон виноват тем, что своими речами вдохновил его. - Мехлинг покачал головой. - И мой опи вернулся бы таким, каким и был, потому что всегда любил меня, как и я его.
— Ты не прав. Он никогда не заставлял кибертронцев присоединяться к нему, а тем более вдохновлял своими речами. Ты не говорил с ним и ничего не знаешь.
- И говорить не желаю! Если бы он сидел смирно и не отсвечивал, мой опи был бы жив! Но он убит, и теперь я хочу вырезать Мегатрону Искру.
— Ты видел, чтобы он выступал перед кибертронцами и заставлял их присоединиться? — спросил Нокаут, остановившись. — И... Как ты собираешься убить гладиатора?
- Да уж найду как, - зловеще отозвался мехлинг. - Он за всё заплатит. Я пролью его энергон на алтаре Юникрона.
Нокаут усмехнулся.
— Это невозможно, — сказал он. — Для тебя уж точно. Я даже не уверен, что Прайм с этим справится. Ох... Я до сих пор не знаю твоего имени.
- Да уж, как-то неловко у нас получилось, - смутился тот. - Меня зовут Смоукскрин. И я хочу убедить Прайма помочь мне убить Мегатрона.
— Значит, еще увидимся. Ну как? Голова не кружится?
- Вроде бы нет, - прислушавшись к ощущениям, отозвался Смоукскрин.
— Ладно. Подождем тогда пару орн. Если состояние не ухудшится, я позволю тебе уйти. Может, хочешь прилечь?
- Пожалуй, да, - тихо проговорил Смоук, вновь ложась и закапываясь под термоодеяло.
— Мне побыть с тобой еще немного? — спросил мехлинг.
- Нет, не нужно. Я попробую поспать - всё же надо восстанавливать как-то силы.
— Хорошо, — кивнул Нокаут. — Если нужна будет помощь, зови. — И он вышел. У двери стоял Мегатрон. — Вы что все время ждали здесь?
- Я ожидал, что твой с ним разговор займёт куда меньше времени, - недовольно проговорил тот. - Но, как оказалось, он, мягко говоря, не особо рад меня видеть.
— А вы чего хотели? — спросил мехлинг. — Он только что альфу потерял и винит во всем Вас.
- Да уж. Ну, будем надеяться, что встреча с Праймом пройдёт лучше.
— Да, верно. Вернемся в кварту? А то уже довольно поздно.
- Идём. - Мегатрон приобнял его за плечи и повёл в кварту.
***
На следующий орн Мегатрон, Нокаут и Старскрим прибыли по оговоренным координатам к нужному сроку.
Оптимус уже ждал их там.
— Рад встрече, — сказал он. — Мое имя Оптимус Прайм.
- Я Мегатрон, лидер десептиконов. - спокойно отозвался тот. - Надеюсь, мы сможем договориться.
— Я тоже, — кивнул мех. — Отойдем?
Мегатрон настороженно посмотрел на него.
- Нет, будем говорить здесь. Я ничего не собираюсь скрывать от своих соратников.
— Хорошо, — Оптимус подошел ближе. — Ну и о чем ты желал со мной поговорить?
- Я хотел выяснить, планируешь ли ты отменить кастовую систему или же собираешься действовать, как сенаторы.
— Однозначно, я не признаю действия Сената, — ответил тот. — Я считаю, что каждый имеет право на свободу и справедливость. Но отменять кастовую систему сейчас... Увы, нет. Это вызовет еще больше недовольства среди жителей. Это приведет к еще большим конфликтам, чем сейчас.
- Что?! - разозлился Мегатрон. - Да как ты смеешь! Ты понятия не имеешь, каково приходится каонцам! Ты ничем не лучше сенаторов, такой же, как они!
— Отнюдь, — ответил мех. — Сначала я обязан разобраться в сложившейся ситуации, вразумить, народ, который не доволен вашими действиями, а уже потом отменять кастовую систему. И дело тут даже не в моем желании, — он вздохнул. — Это Нокаут, верно? — он указал на мехлинга позади.
- Да, он, - ответил десептикон. - Ты вроде бы хотел поговорить с ним?
— И это тоже, но позже. Я видел его альфу. Несчастный мех, который не знает, где сейчас его бета. Я говорил с его братом. Дани с малышом на манипуляторах, который потерял надежду увидеть партнера и, хоть он и не желает воевать, но хочет мести. Я не хочу смертей. Я против войны. Но если отменить что-либо сейчас, жертв будет гораздо больше.
- То есть те жертвы, которые есть уже сейчас, тебя не волнуют?! - зловеще прошипел Мегатрон, сузив оптику.
— Я против жертв в будущем. Я не могу помочь одним, но при этом посеять панику среди других. Вы не думаете о том, что кто-то пострадает. Система будет отменена, но позже.
- Советую тебе передумать по-хорошему, - угрожающе произнёс лидер десептиконов.
