Мегатрон по-прежнему пребывал без сознания.

Оптимус посмотрел на старого друга.

— Рэтчет, какие прогнозы?

— Его существованию ничего не грозит, если ты об этом, — сухо проговорил доктор, посмотрев на лидера десептиконов. — Системы скоро придут в норму. Пусть пока что побудет в стазисе.

— Благодарю тебя, старый друг, — сказал Прайм и взял Мегатрона за манипулятор.

И в этот момент вся дружная компания ввалилась в медбэй.

— Ага, вот и эта тварь! — торжествующе завопил Смоукскрин. — Арси, Би, пора кончать его, пока не очнулся!

— Стоять! — прорычал Оптимус и поднялся. — Вы что это задумали? Я, конечно, не одобряю его поступков, но мы же не десептиконы! Мы никогда не убиваем беззащитных, даже если это Мегатрон! Я был там. Каон полностью разрушен. Старскрим обезумел. Я хочу покончить со всем, но не подобным способом. Смоукскрин, я был готов выбрать тебя Праймом когда-то, и никогда бы не одобрил казни. Можете считать меня предателем.

— Он истребил слишком многих и должен поплатиться! Отойди! — не сдавался Смоукскрин.

— Я тоже отомстить хочу! Мегатрон не заслуживает честности! — вмешался Би.

Прайм недовольно посмотрел на них, затем, немного подумав, отошёл в сторону.

— В таком случае, делайте то, зачем пришли, — произнёс он. — Но только после убийства раненого врага вы сами станете подобны десептиконам. Истинные автоботы так не поступают.

Арси опустила оружие.

— Ты прав, Оптимус. Я не стану этого делать. Простите, ребята. Я хочу отомстить за Клиффа и Тэйлгейта, но не подобным способом.

— И ты туда же?! — возмутился Смоукскрин. — Знаешь что? Мы в меньшинстве по сравнению с десептиконами именно потому, что вечно из себя благородных изображали! С меня хватит! Я больше чем уверен — эту войну можно было ещё в самом начале остановить, да вот только из-за излишней честности это не было сделано, и в итоге погибло множество автоботов! А новых жертв не будет, потому что я прекращу это всё! Как говорится, лучше поздно, чем никогда.

— Я поступлю так, как должен поступить автобот, — проговорила Арси и подошла к Оптимусу. — Ты знаешь, что делаешь, Прайм. И я верю тебе.

Оптимус вздохнул и посмотрел на Смоукскрина:

— Вперёд, если так сильно хочешь.

— Думаешь, не смогу? Ошибаешься. — Мех вплотную приблизился к платформе и приставил бластер к груди Мегатрона — прямо напротив Искры.

— Вперёд, если хочешь, — повторил Оптимус, тяжело вздохнул и вновь опустился на платформу. — Это твой выбор, Смоукскрин.

Бластер угрожающе загудел, но в этот момент Мегатрон очнулся, и, хотя ещё не особо ориентировался в пространстве, вцепиться когтями в манипулятор автобота и больно вывернуть его, заставив тем самым выронить бластер и отчаянно заорать, всё же сумел.

— Мегатрон, — произнёс Оптимус и взял лидера десептиконов за свободный манипулятор. — Успокойся и отпусти его. Ты ещё слаб, чтобы сражаться, а он, — Прайм взглянул на Смоука, — слишком неопытен и не понимает многих вещей

Он посмотрел на Арси. Та активировала бластеры, чтобы защитить Смоукскрина, но пока что стрелять не собиралась.

Мегатрон крайне неохотно разжал когти, отпуская Смоукскрина, и замер, стараясь сдержать дрожь от накатившей слабости. Смоук же с яростным шипением потирал манипулятор, сверля десептикона не обещающим ничего хорошего взглядом.

— Я его всё равно прикончу! — запальчиво выкрикнул он.

Арси схватила его за манипулятор.

— Остынь, парень. Оптимус знает, что делает, иначе бы сам давно прикончил Мегатрона!

Прайм посмотрел на лидера десептиконов.

— А теперь лежи и не двигайся. Как только ты поправишься, мы заключим тебя в стазисную камеру, а затем предадим суду, где военный трибунал автоботов решит твою судьбу. Да, я проявил к тебе милосердие, но это не значит, что я могу оставить безнаказанными все твои предыдущие злодеяния, Мегатрон. — Он опустился на медицинскую платформу и тяжело вздохнул.

