Каон полыхал в огне после яростной битвы, развернувшейся между двумя крупными отрядами — автоботов и десептиконов. Исход битвы был отнюдь не в пользу последних, и теперь Мегатрон в ярости набросился на Старскрима — причём из всего отряда выжили только они, — высказывая ему всё, что думает о предложенной им стратегии.

— Ты опять меня подвёл! Твоя расхваленная стратегия сделала только хуже! Ничтожество! — Сикер  аж отлетел в груду обломков после мощной затрещины, нанесённой манипулятором лидера.

Медленно поднимаясь и дрожа от обиды, он с мрачной ненавистью взглянул на Мегатрона.

— Меня достали твои унижения!

— Поговори ещё тут! — рявкнул Мегатрон и, подойдя, схватил Старскрима, явно вознамерившись задать ему трёпку.

Но не тут-то было! На этот раз сикер не собирался покорно всё терпеть, как раньше, и выстрелил одной из своих миниатюрных, но весьма опасных ракет фактически в упор — ракета ударила точно между грудной и брюшной секциями. Хватка Мегатрона ослабла, и Старскрим без труда вырвался.

— Вот и сдохни! — торжествующе рассмеялся сикер. — Останешься здесь на радость скраплетам! Ахххахххахаха! — После чего, подпрыгнув, трансформировался и мгновенно улетел, оставив Мегатрона лежать среди обломков зданий, захлёбываясь собственным энергоном.

***

Лидер автоботов, исследовавший руины Каона, не сразу заметил лежащего в руинах лидера десептиконов, а когда увидел, подбежал к нему и опустился.

— Мегатрон, ты слышишь меня? — Прайм посмотрел на старого друга. — Ответь хоть что-нибудь.

Оптимус был взволнован. Он никогда не видел Мегатрона в таком состоянии. Он волновался. Он был подавлен.

— Не молчи...

Мегатрон сдавленно застонал и закашлялся; изо рта хлынул энергон. Он беспомощно дёрнулся, царапая когтями поверхность планеты и пытаясь сфокусировать взгляд на источнике звука.

— Тише, друг мой. Все хорошо будет. Ничего не бойся. — Оптимус попытался приподнять Мегатрона. — Я отнесу тебя к Рэтчету.

— Я... не сдамся... — прохрипел лидер десептиконов, попытавшись — впрочем, безуспешно — вырваться из его манипуляторов, решив, что Оптимус решил под видом помощи взять его в плен.

— Не бойся. Я не трону тебя, — проговорил Прайм, закинув Мегатрона себе на спину. — Я спасу тебя! Твоя Искра не погаснет. Я не позволю этому случиться. Никогда!

Мегатрону было слишком плохо, чтобы продолжать сопротивляться, и он решил довериться автоботу и медленно и неуверенно поднялся, опираясь на плечо Оптимуса и прерывисто, хрипло вентилируя.

— Не... бросай меня...

— Не брошу, — прошептал Прайм и медленно направился вперед, крепко придерживая лидера десептиконов. — Можешь сказать, кто это сделал? — попросил он, посмотрев на Мегатрона усталым взглядом.

– Старскрим. Ммммм... — Перед оптикой всё поплыло, и Мегатрон сжал крепче его плечо, стараясь не потерять сознание и не упасть.

— Держись, — попросил Оптимус, немного ускорившись. — Я не позволю твоей Искре погаснуть. Этого не случится. Ты будешь жить, Мегатрон.

Мегатрон сдавленно застонал, кашляя энергоном, но всё же постарался не вырубиться, хотя самочувствие стало ещё хуже. В дороге ему пришлось постоянно бороться с накатывающей отключкой и приступами кашля - энергона и так маловато осталось, — так что в итоге он сам не заметил, как они оказались на базе.

— Что этот выискрок здесь делает?! — ошарашенно воскликнул Смоукскрин. Затем его фэйсплет озарило догадкой. — Оптимус, неужели тебе наконец-то удалось взять его в плен?

— Нет, — проговорил лидер автоботов, подойдя к платформе и опустив на нее Мегатрона. — Я спас его после неудачной попытки Старскрима.

Прайм повернулся и посмотрел на медбота, занимающегося в этот момент починкой космического моста.

— Я хочу, чтобы ты позаботился о нём, старый друг. — Оптимус подошел ближе к Рэтчету. Сейчас он нуждается в твоей помощи.

— Оптимус, при всем уважении... Помогать лидеру противоположной стороны? Не проси меня о многом!

— Просто вылечи его, Рэтчет. Он потерял слишком много энергона.

Вздохнув, доктор посмотрел на Прайма, но возражать не стал. Спорить с ним было бесполезно.

Подойдя ближе к платформе, Рэтчет посмотрел на Мегатрона, которого ненавидел всей своей Искрой, и проговорил:

— Только попробуй навредить одному из нас. Я сам вырву твою Искру.

— Оптимус, ты что творишь?! — возмутился Смоук. — Эта тварь стольких убила, а ты его спасаешь?? Пусть умрёт — быстрее война закончится!

Мегатрону очень захотелось высказать, как следует, этому дерзкому автоботу, но он был слишком обессилен, и попросту безвольно, в полубессознательном состоянии, повис на манипуляторах едва успевшего его подхватить Оптимуса, хрипло кашляя и пятная металлический пол энергоном.

