По возвращении на базу они сразу же пошли к Ультра Магнусу.

Тот находился в одном из отсеков и отдыхал. Услышав шаги, он поднялся с платформы и направился к выходу.

— Что случилось? — спросил он, посмотрев на встревоженных Уилджека и Смоукскрина.

— Сэр, мы избавились от останков Мегатрона и Старскрима, но... В общем, чтобы война точно завершилась, надо прикончить Саундвейва, Шоквейва и Эйрахнид. — Вид у Смоука был крайне понурый. — Мне страшно...

— Успокойся, солдат. Остановим и этот мусор, — проговорил Магнус, строго посмотрев на Смоукскрина. — Ничего не бойся!

— Я... я постараюсь, — ответил тот. — Просто... — Его откровенно трясло.

— Спокойно, — произнёс заместитель Прайма, положив манипулятор на плечо Смоука. — Незачем бояться десептохлам! Мы всё равно их всех уничтожим.

— Согласен, — произнес Джеки.

— Эти трое опаснее Мегатрона и Старскрима! — паниковал Смоукскрин. — Причём Эйрахнид умеет очень изощрённо пытать... — Он зажмурился.

— Мне это известно, — сказал он. — На тебя это не похоже. Ты решил вот так просто сдаться? У Арси давно чешутся манипуляторы! И не только у неё! Соберись!

— Сэр, я... Я не могу! Я на собственном опыте испытал пытки Эйрахнид! Я не вынесу этого снова! — Теперь уже у Смоукскрина начиналась самая настоящая паническая атака, которую он почти не мог подавить; вентсистемы в несколько раз увеличили интенсивность своей работы.

— Успокойся, или я буду вынужден отправить тебя на Кибертрон! Вспомни об Оптимусе! — Он начал трясти Смоука. — Я в тебя верю, парень! Ты справишься!

— Я не могу! — отчаянно закричал Смоук и, развернувшись, помчался, не разбирая дороги, в свой отсек.

— Смоукскрин! — крикнул Уилджек. — Сэр, не стоило так!

Крушитель развернулся и побежал за ним. Ультра Магнус же вздохнул и медленно пошёл в медбэй, чтобы навестить Оптимуса.

Впрочем, Уилджек прибежал к отсеку Смоука, когда тот уже был там.

— Смоукскрин, — проговорил Крушитель и вошёл. — Тебе нужно успокоиться. Я буду прикрывать тебя, если что-то случится.

— Я боюсь... Эйрахнид... — сдавленно прошептал тот, сжавшись на платформе в комок и весь дрожа.

Джеки подошел ближе и присел на край платформы.

— Я тоже немного боюсь, но, когда рядом друзья, страх исчезает. Ведь я могу рассчитывать на их помощь.

— Это так. Но ты не попадался ей... Джеки, она — королева всех садистов и палачей.

— Я попадал в переделки похуже, но всегда выбирался из них. И сейчас будет то же самое...

— Не уверен... Они будут мстить за Мегатрона, — нервно поёжился Смоук.

— Не будут. Каждый из них хотел избавиться от него... Теперь у них нет лидера.

— И нам придётся искать их и расправляться по одиночке?

— Скорее всего. Мы не знаем, где они сейчас... Арси.. Она может найти паучиху. И что-то мне подсказывает, что Эйрахнид на Земле.

— Ты так думаешь? — растерянно спросил Смоукскрин. — Шл-лааак... Она захочет довершить начатое.

— Я уверен. Эй, соберись! Как ты собираешься сражаться? Или нам это за тебя делать?

— С Эйрахнид я сражаться не буду! Я боюсь её!

— Тогда возьмешь на себя Шоквейва или Саундвейва. Выбирай.

— Пожалуй, Саундвейва, — задумчиво проговорил Смоукскрин. — Он не такой стрёмный.

— Вот. Уже лучше. Я с тобой пойду охотиться на него.

— Тогда точно справимся, — немного повеселел Смоук. — Слушай, а что там с Оптимусом? Лучше не стало?

— Не знаю. Я его не видел ещё. Надо бы навестить Прайма.

— Пойдём к нему, — согласился Смоукскрин. — Надеюсь, ему сейчас получше.

Уилджек поднялся и взглянул на Смоука.

—  Оптимусу нужен покой... Не уверен, что он помнит о том, что убил брата.

— Оу... Думаю, не стоит ему напоминать. Да и Искру Мегатрона всё равно ведь я вырвал. Надеюсь, Рэтчет сумеет устранить все неполадки в системах Оптимуса.

— Да, я тоже. Рэтч всегда спасал нас. В его манипуляторах наш Прайм в безопасности. Поднимайся.

Смоукскрин медленно встал с платформы.

— Что будем делать?

— Пойдём к Оптимусу и... попробуем ему всё объяснить. Он должен знать обо всем.

— Я возьму убийство Мегатрона на себя. Не надо Оптимуса травмировать. Тем более, фактически я ведь Мегатрона и добил. И к тому же... — Он задумался. — Всё равно ведь этого гада пришлось бы убить ради окончания войны.

— Да, ты прав. Так будет лучше всего. Если Оптимус обо всём узнает, ему может стать намного хуже.

Уилджек вышел из отсека и обернулся. Взглянув на Смоукскрина, он вздохнул.

— Будем надеяться, что Оптимусу уже лучше.

— Я тоже надеюсь... Пошли.