— Поверь, Оптимус, на этом трибунале я буду голосовать за расстрел! — воскликнул Смоукскрин.

— Значит, я всё-таки пленник... Так и знал, — хрипло фыркнул Мегатрон.

— Ты сам сделал себя пленником собственной гордыни, Мегатрон, когда решил развязать войну. Я не хочу убивать тебя, поэтому и спас. Но и оставаться безнаказанным ты не можешь. Однако... я дам тебе возможность раскаяться в своих злодеяниях.

— И как ты собираешься это сделать? — спросила Арси, вновь опустив оружие.

— Рассказать нам о том, что задумал Старскрим. Тебе что-нибудь об этом известно?

— Старскрим хочет подчинить Юникрона. Идиот... Это даже у меня не получилось! На что он надеется?

— Подчинить Юникрона?? — Бамблби был в шоке.

— Да, теперь сложно сказать, кто из вас более долбанутый — ты или Старскрим, — хмыкнул Смоукскрин.

— Это серьезное заявление, Мегатрон, — произнёс Оптимус и поднял голову. — Старскрима необходимо остановить любыми способами, пока у него это не получилось. Иначе погибнут не только автоботы и десептиконы, но и наши земные друзья.

— А это значит... — прошептала Арси, но тут же замолчала.

— А это значит, что мы должны остановить этого безумца, пока он не подчинил себе Юникрона. И... — Прайм посмотрел на Смоукскрина. — Нам придется сражаться вместе, чтобы одержать победу. Надеюсь, никто не против?

— Вместе с десептиконами? Ага, щас! — возмутился Смоукскрин. — Они нам не друзья!

— Вместе с Мегатроном. Никто не должен знать о том, что он жив. Даже свои. Неизвестно, кого ещё Старскрим переманил на свою сторону. Как только удастся его победить, Мегатрона будут судить. Есть возражения?

— У меня нет, — произнесла Арси. — Рэтчет?

— А что я? Моё дело — лечить раненых, а не сражаться. И если это твоё решение, Оптимус, я с ним спорить не буду. Мне не нужны новые пациенты на операционной платформе. И, надеюсь, Мегатрон согласится помочь нам, чтобы навсегда уничтожить Старскрима.

Мегатрон зловеще оскалился.

— О, я с радостью вырву Искру этому предателю!

— Предупреждаю — я его не собираюсь прикрывать в бою, — безапелляционно заявил Смоук.

— Вот да, — согласился Би.

— Этого не потребуется, — произнёс Оптимус. — Я сам обо всем позабочусь. Надеюсь, возражений больше не будет?

— Да вроде нет, — задумчиво ответил Бамблби.

— В таком случае, — Оптимус обвёл автоботов пристальным взглядом, — можете быть свободны. И, да, сообщите о нашем госте и о ситуации в целом остальным. В особенности Ультра Магнусу. Арси, — Прайм взглянул на фемботку, — тебя я бы попросил остаться.

— Как прикажешь, Оптимус. — Фемботка опустилась на свободную платформу. - Кажется, я знаю, о чём, вернее - о ком пойдет речь.

— О да, представляю, в каком "восторге" будет Ультра Магнус... — пробормотал Смоук. — Ладно, Би, идём.

...Найдя Магнуса на оружейном складе, мехи не знали, с чего начать, и Би заговорил в итоге первым.

— Сэр, по плану Оптимуса нам придётся временно сотрудничать с Мегатроном, чтобы помешать Старскриму подчинить Юникрона, — отрапортовал он. — И да — надо бы остальных предупредить.

Ультра Магнус обернулся и, посмотрев на автоботов, произнёс:

— Собственно, это же Оптимус Прайм. Когда угрожает опасность, он готов объединиться даже с врагом. Разве не так было, когда Юникрон восстал в прошлый раз? — спросил он, взглянув на Би. — И, как я понимаю, в опасности не только Кибертрон, но и Земля? А там, как известно, живут наши союзники. Понятное дело, что Оптимус, будучи Праймом, хочет оградить их от опасности, согласившись даже на то, чтобы объединиться с Мегатроном.