Смоукскрин лишь мрачно хмыкнул.

— Я сделал то, что должен был, — проговорил Прайм. — Да, он убил многих наших, но... это не причина, чтобы оставлять его там. Когда-нибудь ты поймёшь, почему я так поступил.

Оптимус строго посмотрел на Смоукскрина, затем, взглянув на Рэтчета, опустился на платформу и взял Мегатрона за манипулятор.

— Предательства я никогда не пойму! Ты предал память всех тех, кого он убил! — крикнул Смоукскрин и в отчаянии убежал прочь из медблока.

Мегатрон прерывисто вентилировал, судорожно сжимая когтями другого манипулятора край платформы.

Прайм вздохнул, продолжая держать манипулятор старого друга в своём, и посмотрел на Рэтчета.

— Ты тоже считаешь, что я поступил неправильно?

— Я не стану осуждать тебя, Оптимус. Ты всегда поступал мудро. Смоук остынет, и вы сможете поговорить. — Рэтчет посмотрел на Мегатрона. — Будет немного больно. Придётся потерпеть.

— Хорошо... — едва слышно произнёс тот и всё-таки потерял сознание.

***

А вот Смоукскрин, обозлённый донельзя, буквально мчался по базе, не особо разбирая дороги, потому и врезался с размаху в итоге в неспешно шедшего по одному из коридоров Ультра Магнуса, пока ещё бывшего не в курсе о последних событиях, как, впрочем, и остальные автоботы.

— Куда так спешишь, солдат? — спросил тот, строго взглянув на Смоукскрина. — Что тебя так разозлило?

— Ох... Простите, сэр. – Смоуку было жутко неловко за то, что вот так налетел на Магнуса. Но он быстро взял себя в руки. — Оптимус притащил на базу раненого Мегатрона и попросил Рэтчета его вылечить! Предатель!

— Оптимус? — перепросил Магнус и накрыл ладонью плечо солдата. — Прайм всегда поступает с честью, чего ты, похоже, не до конца понимаешь. Прайм — не предатель. Он предпочитает победить противника в честном бою, чем оставить умирать, говоря человеческим языком.

— К Мегатрону честь неприемлема! — Смоукскрин разозлился ещё больше. — Я его сам добью!

— Тебе стоит остыть. Посмотрим, что он сделает после лечения. Но я с тобой согласен. Однако добивать его просто так... Автоботы так не поступают.

— А что вы предлагаете? Хотя можно и публично расстрелять, к примеру. Главное — прикончить. — Автобот немного успокоился.

— Я... — Магнус на мгновение задумался. — Немного подождать. Посмотрим, что будет дальше. Найди Арси и Бамблби. Пусть охраняют Оптимуса и Рэтчета и будут готовы отразить атаку Мегатрона. И сам будь вместе с ними.

— Есть, сэр! — воодушевлённо отозвался Смоук и побежал сообщать Арси и Бамблби последние новости.

***

Фемка потянулась и открыла оптику.

— Вот и подзарядилась, — проговорила она, вышла из отсека и, как и Ультра Магнус, столкнулась со Смоукскрином. — Куда ты так спешишь?

— Привет, Арси! В общем, новости мои тебя точно не порадуют. — Смоук подумал, с чего лучше начать, и выдал: – Оптимус приволок на базу Мегатрона, вот только не в качестве пленника, а как пациента, и заставил Рэтчета его лечить. И это притом, что его убить надо! — Его возмущению не было предела. — И, да, Ультра Магнус уже в курсе, и, как и я, не в восторге.

— Прайм притащил Мегатрона? — переспросила фемка и активировала бластеры. — Этот десептошлак у меня за всё ответит. И поквинт, что Оптимус его защищает. По его милости погибло много наших! Что будем делать?

— Как что? Убивать будем! — воодушевился Смоук. — Бери Би, и пошли на дело.

— Хорошо. Он сейчас у себя... Вроде бы. Подожди немного! — Фемка развернулась и побежала в сторону отсека разведчика. — Эй, Бамблби, ты у себя? — спросила Арси, вбежав внутрь.

— А? Да, конечно! — отозвался тот, откладывая датапад с информацией о стратегии и тактике разведчиков и диверсантов. — Что-то случилось?

— Случилось. Нужна твоя помощь, — сказала фемботка, подойдя ближе. — У нас проблемы. Оптимус совсем с ума сошел! Он привёл на базу автоботов израненного Мегатрона! Мы должны покончить с лидером десептиконов, пока тот не уничтожил нас!

— Ничего себе! — Бамблби был в шоке. — Что это на Оптимуса нашло?! Идём скорее! Мегатрон сейчас, получается, в медблоке, да?

— Верно. Сейчас его Рэтчет осматривает... — Арси вздохнула. — Видимо, Оптимус решил побыть героем. Он забыл о том, что Мегатрон убил многих наших.

— Вот именно что забыл... Похоже на то, — с горечью согласился разведчик. — Пошли! — И он решительным шагом, с бластерами наизготовку, направился в медбэй.

Быстро подойдя к Смоукскрину, фемка проговорила:

— Сейчас начнется настоящее веселье!

— О да! — мрачно улыбнулся тот, тоже взведя бластер, и быстрым шагом последовал за Би.