— Нет, — ответил тот. — Своему слову я не изменю. И не нужно угрожать мне. Если бы ты и правда хотел мира, то согласился бы подождать. Но, увы. Я же думаю о Кибертроне в целом, а не об отдельно взятых мехах. Что ты скажешь его родным, если Нокаут вдруг погибнет?
- Не погибнет, потому что я не допущу этого. А тебя зато волнуют только представители элиты - на простой народ тебе поквинт.
— Будь это так, я бы уже давно сбросил на Каон бомбу, и все, кто там находятся, погибли бы. Но я этого не сделал. И не собираюсь делать. Ты хотел говорить при них? Что ж... Это предложил его брат, не думая даже о том, что тот может пострадать. Потому что в отчаянии. И убедить его в обратном было невозможно. По-твоему это нормально?
- Он хотел сбросить бомбу на Каон?? Я его найду и по стенке размажу! - Мегатрон по-настоящему пришёл в ярость. - Что до тебя - советую стать моим союзником.
— Я нейтрален, — ответил Оптимус. — По крайней мере, пока что.
Посмотрев на них, Нокаут подошел к Мегатрону и спросил:
— Значит, так Вы свое обещание выполняете?! Уничтожением?! Да, я не желаю видеть брата, но и смерти ему не хочу! Пусть у беты хотя бы дани будет!
Мегатрон тяжело провентилировал.
- Я сдержу своё слово. Но и ты пойми: думаешь, это так здорово - узнать, что твой родной город хотели уничтожить?!
— Я знаю своего брата! В порыве отчаяния он может сказать все, что угодно! И полностью разрушить жизнь! Будь иначе, меня бы тут, возможно, не было! И Вы об этом знаете!
- Я не причиню вреда твоим близким, - твёрдо произнёс Мегатрон и, взглянув на Прайма, обозлённо добавил: - Но на тебя это не распространяется. Ты - враг!
— Твое право. Однако, есть кое-что, что я должен передать. Твой брат хочет встретиться.
— Но я не хочу...
— Послушай меня. Кроме них у тебя никого нет. Вообще. Мне известно о вашей ссоре. Ты можешь злиться на него, но бета... Ради него ты обязан еще раз поговорить с братом.
— Но я...
— Твой бета совсем крошечный! И однажды он задаст вопрос: а где опи? Лично у меня альфа есть, но я его не помню.
— Как это? — Нокаут был удивлен.
— Матрица стирает все воспоминания о прошлом. Ничего не остается. Я живу с альфой, но он для меня чужой. Абсолютно. Встретиться ты должен. Хотя бы ради малыша.
— Я не знаю... — мехлинг отвернулся.
- Его брат причинил ему боль, так что не смей заставлять видеться с ним! - рявкнул Мегатрон. - А вот если с дани - это другое дело.
— Ты лично говорил с его братом? — спросил Оптимус. — Тебе известно, что он чувствует? Боль причинил... Именно по просьбе их дани я и здесь! — он протянул датапад. — И это его просьба, а не моя прихоть!
— Хорошо. Я встречусь с ним, — проговорил Нокаут, взяв датапад и взглянув. — Это...
— Твой, — закончил за него Оптимус.
Мегатрон с любопытством посмотрел на отображавшееся на дисплее датапада изображение очаровательного золотистого малыша с оптикой в точности как у Нокаута.
- Значит, это твой спарклинг, - задумчиво проговорил он. - Ну надо же.
— Копия Би... — мехлинг тихо провентилировал. — Я думал, он от него избавился... Не хотел ведь.
— Видимо, передумал, — сказал Оптимус. — Причины обижаться на брата у тебя нет.
— Я не знаю... — Нокаут посмотрел на Мегатрона.
- Можешь встретиться с ним, если хочешь, - произнёс тот. - Но обязательно вернись.
Тот кивнул.
— Я никогда Вас не оставлю, — сказал он и обратился к Оптимусу: —  Я встречусь с ним завтра. На этом же месте. Прошу, скажите Би, — он скинул координаты коммлинка брата.
— Хорошо, — кивнул тот и, повернувшись, направился прочь.
Нокаут упал на колени и сжал в манипуляторах датапад.
— Мой малыш... — прошептал он.
Мегатрон в пару прыжков догнал Оптимуса и крепко сжал его запястье.
- В твоих же интересах отменить деление на касты в ближайшее время, - прошипел он. - Иначе пожалеешь!
Мехлинг силой оттолкнул его от себя, заставив упасть на землю.
— Угрозы тебе не помогут, Мегатрон, — сказал он. — Ты сам же настраиваешь против себя. Я не Сенат. И я никогда не поддерживал их методику. Ты сам лишаешь себя возможности на мирное будущее. Своим поведением. Подумай над этим.
Тот поднялся, мрачно глядя на него.
- Поверь, ты тоже лишаешь себя шансов на мир - именно потому, что отказываешься действовать.
— Я... лидер автоботов, — спокойно сказал тот. — И пока я жив, десептиконы не будут править Кибертроном.