— Да, но, когда всё закончится, будет трибунал! — радостно уточнил Смоукскрин.

— Разумное решение, — немного подумав, произнес командующий. — Крушители сейчас восстанавливают один из основных мостов Иакона. После недавней стычки с десептиконами он был сильно поврежден.

— Жертв не было хоть? — встревожился Смоукскрин.

- А Каон зато вообще разнесли... - задумчиво протянул Би.

— Нет. На этот раз обошлось. Наши силы вовремя подоспели. Да, Каону не повезло. Столица десептиконов полностью разрушена. И теперь понятно, кто это сделал.

— Старскрим! — презрительно фыркнул Смоук. — Ладно, как остальным скажем? Уилджек моментально ломанётся убивать Мегатрона. Я, собственно, не против, но пока что этот гад нужен всё-таки живым.

— Лучше начать с того, что планирует сделать Старскрим. Пусть оба возвращаются на базу. О нашем "госте" я сообщу лично. Своему непосредственному начальнику он не сможет возразить.

— Тогда я свяжусь сейчас с Уилджеком.

— Хорошо. Его коммлинк в зоне доступа. Я связывался с Балкхедом наноцикл назад. У них обоих все было спокойно.

— О, замечательно! — просиял Смоук и подключился к внутренней линии Уилджека. — /Джеки, привет! Слушай, у нас новости не из приятных... Старскрим окончательно поехал процем и хочет подчинить Юникрона!/

Уилджека аж перекосило от услышанного.

/—Здарова, мелкий! Птичка вконец долеталась! Совсем тронулся. Значит, скоро у нас будет второй Мегатрон/, — сказал он и посмотрел на Балкхеда. — У нас тут свихнувшийся сикер, дружище.

— Скоро у нас будет заварушка! — потёр манипуляторы Крушитель.

/— Спасибо, что сообщил, Смоукскрин. Какие наши дальнейшие действия?/

/— Ну, нам придётся всем вместе вырабатывать стратегию, и... В общем, вторую часть я тебе уже на базе хочу сказать — это не линковый разговор, да и всё равно ведь психовать будешь. Я тоже психовал, если на то пошло./

/— Значит, мы с Балком возвращаемся на базу, чтобы обо всём подробно узнать. Конец связи./ — Он посмотрел на друга. — Ты всё слышал. Возвращаемся.

— Ты прав.

Оба Крушителя трансформировались и на полной скорости рванули в сторону базы автоботов.

***

Когда они, наконец-то, прибыли, Смоук и Би встретили их, и Бамблби сказал:

— Ребята, вам это правда не понравится, потому хотя бы пообещайте ничего не крушить на нервной почве.

— В общем, Оптимус приволок раненого Мегатрона на базу, и нам придётся с этим подлюкой сотрудничать, чтобы легче было Старскрима победить, — проинформировал их Смоукскрин.

— Ещё один поехавший на наш процессор, — прошипел Уилджек, ударив себя манипулятором по фэйсу. — Впрочем, Прайм всегда считал себя героем. Но притащить десептошлак к нам на базу, а тем более сражаться вместе с ним против Старскрима...

— Согласен с Джеки, — сказал Балкхед, ударив кулаком в стену базы. — Оптимусу промыли проц. Не иначе. Однако... — Он задумался. — Если это поможет спасти Мико и наших друзей, я согласен.

— Если вас это утешит — после разбирательства со Старскримом Мегатрона будут судить на трибунале, — проговорил Бамблби.

— Утешит, — отозвался Уилджек. — Где сейчас Оптимус? Каковы наши дальнейшие действия? И, самое главное, вы знаете, где будет проходить сражение?

— Оптимус в медблоке с этим отбросом, — буркнул Смоук. — Где будет сражение — без понятия, но, думаю, на Кибертроне, скорее всего. А сейчас нам надо собраться всем вместе и разработать план.

— Без Оптимуса мы ничего не решим, — немного подумав, сказал Балкхед. — И что-то мне подсказывает, что очень скоро мы вернёмся на Землю. Идёмте в командный пункт.

— Да уж... Вполне возможно. Ну что же, идёмте. — И они всей компанией направились в командный пункт.