Пересёкши пространство по космическому мосту, автоботы вместе с лидером десептиконской коалиции оказались на старой военной базе, где их уже встречал агент Фоулер.

— С прибытием, — произнёс он, посмотрев на Оптимуса.

— Рад снова видеть тебя, старый друг, — отозвался Прайм и взглянул на троих молодых людей, стоящих позади Билла.

— Ребята? Вы правда вернулись?? — потрясённо выдохнула Мико, а затем с восторженным воплем: "Балкхед! Джеки!" ломанулась навстречу к Крушителям. Раф же, интеллигентно поправив очки, подошёл к Бамблби, который тут же радостно и необычайно бережно подхватил его на руки.

— Какая гадость! — с чувством высказался Мегатрон, передёрнувшись от отвращения. Ему было мерзко от одной мысли, что кибертронец может вот так запросто прикасаться к органику.

— Тебе того не понять, Мегатрон! — воскликнула Арси и, подойдя ближе к Джеку, опустилась на одно колено. — Рада снова видеть тебя. Я скучала.

— Я тоже... — проговорил парень и улыбнулся. — Вас не было слишком долго...

— На Кибертроне снова война, — сказал Прайм, прикрыв оптику. — Мы не могли вернуться раньше.

— Мико, — произнёс Балкхед, с улыбкой посмотрев на напарницу. — Ну что, прокатимся по Джасперу с ветерком?

— О да! — обрадовалась девушка. — Слушай, а что у вас там вообще происходит? И зачем вот этого, — она пренебрежительно ткнула пальчиком в сторону Мегатрона, — с собой приволокли?

— У нас... — Громила задумался, как лучше сказать, и проговорил: — Старскрим хочет заполучить силу Юникрона. А Мегатрон нужен нам, поскольку знает, где найти этого великана.

— Ничего себе! — впечатлилась Мико. — Старскрим вконец чокнулся.

— Разумеется, чокнулся — иначе не посмел бы меня предать! — раздражённо буркнул Мегатрон, неосознанно потерев сварочный шов. — Ничего, я вырву ему Искру, а крылья прибью над троном.

— Это мягко сказано, — проговорил Оптимус. — Нам вновь предстоит защищать человечество. — Он пошатнулся. — Арси, Бамблби, Балкхед... Вы трое вновь будете охранять ребят. Агент Фоулер, — Он взглянул на Билла, — вас я попрошу обо всём докладывать Ультра Магнусу.

Пошатываясь, Прайм направился на военный склад.

— Что это с Оптимусом? — спросила Арси, посмотрев на Рэтчета.

— Этого я и боялся, — произнёс доктор и, немного подождав, отправился следом за Оптимусом.

— Он что — помереть собрался?? Я, вообще-то, сам его убить планировал! — возмутился Мегатрон.

— Ага, щас! Смотри, как бы тебя на запчасти не разобрали! — взвилась Мико.

— Что ты там вякнула?! Я тебя сейчас размажу, мелюзга органическая!

— Молчать! — рыкнул Балкхед и вмазал ему по фейсу. — Ещё что-нибудь скажешь, и я лично  разберу тебя на запчасти! А перед этим устрою тебе допрос. И даже Оптимус не поможет.

— Т-тыы... Ты как посмел?! — зарычал Мегатрон и набросился на него, от злости даже позабыв, что манипуляторы скованы.

— Нет, Мегатрон! — воскликнула Арси и приготовилась начать кнопку. — Одно неверное движение, и твоё существование закончится!

Он раздражённо фыркнул, мрачно глянул на фемму и неохотно отошёл от Балкхеда.

— Я всё равно рано или поздно вас всех уничтожу.

— Даже не мечтай об этом, — рыкнула Арси и ударила Мегатрона. — А теперь — вперёд! Не заставляй меня повторять дважды!

— Не смей мне приказывать! — вскинулся он, однако, покосившись на оковы, могущие в любой момент, по желанию Арси, окатить его мощным болезненным разрядом, не рискнул продолжать спорить. — И куда мне идти?

— Посидишь пока что в камере, — глухо произнесла она.

— Пока что можете отдыхать, — проговорил Ультра Магнус. — Смоукскрин, можешь выяснить у Рэтчета, что происходит с Оптимусом?

— Да, конечно! — ответил встревоженный Смоукскрин и поспешно отправился на склад, где как раз и были Оптимус и Рэтчет.

— Союзников в камерах не держат! — меж тем засопротивлялся десептикон.

— До распоряжения Прайма, — спокойно произнесла Арси.

***

— Оптимус, стоило сказать сразу. — Рэтчет посмотрел на друга. — Садись.

Прайм аккуратно опустился на платформу.

— Я думал, это пройдёт.

- Что пройдёт? Оптимус, что случилось? - Обеспокоенный Смоукскрин подошёл к нему. - Это какое-то ранение или сбой?

Прайм посмотрел на него и произнёс:

— Сбои. Но это не единственная причина... — Он на мгновение задумался. — Это из-за повреждений Мегатрона.

— А причём тут Мегатрон? — удивился Смоук.

— Дело в том, что они — братья. У Оптимуса и Мегатрона одна Искра на двоих. Поэтому Прайм чувствует ту же боль, что и лидер десептиконов, — объяснил Рэтчет, посмотрев на Смоукскрина.

— Что?! Этот десептиконский выискрок — брат Оптимуса?? — Смоукскрин был в глубочайшем шоке.

— Верно. Но об этом неизвестно никому. Знаю лишь я. А теперь и ты. Думаю, нет смысла более хранить тайну от остальных членов команды Прайма.

— Считаешь, что стоит и остальным рассказать?

— Да, — немного подумав, сказал Рэтчет. — Они должны об этом знать. Это не значит, что я защищаю Мегатрона. Меня беспокоит состояние Оптимуса.

— Так что же — из-за вот этой ситуации с Искрой Оптимуса нельзя будет убить Мегатрона?- расстроился Смоукскрин.

— К сожалению, да. Иначе и сам Оптимус умрёт.

Прайм тяжело вздохнул, прикрыв оптику.

— Ну приехали! Теперь ещё и эту десептиконскую тварь убить нельзя! — разозлился Смоукскрин. — А, может, есть возможность как-то убрать или нейтрализовать эту связь между Искрами, чтобы можно было прикончить Мегатрона, не навредив притом Оптимусу? — с надеждой спросил затем он.

— Я уже давно ищу способ сделать это, — произнёс медбот, грустно посмотрев на него. — Думаешь, у меня есть желание оставлять этого выискорка живым? Ради Оптимуса я вынужден это делать, иначе бы жизнь Мегатрона навсегда оборвалась.

— Да уж, чего только не стерпишь ради Оптимуса... — вздохнул Смоук, и тут послышался резкий, пикающий сигнал главного компьютера автоботов — уведомление об опасности.