- А вот это ты зря! - Мегатрон размахнулся и, бросившись на него, с силой ударил кулаком в фейсплейт.
Оптимус успел прикрыться забралом и, активировав оружие, выстрелил в него, отшвырнув тем самым назад.
— Я думал, ты желаешь мира, Мегатрон, но я ошибся. Значит, быть войне.
После этого он трансформировался и рванул прочь.
Мегатрон со сдавленным стоном поднялся, зажав плечо; по манипулятору стекали струйки энергона.
- Тварь... Я убью его!
Нокаут тут же вскочил и подбежал к нему.
— Лорд Мегатрон. Давайте я осмотрю.
Мех стиснул денты и опустился на выступ, вздрагивая от болевых импульсов в простреленном плече. Разжав перемазанную энергоном ладонь, он открыл Нокауту доступ к ране.
Тот, быстро оценив ситуацию и масштаб повреждения, приступил к ремонту.
— Значит, все же война? — спросил он.
- К сожалению, да, - глухо отозвался Мегатрон. - Прайм не оставил мне выбора. Не бойся, твоих близких я не трону.
— Даже если они по какой-то причине станут его поддерживать? — тихо поинтересовался мехлинг.
- А вот в этом случае ничего не гарантирую! - резко вскинулся Мегатрон.
Нокаут посмотрел на него с ноткой призрения.
— Выполняйте свое обещание, — он чуть грубовато нанес повязку. — Все. Можете вставать.
Мех поднялся и осторожно коснулся плеча.
- Надеюсь, твоим родственникам хватит ума не поддерживать Прайма.
— Я тоже, — он покосился на стоящего неподалеку Старскрима, смотрящего в небо. — Возвращаемся в Каон?
- Нет. Догоним Прайма и проучим его! - решительно воскликнул Мегатрон.
— Я хочу увидеться с братом, — тихо проговорил мехлинг. — В последний раз. Проучить его мы еще успеем. Пожалуйста... Другой возможности у меня не будет.
Мегатрон пристально посмотрел на него и тихо вздохнул.
- Хорошо. Но потом вернись.
— Спасибо. Просто... Если сейчас он попадет в больницу, эта встреча не состоится. К тому же... Вам сейчас лучше не напрягать плечо.
- Да уж, стреляет он, как оказалось, довольно неплохо. Ладно, иди.
— А как же Вы? — спросил Нокаут.
- Иди к брату, а мы со Старскримом поищем Прайма.
— Думаете, лучше сегодня, чем завтра? — дрожащим голосом спросил мехлинг.
- А в чём проблема? - озадачился каонец. - Завтра Прайм запросто армию собрать успеет.
— Просто я... не готов, — ответил тот. — Хотя я знаю, что это будет наша последняя встреча.
- Ну, может, и не последняя, - рассудительно произнёс Мегатрон. - Кто знает, как оно всё обернётся.
— Домой я все равно не вернусь. Я никогда Вас не оставлю. Хорошо. Я пойду. Спасибо...
Серый мех погладил его по щеке, а, когда Нокаут скрылся из виду, подошёл к Старскриму.
- Идём, разберёмся с Праймом, раз уж по-хорошему он не желает слушать.
Тот посмотрел на него и поцеловал.
— Может, лучше полетаем немного вдвоем? — предложил он. — Прайм подождет.
- А за это время он соберёт сторонников, - скептически проговорил Мегатрон.
— Да никого он не соберет, — сказал сикер. — Не успеет просто. На это нужно время.
- Не стоит недооценивать кибертронцев, вдохновлённых тем, что наконец-то появился новый Прайм, - назидательно произнёс Мегатрон.
— Даже если и так. Ему понадобится неделя, чтобы найти соратников. Не думаю, что все вот так захотят идти на войну. Но если Вы так сильно желаете, можем это сделать сейчас.
- Ты даже не представляешь, как мне хочется задать ему трёпку! - прорычал Мегатрон. - За мной! - Он трансформировался в прыжке.
Старскрим вздохнул и, трансформировавшись, полетел за ним.
...Прайма они увидели в самом центре Иакона и, немало не смущаясь значительным числом свидетелей, Мегатрон ушёл в крутое пике, после чего вернулся в базовую форму и в прыжке сбил его с ног, принимаясь наносить страшные удары когтями и клинком.
Тот защищался, но получилось плохо. Из ран хлынул энергон.
— Я все равно остановлю тебя, — прохрипел мех.
- Остановишь?! - выкрикнул Мегатрон, сжимая когтями его шейные магистрали. - Лучше бы ты отменил кастовую систему!
— Никогда, — ответил тот. — Такие, как ты, этого не заслуживают.
Кибертронцы смотрели на Мегатрона с презрением.
- Что?? Ах ты мразь! - Десептикон с силой ударил его ногой прямо по ранам. - А я-то надеялся, что ты не такой, как сенаторы! Ты ещё пожалеешь! - прошипел он и, глянув на израненного Оптимуса со смесью презрения и ненависти, трансформировался и умчался прочь.

0